Несостоятельность модели западной либеральной демократии

Featured Image

Даниэль Райан

Журналист, эксперт «Rethinking Russia» 

Когда Фрэнсис Фукуяма, известный американский философ, политолог, политический экономист и писатель, возвестил о «конце истории» и окончательной победе либеральной демократии западного образца, предсказывая, что эти события будут «конечной точкой идеологической эволюции человечества», он вряд ли мог себе представить, насколько сильно он ошибался.

В каком-то смысле мы могли бы простить Фукуяме столь высокопарные заявления. Ведь он написал свое нашумевшее эссе в исторически переломный момент. Оно было опубликовано в журнале “The National Interest” летом 1989 года, всего лишь за несколько месяцев до падения Берлинской стены. Холодная война постепенно подходила к своему завершению, а новый империализм уже был готов триумфально шествовать по планете. Из идеологической борьбы между Соединенными Штатами и Советским Союзом Запад вышел полноправным победителем. Западные страны прекрасно осознавали, что теперь история будет писаться победителями, и решили, что с этого момента наступила эпоха доминирования их цивилизации.

В целом предсказания Фукуямы весьма отдавали самонадеянностью. Кроме того, в них угадывалось высокомерие, подтолкнувшее США (а затем и весь мир) пойти по опасному пути, с которого, как представляется, уже нельзя свернуть. Заявления аналитика о том, что западная либеральная демократия – это не что иное, как «конечная форма политического устройства человечества», подпитывали и без того завышенную самооценку целого поколения американских политиков, уже давно веривших, что Америка – это Путь, Истина и Жизнь.

Причудливое сравнение Путина и ИГ

В своем недавнем интервью «Радио «Свободная Европа»/ «Радио «Свобода», финансируемому правительством США, Фрэнсис Фукуяма утверждал, что сторонники «путинизма» (кстати говоря, он так и не удосужился истолковать данное понятие), а также боевики террористической группировки «Исламское государство» стараются разработать свои собственные политические проекты, альтернативные либеральной демократии. При этом, как отметил эксперт, обе стороны обречены на провал. Создавалось впечатление, что Фукуяма, хоть и косвенно, но пытается таким экстравагантным способом поставить в один ряд российское государство и ИГ.

В реальности же президент России Владимир Путин практически не выказывает никакого интереса к созданию стратегии по продвижению какой-то конкретной идеологии за пределами России. Тем не менее он, как заметил недавно один из американских политологов, отстаивает идею о том, что «для достижения значительных успехов в мировом масштабе необязательно идти по стопам Запада».

До сих пор политологи спорят о том, как можно охарактеризовать правление Путина в статусе президента Российской Федерации. Оценки некоторых из них значительно разнятся. В то время как многие западные аналитики готовы с пеной у рта доказывать, что российский лидер является авторитарным диктатором, другие полагают, что система, во главе которой стоит Путин, носит черты как демократического, так и авторитарного режимов. Пока одни называют Путина «бесчеловечным клептократом», другие подчеркивают, что доказательства, позволяющие поверить в такие обвинения, чаще всего носят «косвенный, конъюнктурный и предвзятый» характер, и «в суде они бы не были восприняты всерьез».

Таким образом, самый лучший способ оценить комментарии Фрэнсиса Фукуямы состоит не в том, чтобы сделать вывод, что исследователь не прав, а в том, чтобы детально рассмотреть западную либеральную демократию со всеми ее составляющими. Только в таком случае мы с уверенностью сможем сказать, что его умозаключения ошибочны.

Кризис западной либеральной демократии

Парадоксально, но в первую очередь необходимо рассмотреть работы самого Фрэнсиса. В своем эссе, опубликованном в журнале “Foreign Affairs” в 2012 году, он задает вопрос, сможет ли либеральная демократия выжить в условиях упадка среднего класса. По мере того, как он продвигает свой первоначальный тезис, читателю сразу становятся понятно, насколько Фукуяма является идеалистом. Он использует слово «идеал» в целях делегитимизации любой другой альтернативы.

Вместе с тем он действительно с грустью констатирует, что некоторые «весьма удручающие» тенденции социальной и экономической жизни могут «угрожать стабильности» либеральных демократий и «низложить» всю западную идеологическую систему. Фукуяма так рассуждает об этих феноменах, как будто они являются просто отклонениями от истинной либеральной демократии, а не порождением самого Запада. Он выражает свою обеспокоенность тем, что в США с 1970-х годов средний показатель доходов практически не изменился в реальном выражении, а американцы не могут позволить себе иметь собственные дома, медицинскую страховку и получать приличную пенсию в старости.

Тенденция к «радикальной форме» перераспределения, при которой ипотека субсидируется для домашних хозяйств с низкими доходами, дала американцем иллюзию того, что их уровень жизни растет. В этой связи, как поясняет Фукуяма, ипотечный пузырь, лопнувший в 2008 году, – «это лишь мучительное возвращение к среднему уровню». Другая серьезная проблема, по мнению Фукуямы, заключается в том, что все выгоды от внедрения технологических инноваций достаются самым талантливым, наиболее образованным и обеспеченным членам общества, что неминуемо приводит к неконтролируемому росту неравенства.

Нам все время говорят о том, что в России демократию пытаются ограничить, и что в реальности только узкая группа людей имеет доступ к аппарату правления и богатству. Однако о своих демократических режимах мы слышим подобное довольно редко. К примеру, следует принять во внимание то, что для получения президентского кресла в Соединенных Штатах необходимо окружить себя огромным количеством друзей-миллиардеров. В 2012 году Барак Обама потратил чуть меньше 1 миллиарда долларов на то, чтобы переизбраться президентом США на второй срок. Можно ли в этом случае удивляться тому, что Россия отклоняет руку помощи США в деле привнесения демократических ценностей?

В течение последних нескольких десятилетий в США наблюдалось неуклонное снижение уровня общественного участия в политическом процессе. Явка избирателей на промежуточных выборах 2014 была самой низкой со времен Второй мировой войны, она достигла рекордно низкого показателя в 36,4%, что вызвало обеспокоенность аналитиков. Кандидат в Президенты США Берни Сандерс назвал это явление «позорным в глазах международного сообщества» и задался вопросом о том, как воспринимать демократию, где 60% населения не участвуют в принятии решений. Он призвал не дать самой состоятельной прослойке населения возможность превратить демократию в олигархию.

Но, возможно, с этим призывом он уже опоздал. В 2014 году ученые из Принстонского и Северо-Западного университетов провели специальное исследование и пришли к выводу, что в настоящий момент США уже является олигархией и что правительство, которое контролируют сильные мира сего, демонстрирует неспособность служить интересам большинства граждан. Изучив около 1800 государственных актов за период с 1981 по 2002 год, они заключили, что экономические элиты обладают «значительным влиянием» на формирование политического курса США, в то время как группы, продвигающие интересы рядовых граждан, а также отдельные граждане сами «не могут оказать практически никакого влияния, или это влияние будет ничтожным». Это не похоже на положение дел в стране, которая собралась учить других истинной демократии и нести им свои моральные ценности. Также, это не очень похоже на систему, которая претендует на то, чтобы стать «конечной точкой» эволюции идеологии.

Европейские политики, похоже, также не очень довольны сложившимся положением дел. Британия говорит о возможности выхода из ЕС. На всем европейском пространстве от Польши до Испании люди выбирают совсем не те правительства, которые им рекомендует Вашингтон. В Греции никак не закончится экономический кризис. В Германии и Франции углубляется раскол в обществе, причем ситуация усугубляется как в связи с притоком мигрантов, так и из-за активизации крайне левых и крайне правых группировок. Не оттого ли неспокойны граждане Европы, что люди начинают чувствовать, как проект их европейского общего дома становится не более, чем одной из форм существования НАТО и служит исключительно интересам заокеанских «друзей»?

Россия – Святой Грааль для Запада в его стремлении изменить ситуацию в мире

Но вернемся к России. Если сравнить Россию и Запад, то будет очевидно, что одна из проблем состоит в том, что Запад применяет к России такие стандарты, которых не придерживается сам. Цель Запада состоит в том, чтобы привить России комплекс неполноценности и вынудить страну перенять западные лекала во всех областях жизни. В 2011 году бывший посол США в Советском Союзе Джек Мэтлок отметил, что многие аналитики из числа ученых и журналистов также требуют от России соответствия этим нереалистичным стандартам, что в результате воспринимается как лицемерие с их стороны. «Когда мы начинаем говорить о демократии, то всем становится очевидно, что мы всего лишь стремимся служить интересам США», заявил он.

Обозреватель “The Guardian” Элиан Глейзер в своей критической статье, посвященной двадцатипятилетию со дня публикации знаменитого эссе Фукуямы, написал, что работа последнего помогла «укрыть от внимания общественности и утвердить доминирование неоконсерваторов» и «в отсутствие логических обоснований противоположных мнений снять с повестки дня дискуссионные вопросы». Это полностью согласуется с текущей задачей Запада — изменить мир в соответствии под свое видение — миссией, согласно которой Россия предстает Святым Граалем.

Начиная анализировать Россию, Фукуяма действует в русле исключительно американского видения, что мешает ему взвешенно подходить к аргументации, и, в результате, скатывается к упрощению. В 2014 году в дополнении к своему эссе 1989 года он назвал российский режим «угрозой» и «режимом, подпитываемым нефтедолларами». Как и многие другие аналитики, он совершил ошибку, приравняв целую страну к нефтяному месторождению и назвав все внешнеполитические и внутриполитические шаги правительства, к которым он не смог подобрать определение, авторитарными.

Противоречивость позиции Фукуямы

В 1970-е годы, будучи аспирантом, Фукуяма проходил стажировку под руководством бывшего министра обороны США Пола Вулфовица, но после вторжения США в Ирак во времена президентства Буша покинул ряды неоконсерваторов. Сам Фукуяма порой связывал события в Ираке с уверенностью администрации США в собственном превосходстве, которое явно просматривалось после распада Советского Союза. Он также выступил с резкой критикой действий США после терактов 11 сентября. В этом смысле он не является последовательным сторонником идеи об американской исключительности, но его взгляды, какими бы непоследовательными и противоречивыми они порой не казались, могут обернуться проблемами. Со временем Фукуяма признал, что сегодня он многое понимает глубже, чем в 1989 году, но при этом он упорно отказывается признавать несостоятельность многих своих прошлых построений и старается так интерпретировать реальность, чтобы вновь подтвердить свою правоту.

На этот раз Россия в меньшей степени является мишенью его критики. Скорее, она призвана отвлечь внимание от других аспектов. История на самом деле развивается очень быстро, и Фукуяма старается не отставать.

List of Comments

No comments yet.