Дилемма антироссийских санкций для ЕС

Featured Image

Александр Станчев

Брюссель 

Тема санкций ЕС в отношении России регулярно обсуждается в России, но в большинстве государств-членов ЕС ей уделяется гораздо меньше внимания. Похоже, что в последние пару месяцев украинская тема утратила актуальность и сошла с первых строк в повестке дня. Особенно сейчас не только политическая элита, но и широкая общественность обеспокоена страшными событиями, связанными с распространениями исламского радикализма. Сегодня многие задаются вопросом: насколько наше общество способно обезопасить себя от различного рода радикалов. Заголовки прессы последнего времени красноречиво говорят о том, что проблемы безопасности превалируют над всеми другими вопросами внешней политики.

Меньше всего в данный момент государства-члены Евросоюза хотят столкнуться с дополнительными проблемами на восточных границах ЕС. Уже целый год Франция и Германия тратят значительные усилия на то, чтобы добиться по крайней мере прекращения огня в Восточной Украине, что, по их мнению, является основной предпосылкой для любого мирного разрешения конфликта. ЕС дал ясно понять, что из-за обилия других «горячих точек» в мире не потерпит больше ни одной новой зоны военных конфликтов в соседних регионах.

Принимая во внимание, что нынешние санкции ЕС истекают 31 июля 2016 года, этот год обещает быть весьма непростым для Москвы в отношении реализации Минских договоренностей. Когда мы говорим о ЕС, мы не должны забывать, что странам Европы не всегда удается выработать единую позицию. И это Россия, безусловно, будет использовать. Позицию Брюсселя можно охарактеризовать как наименьший общий знаменатель интересов 28 государств-членов. Не является секретом, что по некоторым вопросам достичь единства в Совете ЕС становится все труднее. Борьба за снятие санкций против России будет долгой. Временной диапазон, отведенный на реализацию этой задачи, составляет от шести до двенадцати месяцев (наиболее вероятно цель будет достигнута к концу 2016 года).

В специальном видео на веб-странице ЕС утверждается, что санкции направлены не против российского населения: «Санкции направлены на изменение политики России по отношению к Украине». Тогда возникает вопрос, что же ЕС хочет изменить в российской политике и, что не менее важно, какие требования можно считать реально выполнимыми? Сейчас все страны, кроме Польши, стран Балтии и в какой-то степени Великобритании, предпочитает воздерживаться от рассмотрения этого вопроса. В Киеве хорошо об этом известно. Недавнее отключение электроэнергии в Крыму представляется попыткой вновь привлечь к себе внимание Европейского сообщества. Политическая элита ЕС в полной мере осознает, что любые переговоры с российской стороной о возвращении Крыма Украине зайдут в тупик просто потому, что для российской властной элиты это означает не только потерю лица, а, скорее, является своеобразным политическим самоубийством. С другой стороны, Кремль, похоже, гораздо больше заинтересован в конструктивном обсуждении проблемы Донбасса и в сотрудничестве с целью ее разрешения.

Брюссель и Москва преследуют в Украине диаметрально противоположные цели, но Россия, преследуя свои цели, не меньше ЕС заинтересована в деэскалации напряженности в Луганске и Донецке. Москва никогда официально не признавала самопровозглашенные республики. Признание привело бы не только к новым политическим и экономическим проблемам и ослаблению оборонного потенциала страны, но и означало бы, что Москва принимает на себя ответственность за восстановление разрушенной области, что обошлось бы российской казне в неизвестную сумму. В то же время, если Москва единолично обязуется восстановить регион, то выгода для нее довольно неочевидна. Россия заинтересована в том, чтобы Луганск и Донецк оставались частью Украины, но имели особые права и пользовались негласной защитой Москвы. Таким образом, для России намного более выгодно использовать Луганскую и Донецкую области в качестве своеобразных рычагов воздействия на ситуацию в Украине и в качестве канала взаимодействия со своим проблемным соседом.

Кроме того, Россия знает, насколько слаба власть не только в Киеве, но и во всей Украине. Де-факто банкротство украинского государства, плачевное состояние экономики, неподконтрольные правительству олигархи, борьба с коррупцией, на настоящий момент не принёсшая никаких ощутимых результатов, сцены хаоса в Верховной Раде, немыслимые для всей Европы, нарастающий конфликт между премьер-министром Арсением Яценюком и президентом Петром Порошенко, скандал между министром внутренних дел Арсеном Аваковым и губернатором Одессы Михаилом Саакашвили, больше напоминавший истерику, — все эти события отражают политические реалии страны, на которую ещё только год назад возлагал надежды практически каждый политик ЕС. В сложившихся обстоятельствах Кремль рассчитывает на то, что в случае провала нынешней украинской элиты построить жизнеспособное государство Запад самостоятельно придёт к выводу, что Россия была права. Важно подчеркнуть, что Москва не хочет получить «несостоявшееся» государство на своей границе, она лишь хочет того, чтобы политиков, пришедших к власти в Украине в результате событий на Майдане, постигла та же судьба, что и Саакашвили в Грузии. Новое правительство в Тбилиси, сформированное после его ухода, возможно, и не настроено дружественно по отношению к Москве, но оно определённо не настроено к ней враждебно, что создаёт пространство для политического диалога между двумя странами. Сложно описать подробно, какой именно видит Россия «постмайданную» Украину, но можно с уверенностью заявить, что нынешняя расстановка сил на Украине Россию не устраивает.

В связи с этим ожидается, что Москва продемонстрирует свою благосклонность, и такие страны как Франция, Германия, Италия, Австрия и Люксембург дадут ряд отдельных (едва ли заметных общественности) сигналов, что они готовы сотрудничать с Россией. В частности, они начнут движение в сторону снятия экономических санкций при условиях, имеющих прямое отношение к Минским договорённостям. Канцлер ФРГ Ангела Меркель подчеркнула, что санкции против России должны оставаться в силе, пока условия Минских договорённостей не будут соблюдаться всеми сторонами конфликта. Эта позиция была высказана спустя пару дней после того, как Италия первой подняла вопрос о необходимости обсуждения санкций, даже если они и будут продлены. Есть все основания полагать, что некоторые «старые» члены ЕС начали вести двойную игру.

Италия и Германия входят в число стран ЕС, чьи экономики больше всего пострадали от санкций, наложенных на Россию весной 2014 года. «Ястребы» Европы как правило говорят следующее: «Санкции, возможно, негативно влияют на нас, но Россия при этом страдает ещё больше». Повторяя эти слова как мантру, они имеют в виду, что эмбарго стоит свеч, если Европа хочет оказать давление на Кремль с тем, чтобы тот, в свою очередь, повлиял на сепаратистов на юго-востоке Украины. Вместе с тем Берлину и Риму сложно принять подобные правила игры, особенно учитывая вышеобозначенные проблемы всего ЕС, а также те трудности экономического характера, с которыми сталкиваются лично Германия и Италия. Помимо этого, для бизнес-сообщества необязательно политика, а уже потом экономика, имеет первостепенное значение.

Исходя из отчетов бизнес-структур во многих странах-членах ЕС, идёт тщательный подсчёт и анализ убытков, а также упущенных возможностей с точки зрения инвестиций. Представители бизнеса явно чувствуют себя некомфортно на фоне продолжающейся конфронтации между ЕС и РФ и пытаются найти способы достучаться до высокопоставленных чиновников. В середине июня 2015 года журнал Newsweek подсчитал, что санкции будут стоить экономике ЕС 100 миллиардов евро — сумму, которую в период серьёзного кризиса нельзя игнорировать. Сторонники снятия санкций с России утверждают, что ЕС имеет больше экономических возможностей нежели Россия, находящаяся сейчас в гораздо сложном положении. Однако никто не хочет терять деньги с такой лёгкостью, особенно по причине того, что некоторые страны-члены ЕС исторически испытывают страх по отношению к своему влиятельному восточному соседу. С другой стороны, противники снятия санкций (в особенности сторонники проведения жёсткого курса в отношении России) понимают, что Украина уже больше не находится в центре повестки дня. Поэтому они наиболее рьяно высказывают свою позицию, опасаясь того, что могут лишиться рычагов давления на Россию.

Тем не менее не так легко сразу положить конец санкциям, так как европейские лидеры рискуют потерять своё лицо. Это актуально особенно потому, что именно те же самые лидеры (за редким исключением) выступили за применение экономического оружия против России больше года назад. ЕС указывает РФ на важность преимущественно нескольких пунктов, когда речь заходит о выполнении Минских договорённостей. Они включают в себя проведение местных выборов, которые все ещё планируются в ЛНР и ДНР, а также отвод всех вооружений наряду с полным восстановлением Украиной контроля над границей с Россией. Большинство политиков Европы готовы начать сближение с Россией, но при этом они понимают, что не могут заявить об этом во всеуслышание. Более того, в большинстве своём они убеждены, что для достижения согласия Европа должна выполнить свои обязательства, а Россия — свои. По этой причине ожидается, что РФ повлияет на руководство двух самопровозглашенных республик, и свидетельством этого могли бы быть, прежде всего, местные выборы. ЛНР и ДНР не участвовали в украинских выборах 25 октября 2015 года. Вместо этого, они решили отложить их до весны следующего года и организовать их вне рамок конституции Украины. Киев настаивает на том, что проведение этих выборов де факто означало бы сецессию, что является грубым нарушением Минских соглашений, и ЕС, по-видимому, также придерживается этой точки зрения. Таким образом, именно от России ждут того, что она пойдёт на компромисс.

Италия стала первым государством, нарушившим табу и осторожно поинтересовавшимся о том, какие планы ЕС строит насчёт санкций. Другие страны, такие как Польша, возмущены подобным шагом. Однако на кон поставлены финансовые и экономические интересы европейского сообщества. Сейчас Рим делает акцент лишь на том, что вопрос о санкциях является весьма важным, и было бы неразумно обсуждать его на таком низком уровне, а именно в пределах комитета постоянных представителей Евросоюза (состоит из послов государств-участников в органы ЕС). Вместе с тем Рим никогда не заявлял, что необходимо снять санкции с России. И все же Италия, а также другие влиятельные игроки в рамках всей политики Евросоюза начинают прокладывать своего рода коридор в сторону РФ, который «заработает» в среднесрочной перспективе. Они полагают, что позднее смогут извлечь выгоды из этого шага в виде двусторонних контрактов и инвестиций в российскую экономику, а также поставок энергоресурсов по приемлемым ценам. Если пункты этого плана будут реализованы (иными словами, на Украине не будет военного противостояния, отношения России и ЕС не будут ухудшаться, а Кремль будет с холодной головой подходить к провокациям некоторых киевских политиков), то можно надеяться на то, что совсем скоро для российской экономики и европейской политики настанут лучшие времена.

List of Comments

No comments yet.