Главным фактором противоречий между Россией и США является отпечаток холодной войны

Featured Image

Продолжаем серию интервью об отношениях России и Запада. На этот раз мы провели беседу с Майклом Слободчиковым, доцентом факультета политологии Университета Трой, США.

Rethinking Russia: Могли бы Вы выделить несколько причин политических противоречий между Россией и США?

МС: Главным фактором противоречий между Россией и США является отпечаток холодной войны. Исторически между двумя странами сложились вражда и конкуренция, которые сложно преодолеть. Для это требуется смена не одного поколения.

В 1990-х гг. в США преобладала убежденность в том, что победу в холодной войне одержал Запад. Эйфория создавала ощущение, что беспокоиться не о чем. Соединенные Штаты переключили внимание с России на другие регионы мира, а Россия в их глазах осталась, в лучшем случае, слабой региональной единицей. Конечно, Россия больше не воспринималась как великая держава, но русские сопротивлялись такому восприятию и правильно делали.

Были совершены ошибки в процессе расширения НАТО. Одной из главных его причин были соображения безопасности постсоветских государств Восточной Европы. Членство в НАТО они считали защитой от возможной экспансии России. США не ожидали воскрешения России в 1990-е гг., а Восточная Европа ожидала.

Не стоит забывать, что в 90-е гг. в был выдвинут ряд инициатив о сотрудничестве России и США в рамках ООН в сфере разоружения… Например, в 1991 г. Россия приняла участие в операции «Буря в пустыне».

RR: Какие группы государственных и негосударственных акторов, на Ваш взгляд, получают выгоду от напряженных отношений России и США? Почему?

МС: Несомненно, выигрывает военно-промышленный комплекс.

Также напряженность между Россией и США выгодна государствам Восточной Европы, которые негативно настроены по отношению к России: НАТО, например, проводит больше учений в странах Балтии.

К сожалению, выгоду из этого извлекают и мозговые центры: для некоторых людей холодная война была источником средств к существованию. С терроризмом бороться куда сложнее, чем с каким-либо государством.

RR: Относятся ли граждане США с недоверием к России? Почему?

МС: В данном контексте важно разделять элиты и массы.

Если говорить о населении, то нельзя сказать, что оно относится к России с недоверием, хотя, как следствие кризиса на Украине, антироссийские настроения выросли. Но американцы забыли риторику холодной войны, когда Россия называлась «империей зла».

Элиты же, наоборот, крайне настороженно относятся к России. Они озабочены Восточной Европой. Европейские элиты провоцируют у американских такое отношение к России. Более того, некоторые представители правящей элиты США все еще принадлежат к поколению холодной войны.

Нужно отметить, что с 1990-х гг. русистика на университетском уровне в США стала значительно слабее. Европа продвинулась вперед в изучении российской политики.

RR: Можно ли связать расхождения во взглядах представителей американской элиты на Россию с различиями между политическими партиями?

МС: Нет, различия в позициях по России нельзя объяснять расхождениями во взглядах Демократов и Республиканцев.

Отношение американской правящей элиты к России сейчас зависит, скорее, от личных предпочтений. На формирование отношения к России сильное влияние оказывает состояние отношений президентов двух стран. Например, Клинтон и Ельцин хорошо ладили, что привело к деэскалации напряженности.

Однако, не стоит ожидать быстрых перемен. Победит ли на выборах Хиллари Клинтон или Дональд Трамп, напряженность в отношениях с Россией едва ли спадет. Смена элиты в России может спровоцировать более быстрые изменения в отношениях. В последнее время Владимир Путин занимает более примирительную позицию по отношению к Западу.

В США избиратели голосуют за кандидатов в президенты, исходя из их внутриполитического курса. Внешняя политика практически одинакова от президента к президенту. Барак Обама пытался смягчить антироссийские позиции некоторых представителей элиты на протяжении своих сроков. Генерал Бридлав, например, призывал к проведению еще более антироссийской политики.

RR: Связана ли преемственность внешнеполитического курса от президента к президенту с интересами бизнес-лобби в Вашингтоне?

МС: Конечно, на позицию Соединенных Штатов по кризису на Украине влияли нефтяные и газовые интересы. Американский бизнес сейчас склонен к тому, чтобы лоббировать деэскалацию напряженности с Россией: он опасается того, что уступит свою долю рынка европейскому бизнесу.

RR: Изменилось ли восприятие американскими политиками России с 1991 г.? А восприятие России населением? Почему?

МС: Изменения имели циклический характер. В 1991 г. именно Россия вызывала наибольшие опасения. Во-первых, это был бывший враг, которому США не доверяли. Во-вторых, стоял вопрос ядерного оружия, который требовал немедленного разрешения. Однако, Россия быстро исчезла с радаров. В 2008 г. Соединенные Штаты были удивлены ее действиями в Грузии. Вновь появились опасения относительно того, что Россия пытается заявить о себе и, что самое главное, возродить Советский Союз. Это быстро стало слоганом, который американские политики с легкостью распространили.

RR: Считаете ли Вы сотрудничество России и США желательным? Жизнеспособно ли оно?

МС: Сотрудничество России и США желательно и жизнеспособно.

Желательно оно, например, в сфере безопасности. После 11 сентября спецслужбы двух государств сотрудничали в борьбе с террористическими сетями. И это очень хороший ресурс. С некоторыми государствами России проще договориться, чем США, что является наследием холодной войны.

RR: Видите ли Вы какие-либо препятствия на пути выстраивания сотрудничества? Если да, то какие?

МС: Среди групп, которые стремятся не допустить сотрудничества России и США, можно выделить ряд государств, в частности Восточной Европы, у которых существуют проблемы с доверием России. Также помешать сотрудничеству могут интересы военно-промышленного комплекса. Существует общее недоверие действиям России, являющееся наследием холодной войны.

RR: Какие формы должно принимать сотрудничество России и США? На чем оно должно основываться?

МС: В контексте сирийского кризиса, можно развивать сотрудничество спецслужб двух стран для борьбы с терроризмом. Также можно развивать сотрудничество в сфере освоения космоса и ограниченно в вопросах исследования Арктики. Больше возможностей для сотрудничества могут предоставить будущие кризисы.

Сферой, в которой в ближайшем будущем маловероятно сотрудничество России и США, является торговля. Пока не разработан механизм, который позволил бы это исправить. Россия рассматривает Китай как возможность диверсифицировать экспорт. Увеличение торгового оборота России и Европы, в свою очередь, основано на существовании между ними торговой сети.

Беседовала Нора Калински

Фото: StrelaStudio

List of Comments

No comments yet.