К чему приведет раскол в Европе по вопросу продления антироссийских санкций?

Featured Image

Валерия Поццессере

Научный ассистент в European Caucasus House

В июле этого года европейским странам предстоит принять решение, вызывающее гораздо больше споров, чем два года назад. Речь идет о продлении действия антироссийских экономических санкций. На этапе введения санкций 28 стран-участниц ЕС проявили полное единодушие и взаимопонимание при выстраивании политики в отношении России, а в декабре 2015 года вопрос об автоматическом продлении санкционного режима стал объектом ожесточенных дискуссий, что привело к внутреннему расколу в рядах европейских государств.

В подтверждение этого можно сказать, что мы становимся свидетелями того, как постепенно исчезает такое понятие, как «решение, пользующееся всесторонней поддержкой». Значимо то, что следование общей позиции предполагает понимание всеми участниками рисков и стратегии, которую необходимо применить в отношении России. Однако очевидно, что Евросоюз больше не может выработать некой общей позиции по данному кругу вопросов — в рядах стран-членов больше нет единства.

Для все большего количества стран, включая Италию, Австрию, Грецию, Словакию и Венгрию, будет гораздо сложнее признать необходимость продления санкций, в частности потому, что они на себе ощутили все экономические и торговые последствия санкционный политики. Вместе с тем, другие европейские игроки считают секторальные санкции необходимыми и все ещё придают им огромное политическое значение, исходя из того, что Россия так и не продвинулась на пути к разрешению украинского кризиса и что Минские соглашения так и не были выполнены в полной мере. Тем не менее, противники подобной точки зрения утверждают, что санкции не должны использоваться в качестве средства сдерживания и наказания Москвы. Как они считают, Европа, проводя санкционирую политику, не ставит перед собой каких-то комплексных целей. Наоборот, её цели носят неадекватный характер.

В принципе цель санкций заключается в том, чтобы оказать негативное воздействие на российский рынок. Со стратегической точки зрения, влияние всех введённых Евросоюзом ограничений достаточно ощутимо для российской экономики и демонстрирует, что подобное «экономическое оружие» может возыметь желаемый эффект только в долгосрочной перспективе. Примечательно то, что в итоге санкции дали результат, который сильно расходился с ожиданиями ЕС. Так, в качестве ответной меры Москва наложила торговое эмбарго на импорт продовольствия из Европы, тем самым создав условия для возникновения кризиса на рынках нескольких европейских стран. Кроме того, сложившаяся ситуация оказалась благоприятной для России: она начала проводить политику импортозамещения.

Италия, Австрия, Греция, Словакия и Венгрия, осознав, что российские контрсанкции могут иметь необратимые последствия для их национальных экономик, открыто выражают свой протест в отношении секторальных санкций, затрагивающих сотрудничество и торговый обмен с Россией (эти экономические меры зафиксированы в Решении Совета ЕС № 2014/512/CFSP20 («Решение 512») и Регламенте № 833/201421 («Регламент 833») от 31 июля 2014 г., «касающихся введения ограничительных мер в отношении действий России, направленных на дестабилизацию ситуации на Украине»). Важно то, что эти документы, цель которых заключается в наложении запретов на экспортную торговлю и в том, чтобы не позволить бизнес-структурам и физическим лицам ЕС иметь договорные отношения с теми российскими государственными органами, компаниями и банками, которые были включены в «черный список». Кроме того, российские игроки, в свою очередь, лишаются доступа к финансовым рынкам Европы. Химическая, автомобильная и продовольственная отрасли промышленности входят в разряд отраслей со значительной экспортной квотой, и наибольший ущерб торговое эмбарго наносит именно им. В данных условиях «пятерка» упоминавшихся выше стран выступает против мер, которые ведут к значительному сокращению торговли между сторонами в различных отраслях.

Еще в декабре 2015 года Италии удалось затормозить процесс продления санкций на несколько дней до окончательного решения Европейского Совета (см.материал «Почему Италия просит пересмотра антироссийских санкций?»).

Итальянское правительство выступило против создания «Северного потока» и попыталось привлечь внимание к лицемерию немецкого руководства, которое с ЕС обсуждает санкции в отношении России, а с последней тем временем говорит о создании трубопровода. Сомнения итальянцев весьма примечательны и указывают на снижение объемов экспорта продовольственных товаров в Россию как на возможную причину их возникновения. Кроме того, данная ситуация порождает неопределенность в рядах греческих политиков и приводит их в замешательство, учитывая, что объемы экспортируемых страной продуктов питания значительно снизились. Желание страны оставаться частью Европы все еще сильно, но вряд ли греческому руководству придется по вкусу дальнейшее ухудшение дружеских отношений с Россией. Таким образом, чтобы не занимать позицию пассивного наблюдателя и иметь возможность повлиять на ход событий, греки выступили против санкций. Их нежелание поддержать санкции объясняется стремлением согласовать условия договора и избежать невыгодного для себя развития событий, которые поставят финансовую систему страны под удар.

Интересно, что Австрия недавно разрешила въезд на свою территорию группе российских парламентариев для участия в сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Пока трудно судить, является ли это предвестником того, что страна постепенно готовится перейти в лагерь евроскептиков, но очевидно другое. Вена крайне неохотно участвует в любых политических играх, которые могут негативно повлиять на ее экономический рост. Австрия открыто провозгласила себя сторонницей развития двухсторонних отношений с российской Федерацией, не поддержав идею автоматического введения секторальных санкций Евросоюза в отношении России. Австрия особенно дорожит сотрудничеством с Россией в энергетической сфере. Следовательно, чем дольше длится санкционный период, тем больший урон наносится австрийской экономике. До самого конца 2014 года Австрия поддерживала проект строительства венгерского участка российского газопровода «Южный поток», что шло вразрез с требованиями ЕС.

Антагонизм между двумя лагерями усиливается. Сторонники продления санкций, которых поддерживает США, усматривают в России угрозу международной безопасности. В Америке недавно в одностороннем порядке было принято решение о продлении санкций еще на 1 год. Подробнее с информацией о санкциях можно узнать из Указов Президента США 13660, 13661, 13662 и 13685 «о замораживании активов определенного круга лиц, имеющих отношение к ситуации на Украине», а также «о запрещении транзакций, связанных с украинским Крымским регионом». В соответствии с этими распоряжениями, банки Соединенных Штатов не имеют право проводить транзакции и выступать в роли посредника при сделках, стороной в которых выступают лица, находящиеся под санкциями. Инвестиции в Крым и Россию со стороны американских граждан, равно как и бизнес в этих регионах, также попадает под санкционные ограничения.

Независимо от мнений стран-членов ЕС, данный шаг можно рассматривать исключительно как попытку США оказать давление на решения ЕС. Администрация США, вероятно, обратила внимание, что в рядах европейских стран единства нет. Если Европа в конце концов решит не продлевать автоматически санкции против России, то у Вашингтона есть «план Б». США обвинят Россию в нарушении Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и предпримут соответствующие действия.

Принимая во внимание, что, по мнению российского руководства, именно на Украине лежит ответственность за выполнение Минских договоренностей, непонятно, как разрешить эту дилемму. Скорее всего, ЕС должен предусмотреть создание новой архитектуры безопасности и предложить своим членам новый, реализуемый на практике, план совместных действий.

List of Comments

No comments yet.