Иван Бло: Политически правильно было бы перезагрузить отношения Франции и России

Featured Image

Нора Калински

Студент Кембриджского Университета, стажер «Rethinking Russia»

Rethinking Russia: Могли бы Вы выделить несколько причин политических противоречий между Россией и Францией?

Иван Бло: После проводимого генералом де Голлем, занимавшим должность президента Франции в период с 1958 по 1969 гг., курса на самостоятельность и независимость Франции, страна вновь стала протекторатом Соединенных Штатов. Де Голль принял решение о том, что Франция должна выйти из военного объединения НАТО, возглавляемого США, однако президент Саркози решил вернуться в организацию 4 апреля 2009 г. Но при Саркози у Франции были хорошие отношения с Россией. После этого, с приходом социалистов, Франция стала беспрецедентно четко следовать внешнеполитическому руководству Америки.

Реализуя свою внешнюю политику, США всегда отталкивались от того, что Россия представляет для них угрозу. Збигнев Бжезинский, советник президента Картера, говорил о том, что необходимо установить лидерство Америки над всем миром. Угрозу представляет евразийский континент, где находятся страны Европы, Россия, Китай, Индия и Ближний Восток. Необходимо расколоть на части этого геополитического гиганта. Наибольшее значение имеет Россия, поскольку она соединяет Запад и Восток. Необходимо изучить Китай, занять доминирующее положение по отношению к Европейскому союзу и ослабить Россию. Бжезинский уточняет, что для того, чтобы ослабить Россию, необходимо спровоцировать конфликт между Россией и Украиной (в своей книге «Великая шахматная доска», 1997 г.). Этим можно объяснить то, что Франция, вопреки своим обязательствам, не поставляла «Мистрали» в Россию и одобрила введение санкций против России, обусловленных ситуацией на Украине.

RR: Какие группы государственных и негосударственных акторов, на Ваш взгляд, получают выгоду от напряженных отношений России и Франции на уровне политических элит и на уровне населения?

ИБ: В целом, государства Европы не получают выгоду от напряжённости в отношениях России и Франции, за исключением Великобритании, Польши и трех стран Балтии, чьи элиты имеют тесные связи с американскими элитами. Их выгода носит исключительно политический характер: они приобретают возможность укрепить отношения с Вашингтоном.

Что касается экономики и культурной сферы, то напряженность в отношениях между двумя государствами имеет крайне негативный эффект, даже для вышеупомянутых стран. По данным Австрийского института экономических исследований, 2.5 млн европейцев потеряли работу из-за санкционного режима. Общий ущерб от санкций для Европы составил 100 млрд евро. Италия заявляет о потерях, оцениваемых в 5 млрд евро. Франция потеряла 165 тысяч рабочих мест, а рост ВВП сократится на 0.5%.

Единственной страной, чей объем торговли с Россией увеличился с момента введения санкций против страны, являются Соединенные Штаты!

RR: Какие группы государственных и негосударственных акторов способствуют усугублению этой напряженности в политической сфере и в обществе в целом? Считаете ли Вы, что эти группы акторов сотрудничают с целью усугубления напряженности?

ИБ: Усилению напряженности в отношениях с Россией способствуют США, а также близкие к ним англоговорящие союзники: Канада, Великобритания, Австралия и Новая Зеландия. Спецслужбы этих пяти государств тесно сотрудничают (например, система «Эшелон»). Другие государства сотрудничают, но все же соблюдают некую субординацию: Польша, страны Балтии, с некоторой натяжкой Германия, Франция, Италия, Испания и, в целом, государства-члены ЕС и НАТО.

Из негосударственных акторов стоит отметить, прежде всего, СМИ и НКО, которые используют в качестве предлогов экспорт демократии и защиту прав человека. Некоторые мозговые центры, субсидируемые США, также используются для того, чтобы сформировать негативное мнение о России.

RR: Относятся ли граждане Франции с недоверием к России? Почему?

ИБ: Согласно данным опросов общественного мнения, в 2013 г. 60% граждан Франции отрицательно относились к России, в то время как положительно к стране относились 25% французов. Однако только 43% французов одобряют введение санкций в отношении России, а 31% высказывается против. Только 25% граждан Франции положительно относятся к Соединенным Штатам, а негативно – 52%. Эти результаты практически не отличаются от данных по России.

Стоит также отметить, что 72% французов считают Владимира Путина сильным политиком, а 56% уверены, что он эффективно отстаивает интересы своей страны.

RR: Каковы, по Вашему мнению, истоки этого недоверия?

ИБ: СМИ систематически формируют негативное представление о России: отсталая страна, авторитарный режим, слабая экономика и т.д.

В большинстве случаев французы, которым удается побывать в России, меняют свое мнение. Те, кто ведет бизнес в России, также имеют позитивное мнение о стране и считают ее государством будущего для своего дальнейшего развития.

RR: Считаете ли Вы, что это недоверие влияет на выбор французскими гражданами того, из каких СМИ получать информацию?

ИБ: Я так не думаю. Скорее, дела обстоят наоборот. Люди предпочитают хорошо известные СМИ и черпают информацию из них. Если СМИ враждебно настроено по отношению к России, это может повлиять на некоторых из них. Но с интернет-СМИ все по-другому: в Интернете большинстве комментариев в поддержку России. Молодое поколение во Франции чаще использует Интернет в качестве источника информации и лучше настроено по отношению к России.

RR: Считаете ли Вы, что негативное отношение к России французских граждан влияет на процесс принятия политических решений в стране?

ИБ: Большая часть населения Франции не интересуется внешнеполитическими вопросами. Правительство не спрашивает граждан, чего они хотят. И почему мы не Швейцария?! Процесс принятия решений зависит от идеологических предпочтений политиков: только меньшинство (голлисты справа и антиамериканисты слева) высказываются в пользу налаживания отношений с Россией.

RR: Изменилось ли мнение французских политиков о России с 1991 г.? А мнение населения?

ИБ: Голлисты и коммунисты, которые высказываются в пользу России, сегодня не так многочисленны как раньше. Молодое поколение политиков, которые являются преимущественно либералами или социалистами, не имеет четкого представления о России, но имеет тесные контакты с Соединенными Штатами и будет следовать задаваемому ими курсу (за исключением Национального фронта и правого крыла Республиканцев).

Общественное мнение сейчас настроено к Росси гораздо лучше, чем раньше. У Национального фронта, который настроен на сотрудничество с Россией, есть поддержка трети избирателей и 40% молодых избирателей. Правое крыло Республиканской партии также хорошо относится к России в отличие от большинства лидеров этой партии. Часть левого крыла также положительно настроена по отношению к России. Социалисты повернуты в сторону США и враждебно настроены по отношению к России. Общественное мнение во Франции становится все более консервативным и, в то же время, все более положительным по отношению к России. Старшее поколение зачастую опасается бывшего СССР. Молодые французы не имеют предрассудков по отношению к России, за исключением некоторых представителей научного сообщества.

RR: Считаете ли Вы сотрудничество России и Франции желательным? Жизнеспособно ли оно?

ИБ: С политической точки зрения, любой, кто хочет для Франции большей независимости, благоприятно настроен к более тесному сотрудничеству с Россией. Дисбаланс силы между Францией и Германией в пользу последней затрудняет диалог с Россией, а она может уравновесить баланс сил в Европе. Брексит еще сильнее подталкивает Францию к сотрудничеству с Россией, поскольку внутри Европейского союза больше не существует треугольника Великобритания-Франция-Германия. Франция остается наедине с Германией (Италии недостаточно для поддержания баланса сил).

Что касается экономики, представители бизнеса заинтересованы в снятии санкций с России, поскольку хотят развивать в стране свою часть рынка. Бизнес заинтересован в создании зоны свободной торговли от Португалии до Владивостока. Он не доверяет Америке из-за штрафов, которые ее суды налагают на французские компании и крупные банки. Бизнес считает, что Западная Европа и Россия более совместимы, чем Западная Европа и США. Существуют опасения относительно проекта Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства, разработанного Вашингтоном и Европейской комиссией.

Сотрудничество России и Франции жизнеспособно, поскольку у двух стран, очевидно, есть много общих интересов: политических, экономических, а также в сфере безопасности и борьбы с терроризмом.

RR: Какие формы должно принимать это сотрудничество?

ИБ: Политически правильно было бы перезагрузить отношения Франции и России. Франции следовало бы выйти из НАТО и повлиять на руководство других европейских, чтобы они отказались от договора НАТО, поскольку Варшавский договор уже не действует.

С точки зрения экономики, важно было бы создать зону свободной торговли между Европейским союзом и Россией и даже, возможно, интеграционное объединение. Одним из его участников может стать Европейский союз, однако сначала его нужно реформировать.

Кроме того, мы можем заключать с Россией двусторонние соглашения для активизации сотрудничества, как это было, например, в случае с Великобританией и самолетами «Конкорд».

RR: Видите ли Вы какие-либо препятствия на пути выстраивания сотрудничества? Если да, то какие?

ИБ: Я не вижу никаких препятствий за исключением политических, поскольку Франция сейчас фактически находится под влиянием США. Возможно, наиболее важные решения должны приниматься народом (посредством референдумов), ведь негативное лоббирование невозможно при наличии прямого демократического процесса. Другим препятствием является то, что представители нынешнего политического класса тесно связаны с Соединенными Штатами. Франции необходимо иметь молодое поколение более патриотично настроенных политиков. Было бы полезно интегрировать в правящий класс более молодых представителей Национального фронта, которые практически исключены из политических процессов, несмотря на то, что они представляют треть избирателей. Сегодня эта партия настолько же демократична, как и другие.

RR: Какие группы государственных и негосударственных акторов, на Ваш взгляд, получат выгоду от сотрудничества России и Франции?

ИБ: Все европейские государства получат выгоду от сотрудничества с Россией, поскольку они нуждаются в смене баланса сил в отношениях Запада и Востока. Она даст этим государствам больше свободы. Особенно в военной сфере и борьбе с терроризмом, не будучи скованными рамками устаревшей НАТО, они смогут проводить более независимую политику.

С экономической точки зрения, предприятиям необходима большая свобода на евразийском пространстве, но ее невозможно получить без более тесного сотрудничества с Россией. Что касается культурной составляющей, пошло бы на пользу развитие культурного и духовного обмена между Францией и Россией. Во Франции сейчас происходит моральное разложение: количество преступлений возросло с 1.5 млн в 1968 г. до 4.5 млн сегодня. Необходим обмен опытом с другими странами, с Россией.

RR: Выгодно ли этим акторам сотрудничество двух стран во всех сферах или только в каких-то конкретных?

ИБ: Сотрудничество должно начаться с таких сфер, как борьба с терроризмом, борьба с международной преступностью, экономика, энергетика, культурные обмены, в частности, студенческие, духовное совершенствование посредством взаимодействия церквей. Этот список можно продолжать.

List of Comments

No comments yet.