Отмена запланированного кинопоказа неоднозначного фильма в Европарламенте как отражение силы западных стереотипов в отношении России

Featured Image

Даниэль Райан

Журналист

Представьте, что прославленный режиссер утверждает, что к нему в руки попали доказательства по делу о крупном мошенничестве со стороны некоего всемирно известного бизнесмена. Казалось бы: определенный общественный резонанс гарантирован. Однако Европарламент отказывается от знакомства с фильмом, отменяя кинопоказ. Оказывается, и такое возможно, при условии, что предприниматель, о котором идет речь, — признанный антипутинец, неприкосновенный Билл Браудер.

Российский режиссер и критик Путина Андрей Некрасов сделал для себя неприятное открытие, увидев, что в вопросах свободы слова современная Европа во многом представляет собой улицу с односторонним движением. 27 апреля показ его кинокартины в Европарламенте был отменен буквально в последнюю минуту.

История господина Браудера

Для начала немного предыстории. Браудер — британский бизнесмен, сколотивший состояние в России в первые годы правления Владимира Путина. Позднее он обвинит российских чиновников в хищении средств налогоплательщиков в размере 230 миллионов долларов, а также в убийстве своего адвоката Сергея Магнитского, который и сообщил об этом хищении, находясь в тюрьме. В конечном счете показания Браудера побудили США включить в черный список российских чиновников и ввести санкции в отношении России по делу Магнитского.

На протяжении долгого времени господин Браудер вел кампанию по привлечению виновных российских чиновников к ответственности за смерть Магнитского. История гибели адвоката была многократно пересказана на страницах европейских и американских газет. Браудер стал своего рода любимцем западных антипутинских СМИ, которые охотно тиражировали его обвинения.

Однако фильм Некрасова показывает нам совершенно иную картину событий. В фильме утверждается, что Браудер обманным путем убедил и ЕС, и США спасти его от экстрадиции в Россию, где он заочно был осужден районным судом Москвы по делу о крупном налоговом мошенничестве и приговорен к 10 годам лишения свободы. Другими словами, в фильме говорится, что Браудер подготовил действенную наживку в виде сфабрикованной истории, и коллективный Запад тут же попался на крючок.

Отмененный в последнюю минуту кинопоказ

Некрасов сообщил независимому интернет-изданию «Еврообсервер» (EU Observer), что Браудер «ввел в заблуждение всех», и что рассказанная им история «просто не клеится». Он также добавил, что он, как и многие на Западе, глубоко верил в то, что Магнитский был настоящим героем, который пострадал за правду, пока не узнал истинное положение дел. По иронии судьбы, изначально Некрасов хотел как раз сделать фильм о Магнитском как о правозащитнике.

Но какова бы ни была правда, члены Европарламента отказывают людям в праве иметь свое собственное мнение. Под давлением адвокатов Браудера и семьи Магнитского показ фильма был внезапно назван «унижающим человеческое достоинство» и отменен к показу.

Еще один запланированный показ фильма, который должен был состояться в эфире франко-германской сети АРТЕ 3 мая, был тоже отменен. В заявлении представителя телеканала говорилось, что фильм проходит проверку в отношении его «возможной сфальсифицированности», и что показ может состояться через несколько недель. Тем временем телеканал удалил рекламный ролик фильма со своей интернет-страницы.

Изумляет то, с какой легкостью Браудер назвал Некрасова «прокремлевским» режиссером, коим он очевидно не является. В принципе заявлениям Некрасова следовало бы уделить особое внимание, так как он не ведет никакой пропагандистской деятельности. Безусловно, его нельзя назвать фанатом политики Кремля, ведь свои предыдущие фильмы он посвятил войнам в Чечне, а в одном из них даже содержалось предположение, что именно Кремль стоял за убийством бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко. Тем не менее конспирологи и антипутинисты, для которых демонизация президента России стало своего рода профессией, предпочли бы поверить в то, что Некрасов не обнаружил новые факты, а был, вероятнее всего, завербован кремлевскими структурами и сейчас активно помогает режиму вести информационную войну.

Европа или все же Северная Корея?

Закономерно то, что Некрасов недоволен сложившимся положением вещей. Он заявил следующее: «Адвокаты Браудера пользуются таким серьезным влиянием, что могут помешать картине выйти на широкий экран. С моей точки зрения, это настоящий скандал. А как же свобода слова? Или же мы находимся в Северной Корее?».

По словам российского адвоката Натальи Весельницкой, организовавшей просмотр фильма, тот факт, что адвокатам Браудера достаточно было всего лишь одной угрозы, чтобы показ фильма был отменен, доказывает, что «право на свободу слова гарантируется только одной стороне».

Откровенно говоря, со стороны Некрасова, было, наверное, наивным полагать, что именно эта работа будет встречена одобрительными возгласами. Обвинения режиссера в адрес Браудера и Магнитского подавляющее большинство новостных западных СМИ проигнорировало. Версию событий, предложенную Некрасовым, на Западе не осветил практически никто: лишь пара онлайн-изданий сделала публикации на эту тему. При этом показательно, с каким интересом и энтузиазмом западные журналисты принялись наперебой рассказывать о версии событий, выдвинутой самим Браудером.

Неоднозначное отношение к фильму Некрасова наглядно свидетельствует о том, что, когда речь заходит о России, западные институты повсеместно отличаются шаблонностью мышления. Если в каком-то источнике Россия или Путин выставляются в негативном свете, то эту информацию можно активно печатать, тиражировать в любых СМИ и делать с ней, в принципе, что угодно. Если же Путин или Россия в каком-либо аспекте рассматриваются в положительном ключе, то распространение такой информации нужно пресечь.

Таким образом, можно сделать следующий важный вывод: какие бы обвинения в адрес Путина не содержались в фильме Некрасова, они бы не послужили основанием для отмены показа данной картины. Никакая претензия в отношении российских чиновников не могла бы показаться слишком странной, никакие заявления не могли бы выглядеть чересчур смехотворными. Но если они не вписываются в общую концепцию, они, к сожалению, будут проигнорированы.

Подобный подход является губительным. Если даже в том случае, когда ярый критик Путина представляет убедительную версию событий, а мы все еще не готовы отказаться от своего видения ситуации и выслушать его доводы, тогда встает вопрос, стоит ли Европе вообще надеяться на восстановление отношений с Россией. Если мы будем приравнивать все то, что не соответствует нашим уже устоявшимся представлениям, исключительно к пропаганде, то мы встанем на опасный путь. Вне зависимости от того, являются ли заявления Некрасова правдой, ложью или же чем-то пограничным, никто не должен мешать режиссеру ими делиться с широкой аудиторией. Причем с такой легкостью, с какой позволили это сделать Браудеру.

List of Comments

No comments yet.