Реанимация российско-турецких отношений

Featured Image

Владимир Аватков

Директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии

9 августа 2016 г. в Санкт-Петербург прилетел президент Турции Р.Т. Эрдоган. Произошло это после резкого спада двустороннего взаимодействия из-за инцидента со сбитым Турцией российским военным самолетом, хотя причины произошедшего явно лежат в более широкой плоскости конфликтного взаимодействия по целому ряду мировых и региональных вопросов. В своей речи президент России отметил, что сейчас, в первую очередь, идет речь о «реанимации» российско-турецких отношений, судя по всему – подразумевая вопросы экономики. Неужели опять к обратному?

На самом деле, пути назад уже нет. Как отметил президент России, «свято место пусто не бывает», «ломать – не строить». Пожалуй, это к лучшему. Эпоха романтических отношений между двумя странами разрушилась в ноябре 2015 г., когда был сбит российский военный самолет. Наступает период непростого поиска новых форм и методов взаимодействия.

Ключевой в этой связи является необходимость выработки совместных механизмов предотвращения такого рода случаев с возможным потенциальным столкновением. Россия и Турция пережили слишком много войн, чтобы повторять имевшие место ранее ошибки. Ошибки, чаще всего вызванные влиянием третьих стран. Все больше подробностей инцидента с российским военным самолетом всплывает сейчас, и все указывает на то, что крайне недружественные России структуры, связанные с проживающим в США Ф. Гюленом, а следственно и Вашингтоном, участвовали в нанесении «удара в спину». Это многое объясняет, но не решает проблем, связанных с различными подходами к решению вопросов, связанных с геополитикой и безопасностью в отношениях между двумя странами.

Очевидно, что результаты обсуждения этих вопросов оказались за рамками публичного пространства, по крайней мере – на данном этапе. Дело в том, что лидеры на совместной пресс-конференции коснулись лишь аспектов, связанных с экономическим взаимодействием, а проблемы сирийского урегулирования условились обсудить с глазу на глаз после общения с прессой.

В отношении экономики российский и турецкий президенты были солидарны. Речь идет о постепенном восстановлении взаимодействия по всем направлениям – реанимации проектов АЭС «Аккую» и «Турецкий поток», восстановлении поставок продовольствия, отправке туристов при гарантиях безопасности со стороны Турции, возвращении турецких инвесторов на российский рынок.

Во многом обсуждение именно экономических вопросов на первой встрече двух лидеров после резкого спада является закономерным и показывает желание России и Турции вести продуктивный диалог, базирующийся на национальных интересах. Но для полноценной «реанимации» и тем более перехода на новый уровень требуются более решительные шаги в области безопасности, поиск компромиссов по ключевым вопросам мировой и региональной повестки дня – в первую очередь, в сирийском кризисе.

Стоит отдельно отметить, что визит президента Турции был совершен в знаковое время для его страны. Неудавшийся военный переворот, осуществленный не без участия сил, аффилированных с Ф. Гюленом, окончательно вскрыл существенный пласт проблем с внутренней и внешней безопасностью Турции. При этом провал путча сыграл на руку президенту Эрдогану в плане сплочения общества против нового общего врага. Кроме того, произошедшее позволяет трансформировать внешнеполитический курс и по-новому подойти к целому ряду вопросов, в том числе – сирийскому.

Соединенные Штаты внимательно следят за изменениями режима в Турции и явно выражают свое беспокойство, особенно – дрейфом Анкары в сторону Москвы и Тегерана. Потерять ключевого союзника по НАТО в регионе Вашингтону явно не хотелось бы, но и идти на встречу Турецкой Республике в США не намерены, хотя, представляется, организации, связанные с Гюленом, несут урон и самим американцам, которые пока явно не понимают имеющуюся угрозу и рассматривают возможные альтернативы правящей элите в Турции. А альтернатив этих становится все меньше.

В таких условиях не каждый лидер решается на зарубежные визиты. Тот факт, что Эрдоган посетил «дорогого друга», говорит о его смелости и решимости.

Но решимость сейчас нужна в отношении конкретных решений региональных проблем. Решимость требуется для трансформации внешнеполитического курса страны и построения всей системы «с нуля», о чем недавно заявил президент Эрдоган. Решимость нужна для взаимных уступок по признанию тех или иных организаций террористическими. Первый шаг мог бы быть сделан в отношении «Джебхат Ан-Нусры» и гюленистов. Так, делая шаг за шагом, две стороны смогут прийти к более широкому взаимопониманию, которое и позволит реально вывести отношения на принципиально новый уровень – не на словах, а на деле.

Тем более, что принципиально лидеры явно сходятся – власть должна быть демократической, но важно, чтобы и менялась она демократически. Отталкиваясь от этого постулата, можно прийти к многим компромиссам, в том числе по сирийской проблематике. Тем более перед визитом в Москву Эрдоган заявил, что Россия является ключевой страной в решении проблем Сирии, которая совместно с Турцией – и при необходимости Ираном – может разрешить затянувшийся кризис.

Встреча двух лидеров стала, несмотря на отсутствие подписанных документов, судьбоносной. Сам факт рукопожатия после произошедших событий говорит о стремлении лидеров работать на благо интересов собственных народов. Благо это кроется в мире и стабильности. Турция вышла из зоны стабильности благодаря своим авантюрным устремлениям, сегодня – время наводить порядок внутри страны и во внешней политике. Это время кардинальной перестройки, когда открывается очередной шанс для решительного прорыва в отношениях между Россией и Турцией. Однако требуется еще очень большая «созидательная работа», чтобы не наступать на давно разложенные заржавелые грабли.

Фото: kremlin.ru

List of Comments

No comments yet.