Глобальная энергобезопасность: обманчивое затишье

Featured Image

Николай Пахомов

Эксперт «Rethinking Russia»

За последние пару лет можно наблюдать падение интереса к проблематике обеспечения глобальной энергетической безопасности. Однако текущая политическая повестка не отменяет ни достижений российской дипломатии в международном диалоге на данную тему, ни огромных российских возможностей удовлетворить глобальный спрос на энергоносители, ни, тем более, значения энергетических факторов для международной безопасности. Другое дело, что итоги различных дискуссий об обеспечении глобальной энергетической безопасности сегодня необходимо поставить в контекст текущих событий. Это позволит лучше понять долгосрочные, важные для обеспечения международной безопасности тенденции в мировой энергетике.

При таком анализе нельзя не обратить внимания на три главных особенности мирового энергопотребления, остающихся неизменными при любых ценах на нефть и другие энергоносители. Во-первых, глобальное энергопотребление стремительно растёт. Во-вторых, происходит это главным образом за счёт лидеров развивающегося мира, азиатских стран, прежде всего Китая и Индии.

В-третьих, ни эти государства, ни крупные потребители из числа развитых стран по состоянию на сегодняшний день не имеют возможности полностью удовлетворить свои потребности в энергоресурсах за счёт национальной добычи угля, нефти и газа. (Государства-потребители, полагающиеся в обеспечении национальной энергобезопасности на атомные электростанции, также в значительной степени вынуждены импортировать топливо для этих станций.) Современный мир таков, что захватить необходимые зарубежные энергоресурсы или активно использовать другие конфронтационные стратегии для получения этих ресурсов или их месторождений под свой контроль крайне проблематично – издержки возможных при этом конфликтов, скорее всего, перевесят преимущества любых дополнительных объёмов энергоресурсов. Следовательно, для обеспечения своей энергобезопасности государствам-потребителям не обойтись без сотрудничества с государствами-производителями и странами энергетического транзита.

В нынешней ситуации резкого падения цен на нефть, на первый взгляд, утратили свою остроту международные разногласия, связанные с обеспечением национальной энергетической безопасности отдельных стран, в перспективе чреватые серьёзнейшими международными конфликтами. Например, при высоких ценах на энергоносители Китай и Япония имели куда больше стимулов стремиться доказать свой суверенитет над участками Восточно-Китайского моря с обширными запасами нефти и газа. Эта конкуренция грозила обернуться военным противостоянием с самыми катастрофическими для обеспечения международной безопасности последствиями. После падения цен на нефть и отмены запрета на экспорт американской нефти у правительств двух государств гораздо меньше стимулов идти на эскалацию – при обилии дешёвой нефти на рынке до поры до времени можно обойтись и без новых дорогостоящих проектов добычи на шельфе, помимо всего прочего чреватых ещё и геополитическими осложнениями.

Однако все три выше названных особенности мировой энергетики никуда не исчезли и не исчезнут. Рост спроса на энергоносители может остановиться только тогда, когда миллиарды жителей развивающихся стран добровольно откажутся от развития своих экономик, то есть, желания достичь уровня жизни, сравнимого с развитым миром. Ясно, что этого ожидать не приходится. Возобновления роста цен на нефть, напротив, можно ожидать уже в обозримой перспективе – при текущей конъюнктуре множество новых проектов добычи стали нерентабельными, точно также как и снизилась рентабельность дорогостоящих планов увеличения получения энергии из возобновляемых источников. Рано или поздно данные сокращения инвестиций в увеличение предложения энергоресурсов при сохраняющемся росте спроса обернутся ростом цен.

В этих условиях российская позиция по вопросам обеспечения глобальной энергобезопасности, базирующаяся на итоговых документах саммита «Группы восьми» в Санкт-Петербурге, основанных на них  положениях российской политики обеспечения глобальной энергобезопасности, содержащихся в Энергостратегии, а также других документах и выступлениях российских официальных лиц, получит совершенно новое звучание. Тем более, что эта позиция соответствует конкретной энергетической политике страны.

Критически настроенный наблюдатель может заметить, что в основе российской энергетической политики лежат не абстрактно-гуманистические идеалы обеспечения глобальной энергетической безопасности и защиты мира от конфликтов по вопросам энергетики, а узко-рациональные, экономические интересы России, экономика которой продолжает в значительной степени зависеть от экспорта нефти и газа. Однако история, и теория международных отношений свидетельствуют, что такие ясные, национальные интересы являются чуть ли не самой подходящей основой для организации любого международного сотрудничества, которое наиболее эффективно именно тогда, когда для участия в нём государства имеют важные внутренние причины.

С этой точки зрения Россия заинтересована в развитии стабильного и предсказуемого международного сотрудничества в энергетике не меньше, чем государства крупные потребители энергоносителей в условиях роста глобального спроса заинтересованы в энергоносителях, которые поставляет Россия. Тем более, что за все годы «бума» исследований энергетической безопасности, сокращение которых наблюдается в последнее время, так и не было представлено хоть сколько-нибудь связного обоснования политизированных обвинений в том, что Россия, как, впрочем, и любая другая страна-экспортёр, применяла или может применить «энергетическое оружие». Эти обвинения так и остались голословными, пустым приёмом политической полемики. Так и не была прописана возможная логика применения такого «оружия», не было дано ответов на вопросы – что можно достичь с помощью этого «оружия»? Не говоря уже о том, что если оно было применено, чего удалось достичь?

Таким образом, при всём падении спекулятивного интереса к проблемам обеспечения глобальной энергобезопасности, сами эти проблемы никуда не исчезли, а лишь до поры до времени утратили свою остроту. Остались неизменными уникальные возможности и, что важнее, принципиальная заинтересованность России участвовать в решении этих проблем. Сегодня можно уверенно предсказывать, что по мере неизбежного роста мировых цен на нефть в условиях роста глобального спроса на энергоносители в фокусе внимания государственных деятелей, бизнесменов и специалистов вновь окажутся глобальная энергобезопасность и российские действия по её обеспечению, основанные на признании неделимости устойчивой глобальной энергетической безопасности и взаимозависимости всех участников мирового энергообмена.

List of Comments

No comments yet.