Золотая середина: Россия как председатель Совета Безопасности ООН

Featured Image

Мэтью Кросстон

Заведующий кафедрой промышленной и международной безопасности, профессор политологии, директор программы по изучению международной безопасности и разведывательной деятельности Университета Белвью, США

1 октября началось, пожалуй, одно из самых интересных председательств в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций – его возглавила Россия. Теперь она будет вынуждена находить компромисс между разрешением множества вопросов, которые стандартно находятся в ведении председателя Совбеза, и решением собственных «особых» вопросов, таких как отношения с Соединенными Штатами, которые в последнее время находятся в удручающем состоянии. Еще большую интригу создает то, что некоторые из наиболее наглядных примеров ухудшения этих отношений были продемонстрированы непосредственно в самом Совете Безопасности.

Основные будущие направления деятельности России как председателя Совбеза будут связаны преимущественно с Ближним Востоком и Африкой:

  • развитие событий в Сирии;
  • варианты решения палестино-израильского конфликта и их легитимность;
  • реализация резолюции 1559 по Ливану;
  • непрекращающиеся военные действия в Йемене;
  • проблемы Южного Судана;
  • деятельность Многопрофильной комплексной миссии ООН по стабилизации в Центральноафриканской Республике;
  • политические изменения в Демократической Республике Конго;
  • деятельность Многопрофильной комплексной миссии ООН по стабилизации в Центральноафриканской Республике в Мали;
  • деятельность Смешанной операции Африканского союза в Судане (Дарфур);
  • восстановление функциональности Миссии ООН по проведению референдума в Западной Сахаре.

В первые месяцы председательства России также состоятся важные содержательные дискуссии о правах женщин, мире и безопасности, а также Международным Судом будет проведена частная встреча. Вероятно, более непосредственно близкими для России станут инициированные ей дебаты о сотрудничестве ООН с региональными организациями. В частности, Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) и Содружество независимых государств (СНГ), которым ранее уделялось мало внимания, теперь будут в центре внимания на высшем уровне. Будет интересно наблюдать, сможет ли Россия добиться большей влиятельности этих организаций и большего внимания к ним, принимая во внимания тот факт, что они были крайне важны для российских интересов.

Однако все эти вопросы общего характера меркнут на фоне интриги и драмы, которые разворачиваются, когда речь заходит о том, как Россия будет взаимодействовать с постоянным представителем США при ООН Самантой Пауэр. Она всегда достаточно враждебно относилась к России, а совсем недавно вызвала сенсацию, обвинив Москву в дезинформировании о происходящем в Сирии и назвав ее действия в стране «варварством».

Россия, не привыкшая пасовать перед трудностями, реальными или вербальными, решительно ответила на это устами Марии Захаровой, официального представителя МИД России. Некоторые ее выражения отличались образностью и саркастичностью:

  • «Когда Саманта Пауэр что-то говорит, то хочется плакать от страха за будущее мира – оно в руках, которые подчиняются именно таким головам»;
  • «Постпред США при ООН, не найдя никакой иной аргументации, сравнила действия России в Сирии с варварскими. Я понимаю, что она сделала это для образности и в связи с отсутствием каких-либо фактов. Но даже если так. Ведь нужно же хоть сколько-нибудь знать мировую историю:

  1. Если рассуждать в историческом контексте, к варварам принадлежали и кельтские, и славянские племена. Поэтому Саманта Пауэр не права, не причислив себя к ним.

  1. Если говорить об исторических параллелях, то Саманта Пауэр не права второй раз, потому что варвар — это тот, кто не принадлежит империи. Хотя… Учитывая, что империя сегодня лишь одна, и это не Россия…

  1. С точки зрения образности Саманта Пауэр не права третий раз, потому что ничего более варварского, чем Ирак и Ливия в исполнении Вашингтона мир в новейшей истории не видел».

  • «Причин этой «Саманты Барбары», в которую американцы превращают Совбез, две:

  1. Вашингтон не может выполнить взятые на себя обязательства по отделению террористов и «умеренных».

  1. Вашингтону нужно отвлечь внимание от расследования своих ударов по Дейр-эз-Зору».

  • «Саманта… Чем больше Вы говорите, тем меньше работы у «кремлевской пропаганды».

Кроме того, что этот ответ победоносно прямой (особенно с учетом того, каким банальным и неинтересным обычно является дипломатический дискурс), он «вспарывает» тот разрыв, который существует между Соединенными Штатами и Россией. И, вероятно, он станет еще более очевидным и, возможно, даже усугубится в период председательства России в Совете Безопасности.

Ключевым фактором нынешних противоречий в российско-американских отношениях является «соперничество интервенций» в Сирию. Говоря простым языком, Америка хочет осуществить интервенцию и свергнуть Асада, а Россия – осуществить интервенцию и оставить его у власти. Забавно то, что обе стороны, по сути, согласны с тем, что Асад ужасный человек. Для Америки смещение ближневосточных тиранов стало чем-то вроде увлекательного хобби (привет, Хусейн, Каддафи, Мубарак, Салех), и Асад очень хорошо вписывается в существующую модель. Для России ужасы вторжения «Исламского государства»[1] (которое захватило часть сирийских территорий именно по причине парализованности государства, наступившей из-за поддержки Соединенными Штатами оппозиции) являются наглядным примером того, что гарантировано случится в случае вмешательства в жизнь арабских автократий и попыток заменить их… (подлежит определению чем). Согласно данным анализа российских спецслужб, именно аморфность и неопределенность позиций оппозиции Асада создали серьезную угрозу безопасности страны и региона.

Таким образом, США слишком беспечны в своей политике «кто угодно, только не Асад», и только Россия решительно отвечает им политикой «будьте осторожны в своих желаниях». Именно Россия заставила мировое сообщество задуматься о том, из кого на самом деле состоит сирийская оппозиция, задуматься о том, что проблема не только в разногласиях в ее рядах, но в том, что в составе оппозиционных группировок радикальные исламисты перемешались с так называемыми «умеренными арабами». Будучи наученной кромешным адом Чеченского конфликта, Россия предпочитает авторитарную стабильность демократической нестабильности, когда речь заходит о регионах, где присутствуют подобные формы радикализма. Это как раз случай Ближнего Востока, который Россия считает достаточно близким для того, чтобы быть сферой ее стратегических интересов, и в то же время слишком близким к ее собственным южным рубежам.

Теперь Россия возглавила Совет Безопасности ООН. В идеале ее председательство должно привести к появлению новых возможностей для ведения диалога, сотрудничества и взаимодействия. Увы, уже не существует идеалистических представлений о российско-американских отношениях. Отношения государств в плохом состоянии. Профессионализм на низком уровне. Противоречия высоки. Совет Безопасности, эта величественная организация, обращающаяся только к самым серьезным угрозам, могла бы последовать совету госпожи Захаровой: к сожалению, это может показаться «Самантой Барбарой» в сравнении с чем-либо более важным.

[1] Деятельность террористической организации «Исламское государство» запрещена в России.

List of Comments

No comments yet.