Мягкая сила России на Балканах

Featured Image

Дмитрий Сурков

Эксперт МАЦ «Rethinking Russia»

В начале XXI в. Балканы, потрясенные кровавыми конфликтами в Хорватии, Боснии и Герцеговине, Сербии и Македонии, прошли через стадию постконфликтного урегулирования с последующим переводом национальных экономик на рыночные рельсы. Данный процесс происходил при существенных финансовых вложениях и технической поддержке коллективного Запада. Таким образом, влияние других акторов в регионе значительно снизилось, однако в исторической памяти народов Балкан были зафиксированы эпизоды бомбардировок Югославии в 1999 г. и последовательная политика США и их союзников по сецессии автономного края Косово и Метохии. Это сохраняло возможности для возвращения в регион России, которая сохранила в массовом сознании народов Балкан статус «защитницы» и «старшей сестры» сербов. В 2008 г. в результате подписания газового соглашения, которое, в том числе, предусматривало покупку контрольного пакета акций АО «Нефтяная индустрия Сербии» (НИС) и масштабные инвестиции в нефтяной сектор, Россия существенно расширила свое присутствие на Балканах, превратив НИС в крупнейшего налогоплательщика сербского бюджета (14% от общих поступлений)[1].

Благодаря высоким ценам на нефть, в 2000-х Россия смогла позволить себе многомиллиардные инвестиции в регион, но при этом имеющийся потенциал мягкой силы в регионе не стоял на повестке дня. Само понятие мягкой силы появилось в официальной риторике Москвы только в 2013 г. после принятия новой редакции Концепции внешней политики России. Как следствие, активность на данном направлении значительно возросла: официальные лица  — в том числе по линии МИДа — регулярно доводят до граждан информацию по данному вопросу.

В рамках реализации целей Концепции НИС и Россотрудничество[2] занимаются популяризацией русского языка в средних школах и ВУЗах Сербии. Помимо этого, необходимо отметить работы по реставрации храма св. Саввы, финансируемые из средств НИС в размере 4 млн евро[3]. Кроме того, активную деятельность в Сербии развернули такие НКО, как «Фонд поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова» (ежегодная конференция «Балканский диалог», программы экспертной мобильности в Сербии, а также Боснии и Герцеговине[4]), сербский медиа-центр «Русский экспресс» (организация премьерного показа фильма Н. Михалкова «Утомленные солнцем» и доставки Благодатного огня в Сербию), Русская гуманитарная миссия (проект «Русский уголок» в сербских библиотеках, гуманитарная помощь сербским беженцам, материальная и техническая помощь сербским учреждениям здравоохранения), фонд «Русский мир» (культурные центры при Белградском университете, Университете Черногории, при гимназии им. Й. Змая в гор. Нови Сад, а также в гор. Баня-Лука).

В целом, мягкая сила России на Балканах строится, прежде всего,  на притягательных для массового сознания сербского населения конфессиональных и культурных компонентах. Тем не менее, стоит отметить, что России следует обратить внимание на следующие важные аспекты. Во-первых, российское присутствие с точки зрения мягкой силы практически незаметно во втором энтитете Боснии и Герцеговины, а также в Македонии, Хорватии и Албании. Во-вторых, успешно продвигая элитарную культуру, российские субъекты мягкой силы не занимаются продвижением тех произведений российской массовой культуры (кино, сериалы, поп-музыка), которые могут составить конкуренцию западным аналогам. В-третьих – и  это наиболее важный момент – Россия могла бы уделять большее внимание молодежной аудитории, которая способна в среднесрочной перспективе определять вектор развития государств на Баланах. Иными словами, речь идет об образовательной политике России в отношении иностранных граждан.

Именно высшее образование, по мнению Е.Г. Пономаревой, отвечает за формирование смыслов, дающих представление о мире, а также о месте и роли в нем конкретной страны[5]. Ежегодно Россия выделяет 15000 квот[6] на высшее образование, но впервые квоты были полностью использованы только в 2015 г., что может свидетельствовать, прежде всего, о том, что до недавнего времени бесплатное российское высшее образование за рубежом не пользовалось достаточной популярностью.

Если рассматривать вопрос с точки зрения межконфессионального взаимодействия, то, безусловно, следует отметить успешный опыт сотрудничества Московского и Сербского Патриархатов. Однако при этом следует обратить внимание и на представителей ислама, что также должно находить отражение во внешнеполитической активности.

Следующий вопрос, который необходимо осветить в рамках данной темы, — это осведомленность иностранных граждан о ключевых положениях внешней политики России (речь, прежде всего, о гражданах Балканских государств). С. Атлагич отмечает, что результаты опросов общественного мнения говорят о преобладании позитивного мнения о России и о русских среди граждан Сербии, но также указывают и на их неосведомленность о российских внешнеполитических приоритетах и возможностях расширения сотрудничества двух стран[7]. Перспективным с этой точки зрения выглядит наращивание взаимодействия с научными кругами Балканских государств с целью познакомить их с российской научной школой международных отношений и российским видением того, что происходит на международной арене. Подобное взаимодействие может принять форму курсов лекций приглашенных профессоров для студенческой аудитории, регулярных научно-практических конференций, а также совместных магистерских программ.

Также необходимо затронуть вызывающую на Балканах резонанс проблематику прав человека, в частности, наметившиеся в последнее время тенденции по героизации нацизма и других крайних форм национализма.

Тем не менее, говорить о том, что Россия обладает недостаточным потенциалом мягкой силы на Балканах в целом не приходится. Это показал инцидент с депортацией российских граждан, якобы занимавшихся слежкой за премьер-министром соседней Черногории Мило Джукановичем в период парламентских выборов в Черногории в конце октября 2016 г. Факт депортации неназванных лиц был быстро растиражирован СМИ. Несомненно, пикантности сложившей ситуации добавил и визит Николая Патрушева 26-28 октября, якобы поехавшего в срочном порядке выручать российских граждан, предположительно помогавших путчистам на территории соседнего государства. Тем не менее, визит был анонсирован за две недели. Более того, в отсутствии непосредственных доказательств причастности российских граждан к инциденту, Российская сторона вышла из ситуации достойно настолько, насколько это возможно.

[1] Od gubitaša do dobitnika: NIS puni budžet Srbije. Srbija danas. 7. jula 2014: http://www.srbijadanas.com/clanak/od-gubitasa-do-dobitnika-nis-puni-budzet-srbije-07-07-2014

[2] Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству

[3] Po nalogu Putina: Rusi spremili 4 miliona za oslikavanje Hrama svetog Save! Telegraf. 9. Mart 2016. : http://www.telegraf.rs/vesti/beograd/2038207-po-nalogu-putina-rusi-spremili-4-miliona-za-oslikavanje-hrama-svetog-save

[4] Российско-сербский круглый стол в Белграде. Мнения экспертов. URL: http://gorchakovfund.ru/news/19220/; Фонд Горчакова поддержал поездку российских экспертов в Боснию и Герцеговину. : http://gorchakovfund.ru/news/11832/

[5] Пономарева Е., Рудов Г. «Мягкая сила» как интеграционный ресурс России на евразийском пространстве / Обозреватель. 2015. № 11. С. 65.: http://materik.ru/upload/iblock/f4f/f4ff9c152ffca8d55e90e7d5c4b84acc.pdf

[6] Постановление Правительства Российской Федерации от 8 октября 2013 г. N 891 «Об установлении квоты на образование иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации». : https://rg.ru/2013/10/10/obuchenie-site-dok.html

[7] С. Атлагич. К вопросу об имидже России за рубежом – на примере Сербии / Философский журнал. Т. 8. №1. 2015. С. 116

List of Comments

No comments yet.