Кто виноват в разжигании конфликта между Россией и Западом?

Featured Image

Даниэль Райан

С начала политического кризиса на Украине все основные западные аналитики разделяли уверенность в том, что Владимир Путин в одиночку «спровоцировал» нынешний конфликт с Западом, чтобы заручиться поддержкой россиян, вызвать усиление патриотических настроений и удержать власть любой ценой. Аналогичная уверенность западных экспертов в том, что именно Путин разжигает конфликты или иным образом втягивает Россию в них, чтобы переключить на них внимание населения, в итоге распространяется и на анализ действий России по разрешению сирийского кризиса.

Что касается нынешней конфронтации России и Запада, то многочисленные заявления антироссийского характера вместе с мрачными прогнозами и гипотетическими сценариями развития событий не содержат полезной информации, чтобы дать оценку происходящего. Любой анализ утверждения, которое лежит в основе большинства современных экспертных заключений по ситуации в России, далек от реальности. Поэтому мы должны задаться вопросом, действительно ли Путин «разжигает» новую Холодную войну, чтобы укрепить позиции своего правительства и обеспечить себе длительное пребывание у власти?

Первые годы президентства Владимира Путина

Путин пришел к власти до событий 11 сентября 2001 года. США тогда еще не оказались втянуты в губительнейшую кампанию в Афганистане и Ираке. В России заканчивались крайне болезненные экономические реформы Бориса Ельцина, которые с самого начала ввергли страну в тотальную депрессию. Но на первых порах при новом президенте Путине существовали хорошие перспективы развития конструктивных рабочих отношений между Вашингтоном и Москвой. В теории они могли развиваться в этом ключе, если бы обе стороны стремились достичь этого. Тогда в адрес Путина не звучала такая резкая критика, как сегодня. Казалось, что он изначально был очень уверен в том, что его шаги навстречу США будут положительно восприняты американской стороной.

После событий 11 сентября Путин был первым лидером, который выразил соболезнования американскому народу и поддержку в области глобального противодействия терроризму. Попытавшись найти общий язык с руководством США, он провел параллель между исламскими экстремистами, которые угрожали США из-за рубежа, и экстремистами, которые угрожали России изнутри. В целом можно сказать, что в США его настроение не разделили. По мнению американского руководства, нападение на США совершили террористы, а чеченские боевики всего лишь боролись за независимость. Тем не менее в 2006 году Россия преподнесла в подарок американцам тридцатиметровый 175-тонный монумент в память о жертвах терактов 11 сентября. О существовании мемориала знают лишь некоторые американцы.

В 2004 году, когда в НАТО вступили семь новых членов, в том числе страны Балтии, от Путина последовала сдержанная реакция. Он даже попытался приуменьшить важность момента, что было бы немыслимо сегодня. Конечно, он вновь подчеркнул, что позиция России в отношении расширения НАТО остается неизменной, и выразил обеспокоенность, что расширение альянса не поможет справиться с глобальными угрозами. Но в то же время он заявил тогда генеральному секретарю НАТО Яапу де Хооп Схефферу, что надеется, что данное событие вместе с тем будет способствовать «укреплению доверия между государствами в Европе и во всем мире». Кроме этого, он добавил, что »каждая страна имеет право выбирать, каким образом она может наиболее эффективно обеспечить свою безопасность».

Подобные комментарии ни для кого не были сюрпризом в 2004 году, так как тремя годами ранее Путин выдвинул идею о том, что Россия сама может стать членом Североатлантического альянса, или же в ином случае блок будет расформирован, а на смену ему придет «общее пространство безопасности и обороны в Европе», в рамках которого удастся учитывать интересы всех европейских государств, включая Россию. В одной из своих речей, которая схожа с его выступлениями 2015 года, Путин сказал Яапу де Хооп Схефферу, что проблемы современного мира носят слишком серьезный характер, и в этом контексте «нельзя полагать, что Россия самостоятельно или НАТО в одиночку смогут их решить». Тогда, в принципе, как и сейчас, попытки прийти к общему знаменателю не нашли отклика у Запада, и в 2009 году ряды НАТО вновь пополнились.

Яркое выступление Владимира Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности 2007 года считается поворотным моментом в отношениях России с Западом, потому что президент стал так яростно критиковать Вашингтон, что поверг многих участников форума в шок. Очевидно, в тот момент Путин прекрасно понимал, что западные партнеры относятся к нему с пренебрежением, и что на какие бы меры ни шла Россия, ее интересы всегда будут попираться. Кроме того, он отдавал себе отчет в том, что внешнеполитический курс Соединенных Штатов оказался губительным для всего ближневосточного региона.

Несмотря на это, в 2011 году, когда Путин находился в должности премьер-министра, в ходе заседания СБ ООН Россия не воспользовалась своим правом вето, чтобы заблокировать резолюцию, предусматривающую возможность проведения военной операции под руководством НАТО на территории Ливии. Подчеркнем, что данная операция, в основе которой лежала доктрина «смены режимов», оказалась стратегическим просчетом и привела к тому, что некогда крупнейшая экономика Северной Африки была разрушена и фактически отдана на разграбление террористической группировке «Исламское государство», возникшей в результате вторжения коалиционных сил в Ирак в 2003 году. Не исключено, что катастрофа в Ливии (задолго до украинского и сирийского кризисов) в некотором смысле стала водоразделом, и показала, с чем Россия готова мириться, а с чем нет.

Вместе с тем, мюнхенская речь Путина, вероятно, стала переломным моментом для самого Вашингтона. Неужели именно в 2007 году «ястребы» американской администрации окончательно пришли к выводу, что Путин должен будет уйти с поста президента, что он не будет отвечать интересам США, и поэтому необходимо подготовить почву для революции? Несомненно, при анализе событий на Украине в 2013 году нельзя не увидеть «руку» Запада, который на тот момент делал все возможное, чтобы спровоцировать президента России. Но вне зависимости от того, что именно произошло на Украине (восстание, имевшее вполне закономерный характер, или же переворот, ставший изощренной попыткой США дестабилизировать российскую политическую систему в надежде, что при ее крахе удастся притворить в жизнь доктрину «смены режимов»), никто не может с чистой совестью подтвердить, что результаты этих изменений имели положительный характер. Без сомнения, больше всего пострадали простые украинские граждане. Аналогично, если тщательно рассмотреть и дать оценку «Евромайдана», вылившегося в конечном счете в беспорядки и переворот, практически невозможно обвинить Москву в инспирировании кризиса.

Однако справедливо будет заметить, что чрезмерная гордость, связанная с победой Соединенных Штатов в Холодной войне, создала все условия для обострения нынешнего конфликта. Менталитет триумфатора дает США право игнорировать интересы России в сфере безопасности. Помимо этого, он позволяет Вашингтону без особого труда принимать решения, негативно сказывающиеся на всей системе глобальной безопасности, при условии, что они обеспечат его превосходство над другими государствами. Иллюстрациями такого поведения служат односторонний выход США из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО) в 2002 году, а также их регулярные попытки нейтрализовать ядерный потенциал России при помощи системы ПРО в Восточной Европе, которую планируют развернуть под предлогом борьбы с угрозами, исходящими от Ирана.

Разочарование

На данный момент многие западные эксперты в основном исходят из того, что традиционная антизападная риторика Владимира Путина – это скорее политический инструмент легитимизации его правления, нежели результат обоснованного недовольства действиями бывших партнеров России. Пожалуй, доля правды в этом утверждении есть. Реакция президента России на провокации НАТО способствовала сплочению общества вокруг его фигуры. Результатом российской военной операции в Сирии, начатой по запросу Башара Асада, стал очередной рост патриотических настроений. Однако если придавать чрезмерное значение этим политическим последствиям, а также отвергать позицию Кремля, считая, что она сформирована в условиях агрессивной и неприкрытой пропаганды, то можно упустить из виду более важные проблемы. Но, может быть, в этом и есть смысл? Ведь если все вокруг будут считать Путина просто сумасшедшим, то, возможно, никто не будет чересчур задумываться над ошибками Запада, повлекшими за собой кризисы и разрушения не только на Ближнем Востоке, но и в Европе.

Западные аналитики активно занимаются тем, что пытаются прочитать мысли Путина и затем подробно объяснить аудитории, что стоит за тем или иным его решением. Стремления понять мотивы главы государства приносят свои плоды: в то время как многие люди, положительно настроенные к России, приходят к выводу, что президент в своих действиях руководствуется исключительно моральными принципами и благородными целями, те, которые не хотят разбираться в позиции российских политиков, склонны видеть в Путине злого гения. Именно такие ясновидцы и психологи-любители, хотя и составляющие костяк группы современных западных исследователей, но при этом практически не утруждающие себя анализом истории и более широкого социально-политического и экономического контекста, уверены, что Путиным движут самые низменные интересы. Несмотря на то, что такие интерпретации отвечают интересам некоторых лиц, они таят в себе огромную опасность.

Основной парадокс заключается в следующем: если Путин действительно воспользовался отказом Запада, чтобы заручиться еще большей поддержкой со стороны населения и тем самым укрепить властные институты (как бы сделал любой лидер на его месте), а не для того чтобы искусственно придать своему режиму легитимный характер, то Запад в первую очередь должен винить себя в своих неудачах. Ведь Путин был настроен на сотрудничество с западными государствами, тогда как они не желали совместно работать с ним.

List of Comments

No comments yet.