Саммит АТЭС: на перепутье

Featured Image

20 ноября завершился саммит АТЭС в Лиме, на котором главы государств обсуждали пути решения экономических проблем, стоящих перед международным сообществом. В работе саммита также приняли участие представители крупного бизнеса. Помимо традиционных вопросов, связанных с устранением торговых барьеров, речь шла и о влиянии непосредственно политических лидеров на ситуацию в мировой экономике. По итогам саммита МАЦ «Rethinking Russia» представляет комментарии российских экспертов.

Иван Лошкарев

Политолог-международник

У саммита АТЭС, как и у любой встречи в верхах, есть формальные и неформальные компоненты. Протокольная часть саммита была посвящена темам устойчивого, сбалансированного и инклюзивного экономического роста, а также проблемам региональной интеграции и стимулирования глобального спроса. На практике весьма сложно выровнять темпы экономического роста разных стран. Более того, обсуждение проблем региональной интеграции в АТЭС подразумевает дискуссии по поводу планируемой Тихоокеанской зоны свободной торговли. Проект обсуждается в течение последнего десятилетия, но заметных успехов достигнуто не было.

Неформальный компонент саммита – это обсуждение перспектив Транстихоокеанского партнерства. Неожиданная победа на президентских выборах в США Дональда Трампа почти наверняка означает провал этого амбициозного проекта Барака Обамы. Транстихоокеанское партнерство (ТТП), по задумке его создателей, призвано закрепить новый баланс сил в Азиатско-Тихоокеанском регионе, создать основу для экономического сдерживания Китая. В таких условиях у Китая появляется возможность перехватить у Вашингтона инициативу и предложить странам региона альтернативу в виде участия в Региональном Всеобъемлющем экономическом партнерстве (РВЭП). Этот проект Пекин выстраивал как альтернативу ТПП. Но Китай действует и будет действовать максимально осторожно, в том числе для того, чтобы Трамп и его окружение не воспринимали РВЭП как потенциальную угрозу. Поэтому прорывных решений на саммите принято не было. Тем не менее, сама возможность оценить настроения партнеров крайне важна для всех членов АТЭС.

Денис Кузнецов

Аспирант Кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России

Если попытаться сжато охарактеризовать прошедший саммит АТЭС, то, вероятно, наиболее верной его характеристикой будет «состояние неопределенности». Неопределенность, как и необычность саммита, определялась тем, что США были представлены одновременно двумя президентами: покидающим свой пост Бараком Обамой и вступающим в должность Дональдом Трампом. При этом их повестки относительно будущего развития Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) во многом прямо противоположны: один выступает за сохранение всех инициатив в регионе – включая Транстихоокеанское сотрудничество – другой, хотя и не присутствовал на саммите, оказывал ощутимое влияние своими обещаниями усилить давление на Китай и отказаться от связывающих руки соглашений. Эта неопределенность чувствовалась в риторике самих лидеров: Барак Обама призвал государства-партнеры выступить в защиту ТТП, Си Цзиньпин вновь выдвинул собственную инициативу по формированию зоны свободной торговли в АТР, президент Филиппин Родриго Дутерте призвал к новому мировому порядку, созданному силами России и Китая, а президент России Владимир Путин попытался убедить партнеров не опасаться Трампа и провел целую серию встреч, касающихся вопросов двусторонних отношений.  Для России Форум АТЭС в принципе является важным организационным ресурсом по усилению присутствия в регионе, в том числе статусного плана. Западные антироссийские санкции, поиск источников инвестирования для развития российского Дальнего Востока, углубление евразийской интеграции и продвижение идей по сопряжению ЕАЭС с проектом Экономического пояса Шелкового пути давно способствуют интенсификации дипломатического и экономического взаимодействия страны со странами АТР, среди которых сегодня нет желанного единства. АТЭС, в этом смысле, представляет ключевую дискуссионную площадку по вопросам макрорегионального регулирования, и это понимают сегодня все участники. Другой вопрос – будет ли продолжен курс на создание в рамках АТЭС Транстихоокеанского партнерства, основанного на так называемых стандартах ВТО-экстра/ВТО+, и какой эффект будет иметь создание такого трансрегионального блока на весь Азиатско-Тихоокеанский регион. Этот вопрос является сегодня стержневым для преодоления возникшей неопределенности.

List of Comments

No comments yet.