Сотрудничество по Сирии вряд ли способно стать импульсом к диалогу между США и Россией — Ричард Вайц

Featured Image

Международный аналитический центр “Rethinking Russia” побеседовал с доктором Ричардом Вайцом, старшим научным сотрудником и директором Центра военно-политического анализа Института Хадсон, о том как украинский кризис повлиял на российско-американские отношения, а также о том, какое влияние может оказать на них ситуация в Сирии.

“Rethinking Russia”: Как бы Вы оценили российско-американские отношения сегодня? Как они менялись на протяжении последних лет?

Ричард Вайц: Сегодня российско-американские отношения в таком же плохом состоянии, как и год назад. Однако еще два года они были значительно лучше. Украинский кризис спровоцировал стагнацию в отношениях США и России. И я думаю, если Вы зададите мне этот вопрос через год, ответ будет таким же.

“RR”: Считаете ли Вы, что в данный момент отношения между двумя странами находятся в наихудшем состоянии?

РВ: Они находятся в наихудшем с 90-х годов состоянии. Даже в момент разногласий по поводу Боснии или Грузии отношения не были настолько плохими. Сейчас мы находимся в странной ситуации, когда из-за конфликта на Украине заморожено множество официальных контактов. С обеих сторон звучит достаточно жесткая риторика, стороны не заинтересованы в реальном участии в урегулировании кризиса. Поэтому я считаю, что отношения между США и Россией переживают самый глубокий кризис с момента образования России.

“RR”: Изменила ли что-нибудь встреча Владимира Путина и Барака Обамы на Генеральной Ассамблее ООН?

РВ: Мы думали, что она что-то изменит, но затем случилась российская интервенция в Сирию. Президент Путин не предупредил президента Обаму о том, что он планирует сделать. Возможно, к тому моменту он еще не принял это решение. Ситуация на Украине стала налаживаться, она стабилизировалась, но я не вижу реальной вовлеченности США и России. Я не уверен, что встреча двух президентов оказала какое-либо реальное влияние.

“RR”: Многим аналитикам показалось удивительным то, как неожиданно угас конфликт на Востоке Украины. Какова была Ваша реакция на это?Richard_weitz

РВ: Судя по тому, как развивались события с падением украинского режима, затем российской аннексией Крыма и затем восстанием на Востоке Украины, я думаю, российской политике не хватало продуманности, возможно, у российского правительства не было уверенности относительно того, какую политику проводить на Востоке Украины. Кажется, оно переоценило масштаб, до которого разрастутся волнения. Сепаратисты не были сильны с военной точки зрения, и России пришлось осуществлять более прямое участие. Но я думаю, российское руководство решило, что того, что у них уже есть, достаточно: у Востока Украины есть автономия, и Россия может возобновить замороженный конфликт, если понадобится, но разговоры о проекте Новороссии утихли. Я думаю, это тупик.

Добиться разрешения этого замороженного конфликта будет сложно без одобрения России, и я понимаю, почему она может пойти на принцип по поводу невступления в НАТО.

“RR”: Сейчас, когда обстановка на Украине относительно спокойная, по крайней мере в сравнении с тем, что было год назад, есть ли вероятность, что российско-американские отношения начнут налаживаться?

РВ: Я так не думаю, по крайней мере, пока у власти администрация Обамы. Она практически заморозила отношения с Россией, фокусируясь на Иране, Китае и Ближнем Востоке. В Соединенных Штатах нет большой заинтересованности в налаживании отношений с Россией, и я думаю, мало что изменится до прихода новой администрации.

Керри и Лавров обсуждали вопросы, связанные с Сирией, но я не вижу никакого реального прогресса за исключением весьма ограниченного соглашения по Сирии и реализации Минских соглашений. Но то сотрудничество, которое мы наблюдали несколько лет назад, например, по вопросу Афганистана или даже Ирана, сейчас в США осуждалось бы.

“RR”: Существует точка зрения, что Россия вмешалась в ситуацию в Сирии для того, чтобы отвлечь внимание от украинского кризиса и, возможно, восстановить доверие, которое существовало между Россией и Западом до того, как он разразился. Вы согласитесь с этим?

РВ: С точки зрения российских вооруженных сил, конфликт на Украине стал угасать именно тогда, когда сирийский конфликт стал набирать обороты. Возможно, Россия вмешалась в ситуацию в Сирии из-за Украины, но я думаю, есть и другие факторы, которые этому поспособствовали: ослабление сирийского правительства, военно-политическая ситуация в регионе, осознание того, что США не планируют ввязываться в конфликт. Это породило возможность и необходимость для российской интервенции.

Такая стратегия может вызвать одобрение Европы. Некоторые европейцы считают, что причиной огромного наплыва беженцев в их страны является сирийский конфликт. Если Россия привнесет в Сирию порядок (вне зависимости от того, насколько плох этот порядок будет), который поможет решить проблему наплыва беженцев в Европу, нам нужно говорить с Россией о ее планах и выяснить, как использовать эту ситуацию наилучшим образом. Для США главным является военный аспект, позволяющий убедиться, что мы не перестреляем друг друга из-за Сирии.

“RR”: Вы считаeте прямое вмешательство Росcии в Сирию позитивным или негативным развитием событий?

РВ: Если бы Россия положила конец терроризму ИГИЛ в Сирии, Соединенным Штатам было бы легче бороться с ним в Ираке, все это позволило бы устранить серьезную угрозу миру в глобальном масштабе. Конечно, существует опасение, что у России все сложится так же, как когда-то у США в Ливии, Сомали или Афганистане, что она продлит конфликт и трансформирует его. В краткосрочной перспективе это опасно, поскольку Россия может подвергнуться террористическим атакам. Я не уверен в том, что Россия заинтересована в долгосрочном характере интервенции, однако многое будет зависеть от исхода операции.

“RR”: Считаете ли Вы, что Россия действительно хочет вести диалог с США по поводу Сирии?

РВ: Я думаю, что российское руководство, особенно Министерство обороны и Министерство иностранных дел, хотят вести диалог с США по поводу Сирии, а также и по другим вопросам. Я не знаю, насколько серьезен Владимир Путин, когда он призывает преодолеть все разногласия и создать коалицию, по примеру антигитлеровской, для борьбы с общим врагом. Я не уверен в том, что Сирия является достаточно весомым вопросом, способным спровоцировать диалог между США и Россией. Она не является первостепенной заботой для Вашингтона, какими являются Китай, Северная Корея или сама же Россия. Прогресс по Сирии возможен и будет полезен, но он не сможет сдвинуть с места отношения между странами в целом. Это сработало бы в случае некоторых европейских стран. Европейский Союз более заинтересован в урегулировании ситуации в Сирии, поскольку в отличие от США ощущает непосредственное ее влияние. Россию и Америку разделяют более фундаментальные вещи.

Я не думаю, что отношения между двумя странами станут такими, как были при Борисе Ельцине, раннем Владимире Путине или даже в период “перезагрузки”, но и возобновления Холодной войны ждать не стоит. Я не думаю, что Россия и США вступят в прямой конфликт.

“RR”: Если Запад решит ввести санкции против России по поводу Сирии, как, по Вашему мнению, они будут выглядеть на практике?

РВ: США и другие страны ввели целый санкций против России по поводу Украины. Некоторые из них могут быть сняты, если будет прогресс по Второму минскому соглашению, но санкции по поводу Крыма сняты не будут. Может быть введен новый пакет санкций по поводу Сирии, но я не думаю, что администрация планирует это сделать, хотя Конгресс может принять такое решение самостоятельно.

Существует вероятность того, что какие-то из санкций по поводу Украины будут сняты, а новые придут на их место. Мы наблюдали такое в прошлом, когда США отменили Поправку Джексона-Вэника и ввели Акт Магнитского.

List of Comments

No comments yet.