Испугались ли финансовые элиты Запада экономического подъема России?

Featured Image

Роберт Бридж

Журналист, автор книги «Полночь в Американской империи»

Так как в настоящий момент экономическая конъюнктура напрямую зависит от возможности начала военного противостояния между странами, вероятно, настал момент для осмысления того, как западная финансовая элита реагировала на экономическое развитие России в последнее время.

После распада Советского Cоюза, в ельцинскую эпоху, когда Россия больше напоминала изможденного боксера, едва переставляющего ноги в последнем раунде, у американских властей не было практически никаких претензий к Кремлю. Действительно, на России висела большая задолженность перед Международным валютным фондом и Всемирным банком, прозападные организации довели страну почти до краха своими методами «шоковой терапии» для активного внедрения в экономику либеральных принципов. Данные методы позволили группе олигархов нажиться за счет остальных.

Однако с приходом к власти Владимира Путина в 2000 году российская государственная машина начала менять направление движения. И гораздо раньше, чем кто-либо мог предвидеть. В 2000-2008 годах ВВП России резко увеличился, достигнув отметки 70%; производство стремительно выросло на 75%; объем иностранных инвестиций увеличился на 125%. Менее чем за 10 лет Россия продемонстрировала свою стойкость и умение справляться с трудностями, войдя в список 10 крупнейших мировых экономик и став полноправным экономическим игроком. Иными словами, Россия превратилась в экономически сильного и платежеспособного игрока.

Оглядываясь назад, мы можем отметить вполне очевидное различие между сугубо деловым подходом правительства Путина и паразитированием на чужих средствах кремлевской «семьи» во времена его предшественника. Впечатляющие успехи, которых достигла Россия во времена Путина, являются во многом результатом продуманного управления российской нефтяной и газовой промышленностью, и ставят своей задачей пополнение государственного бюджета.

В 2004 году было официально объявлено о создании Стабилизационного фонда для накопления денежных средств на случай тяжелой финансовой ситуации, а год спустя объем средств Фонда превысил 500 млрд рублей (18 млрд долларов США); за два года страна накопила достаточно наличных средств, чтобы погасить долги, взятые на закате Советского Союза. Примерно в это же время западный мир впервые начал воспринимать Россию (и ее активного лидера) как угрозу существующему международному статус-кво. Чем это объясняется? Россия больше не находилась в тяжелом финансовом положении. И, если верить истории, это прямо противоречило намерениям западных кредитных организаций, известных своим желанием разорить, а не помочь странам. Уже не одна страна пала жертвой их действий.

Те, кто занимался изучением экономического упадка современных государств, например, Португалии, Испании, Италии и Греции, которые взяли кредиты МВФ и связали себя соответствующими обязательствами по соблюдению мер жесткой экономии, тут же придут к такому же выводу. Такие меры не предназначены для спасения страны. Да и не предполагалось, что они должны были достичь этой цели.

Как наглядно продемонстрировал Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц, эти никем не избираемые институты стремятся поработить выбранное государство и обречь его людей вечно тащить бремя долга, в то время как активы страны переходят к тем корпорациям, которые сделают самое выгодное предложение. Исключения из этого правила редки. У России оказалась счастливая возможность использовать экспорт природных ресурсов в качестве финансовой опоры, пока ее экономика не встала на ноги. В качестве доказательства экономической силы страны выступает тот факт, что низкие цены на нефть в сочетании с санкциями не нанесли тяжелого урона стране. Другим примером является Исландия, где после финансового кризиса 2008 года правительство не стало накачивать крупнейшие, системообразующие банки наличностью, чтобы помочь им выстоять. Вместо этого суд приговорил 26 финансистов к тюремным срокам, а правительство позволило обанкротившимся банкам рухнуть.

Появление России в качестве конкурента, а не должника

Реализация прагматического подхода Путина к оздоровлению экономики позволила России добиться успехов. В итоге произошло возрождение экономического сектора, причем настолько успешное, что страна теперь могла конкурировать с западной экономической махиной. Последняя определяла ход развития мировой экономики с момента вступления в силу Бреттон-Вудских соглашений после Второй мировой войны.

В 2009 году Россия стала членом БРИК (в 2010 году после присоединения Южной Африки название было изменено на БРИКС) наряду с Китаем, Бразилией и Индией. В состав БРИКС входят пять ведущих развивающихся стран с населением более 3 миллиардов человек, что составляет 42% населения земного шара. На первом саммите, который проходил в Екатеринбурге в 2009 году (в то время, когда мир еще зализывал финансовые раны, полученные из-за неосмотрительности и беспечности банкиров с Уолл-стрит), группа выступила с заявлением, призывающим к созданию «более диверсифицированной, стабильной и предсказуемой международной валютной системы». Хотя со стороны БРИКС и не прозвучал прямой призыв покончить с системой, в рамках которой основной резервной валютой был доллар, стало понятно, что не все довольны существующими договоренностями.

В 2013 году БРИКС объявила об открытии Банка развития БРИКС, который сейчас называется Новый банк развития, в качестве альтернативы Всемирному банку и Международному валютному фонду. Группа подчеркнула, что не является конкурентом для западных кредитных учреждений. Но вряд ли это заявление успокоило западных банкиров, которые до этого момента полностью контролировали ситуацию с государственными долгами стран. Очень скоро назрел вопрос, который они предпочитали не замечать: «Как далеко зайдут западные финансовые и политические элиты для того, чтобы защитить контроль над «своей территорией», к которой они относят всю планету?»

Ливийский сценарий

В начале 2011 года по Ливии прокатилась волна массовых протестов против диктаторского режима Муамара Каддафи, сильного и авторитетного руководителя страны, чья вина состояла в том, что он помог своей стране выйти на самые высокие показатели по уровню жизни среди африканских стран, а также создал одну из лучших систем здравоохранения на Ближнем Востоке и в Африке. По сути, щедрость, с которой Каддафи раздавал социальные льготы своему «угнетенному» народу, заставила бы устыдиться многих борцов за свободу в западных демократических государствах. Конечно, если бы они знали правду.

В своей статье для исследовательского центра «Global Research» ученый-исследователь из Гарвардского университета Гарикай Ченгу написал, что «в 1967 году полковник Каддафи унаследовал одну из самых бедных стран в Африке. Однако, к моменту своей трагической гибели он успел сделать Ливию богатейшим государством Африки. В Ливии был самый высокий показатель ВВП на душу населения и самая высокая продолжительность жизни на континенте. В Нидерландах больше людей жило за чертой бедности, чем в Ливии».

Если Каддафи был таким заботливым диктатором, то как же так получилось, что ситуация в стране так плохо для него сложилась? Во-первых, согласно ряду сообщений, «Amnesty International» и «Human Rights Watch» — неправительственные организации, поддерживающие тесные связи с правительством США, – преувеличили число убитых «режимом Каддафи» во время одного из правительственных протестов. В 2014 году связи сочли настолько неприемлемыми, что группа ученых написала письмо с критикой подобной политики «вращающейся двери» в отношениях с Государственным Департаментом США.

Хотя это никогда не упоминалось в основных средствах массовой информации, в течение многих лет Каддафи выступал за введение золотого динара, африканской валюты, в которой заключались бы все сделки по закупкам нефти в Африке. Такой план, который набирал популярность по всему континенту, подорвал бы позиции доллара в качестве резервной валюты.

Как заявил в 2011 году главный редактор издания Daily Bell Энтони Уайл, «если бы Каддафи намеревался изменить цену ливийской нефти или других экспортных товаров и пользоваться, например, иной валютой или, может, создать золотой динар, подобный шаг, безусловно, вызвал бы неодобрение властной элиты, которая контролирует основные банки мира».

Это действительно могло стать причиной, по которой требовалось немедленно отстранить его от власти, а также найти другие, официальные, причины для его свержения.

Та же трагическая судьба ожидала иракского лидера Саддама Хусейна, который в 2000 году объявил, что его страна переходит с доллара на евро при заключении нефтяных сделок. Вскоре, после получения «сомнительных разведданных», что Саддам укрывает оружие массового уничтожения, против режима были введены санкции, и началось полномасштабное военное вторжение. Неужели это простое совпадение?

Украинский сценарий

21 ноября 2013 года украинский президент Виктор Янукович приостановил подготовку к подписанию Соглашения о политической и экономической ассоциации с Европейским Союзом. Вместо этого он решил развивать партнерство с Россией, вторым по величине торговым партнером Украины.

Учитывая все обстоятельства, данное решение Киева казалось вполне рациональным. Если бы переход прошел гладко, Украина присоединилась бы к таможенному союзу с Беларусью, Казахстаном и Россией. Но кому-то явно хотелось помешать такому развитию событий. Решение Януковича вызвало протесты в столице, которые в итоге переросли в вооруженный конфликт между Восточной и Западной Украиной.

Между тем, появились явные свидетельства того, что поддержанные Западом организации подталкивали украинцев к бурным протестам против киевских властей. По словам Пола Крейга Робертса из Института политической экономии, было легко организовать переворот на Украине, учитывая, какие огромные суммы денег были отведены США для достижения именно этой цели. Робертс отметил, что «13 декабря 2013 года помощник госсекретаря Виктория Нуланд, придерживающаяся неоконсервативных взглядов, заявила в Национальном пресс-клубе в Вашингтоне, что США вложили 5 миллиардов долларов в агитацию на Украине».

«Ненависть к России на западе Украины настолько разрушительна, что введенные в заблуждение протестующие не понимали, что вступление в ЕС означает конец независимости Украины и передачу контроля бюрократам ЕС в Брюсселе, Европейскому центральному банку и американским корпорациям», — добавил Робертс.

Проанализировав недавние события, можно задаться вопросом: «Испугались ли западные финансовые элиты экономического подъема России?» Вероятно, даже западная элита вряд ли сможет дать определенный ответ на этот вопрос, тем не менее ясно одно: за последние десять лет мир стал гораздо менее предсказуемым местом. Во многом, по-видимому, это непосредственно связано с глобальной экономикой и действиями небольшой группы лиц, которые ее контролируют и которые, вероятно, сейчас ощущают, как их контроль тает.

Фото: Rawpixel.com

List of Comments

No comments yet.