Кто заинтересован в победе Исламского Государства?

Featured Image

Адриан Погачан

Румынский политик и предприниматель, глава Института продуктовой безопасности

Ухудшение ситуации в Сирии смягчило критику в адрес России за проведение военной операции на ее территории, однако все еще стоит вопрос о легитимности вмешательства в Сирию. И пока Москва не даст четкий ответ на него, то он будет подниматься постоянно, даже через много лет после того, как кризис будет урегулирован.

Российская интервенция в Сирию не противоречит принципам международного права, так же как не противоречила и американская интервенция во Вьетнам, в то время как вмешательство Запада в Афганистан, Ирак и Югославию было просто противозаконным. Двустороннее соглашение, обусловившее взаимную поддержку, позволило Сирии обратиться к России с официальной просьбой о помощи.

Те, кто не одобряют российскую операцию в Сирии, пытаются лишить международное право какой-либо значимости, утверждая, что правительство в Дамаске лишилось легитимности из-за имеющей место в стране гражданской войны и из-за обвинений в преступлениях против человечества в его адрес. Как бы то ни было, не существует специального судебного органа, который мог бы установить, является режим в той или иной стране легитимным или нет. Не стоит также забывать, что Сирия по-прежнему является членом ООН.

Легитимность российской операции в Сирии также определяется правилами реалполитик. Всем, кто знаком с доктриной Исламского государства, известно, что его главной целью является не просто Ближний Восток, но вся планета. Современные технологии позволяют ИГ осуществлять атаки на территориях, выходящих за пределы контролируемых ими частей Сирии и Ирака, а с массовым потоком мигрантов в страны Европейского союза стали проникать и их сторонники.

Американские аналитики едины в том, что появление и деятельность Исламского государства спровоцировали серьезнейший стратегический сдвиг. Впервые в истории мировые державы противостоят негосударственному образованию, которое обладает наступательными возможностями равными государственным. Но деятельность этого образования не регламентируется законом и не подвергается общественному контролю. Сейчас ИГ контролирует небольшие территории Ирака и Сирии, но может захватить также территории в Египте, Иордании и Ливане и запустить глобальную террористическую войну. Таким образом, его уничтожение является важной целью всей мировой цивилизации, а легитимность российской интервенции проистекает из неспособности других мировых держав избавиться от этой злокачественной опухоли под названием Исламское государство.

Реакция Запада на запуск российской операции в Сирии была слишком бурной, несоразмерно масштабу самой операции. В 1999 г. НАТО начало бомбардировки Сербии, что в конечном счете привело к краху политической системы государства и потере им 15% территории. В 2001 и 2003 гг. США и Великобритания начали операции в Афганистане и Ираке, уничтожая существующее политические структуры и запуская “тихие гражданские войны”, в результате которых погибли сотни тысяч людей. Эти интервенции не привели к какому-либо политическому разрешению.

Россия нанесла авиаудары и разместила только сервисный персонал Воздушно-космических сил в Сирии и доказала, что может эффективно бороться с экстремизмом. Цель Москвы в Сирии – предотвратить дальнейшие потери среди гражданского населения, а не навязывать Сирии свое политическое решение проблемы. Тем не менее, представители западных стран предпочитают вести информационную войну с Россией, оспаривая легитимность ее операции.

Недавняя гибель российского Су-24 в небе над Сирией является ни чем иным, как следствием подхода, описанного выше. Действия Турции явились результатом двуличных и противоречивых подходов, которые превалируют в мировой политике. Владимир Путин решительно отреагировал на поступок Анкары, да и сам Эрдоган, наверное, уже не рад своим действиям, судя по международному резонансу этой трагедии. Единственным игроком, кому это оказалось на руку, стало Исламское Государство.

Двойные стандарты Запада становятся все более очевидными. Невольно задаешься вопросами: кто на Западе заинтересован в том, чтобы победителем из этой войны вышло Исламское государство? И кто хочет, чтобы современные государства Ближнего Востока превратились в смертельно опасный Исламский халифат?

List of Comments

No comments yet.