Победа Дональда Трампа: по горячим следам

Featured Image

8 ноября 2016 г. состоялись 58-е выборы президента США, победу на которых одержал кандидат от Республиканской партии Дональд Трамп. По итогам выборов МАЦ «Rethinking Russia» подготовил серию экспертных комментариев с рядом российских и зарубежных специалистов.

Президентская кампания — 2016 как отражение системного кризиса американского общества

Андрей Коробков

Профессор политологии и международных отношений — Университет штата Теннеси, США

Результат президентских выборов 2016 г. в США стал настоящим шоком для членов американского истеблишмента: как для правящих элит, так и для обслуживающих их интересы представителей академического, журналистского и иных сообществ. Ирония заключается в том, что оперетточный характер кампании и скандальность поведения избранного 45-го президента США миллиардера и телезвезды Дональда Трампа затмили как для широкой публики, так и для специалистов тот факт, что само появление подобного кандидата стало отражением глубокого системного кризиса, в который вступило американское общество. Этот кризис связан с исчерпанием возможностей политической и социально-экономической системы, сформированной в США более 50 лет назад, в 60-е гг. прошлого века. А потому проблемы, которые эта кампания обнажила, с окончанием выборов сами по себе не никуда не уйдут.

Одним из выражений сегодняшнего кризиса стал глубокий раскол американского электората по расовым, а в определенной степени и по гендерным (включая принадлежность к сексуальным меньшинствам) признакам, которые оказались гораздо важнее, чем социально-экономические факторы. Согласно предварительным данным экзитполов, среди белых, составивших 69% электората, 58% проголосовали за Трампа и лишь 37% — за Хиллари Клинтон. Среди представителей расовых и этнических меньшинств (31% избирателей), напротив, 74% поддержали Клинтон и лишь 21% — Трампа.  При этом за Трампа проголосовали 63% белых мужчин и 53% белых женщин, тогда как за Клинтон – лишь 31% и 43% соответственно. Интересно, однако, что раскол электората по гендерному признаку оказался несравнимо меньше, чем предсказывали эксперты (ожидалось, что отрыв Хиллари от Трампа по популярности среди избирателей-женщин мог составить до 20 пунктов). Любопытно также, что Трамп, несмотря на свою агрессивную риторику, все же получил поддержку и 8% афроамериканских, и 29% испаноязычных избирателей, что оказалось даже лучше, чем показатели его республиканского предшественника Митта Ромни в 2012 г. Клинтон, между тем, получила 88% голосов афроамериканцев и 65% — испаноязычных избирателей.

Опасность подобного раскола электората состоит в том, что победа любого из кандидатов может быть воспринята проигравшей стороной как угроза её фундаментальным интересам.

Победа Дональда Трампа как свидетельство краха американского либерализма

Роберт Бридж

Политический обозреватель

В ходе избирательной кампании 2016 г. стали очевидными ограниченность и негибкость современного американского либерализма, сторонники которого делают своим приоритетом, скорее, поддержку радикальных и неоднозначных культурных экспериментов, нежели недопущение злоупотреблений со стороны государственной власти.

Сегодня все споры и дискуссии ведутся вокруг «невероятной» победы Дональда Трампа над Хиллари Клинтон; победы, которая воспринимается как «невероятная» из-за того, что американские СМИ так долго готовили нас к тому, что президентство Клинтон — вопрос уже решенный. В этой связи мне бы хотелось остановиться на одном аспекте нынешних президентских выборов, которому не уделялось должного внимания, но который не является новым.

Вероятно, заголовок отчасти введет читателя в заблуждение. Безусловно, американский либерализм – равно как и Демократическая партия как проводник либеральных идей – сам по себе никуда не исчез, и нельзя говорить о его упадке. Скорее, он просто неожиданным образом транформировался в нечто непонятное, чуждое и, на мой взгляд, совершенно непривлекательное. Многие из либералов, составляющих основу традиционного электората Демократической партии США, неоднократно злоупотребляли дарованными Конституцией свободами в ущерб суверенитету страны. Сейчас велика вероятность лишиться и того, и другого.

Либерализм, во многом формирующий политическую идеологию и мировоззрение демократов (консерватизм, в свою очередь, имеет аналогичное значение для республиканцев), изначально основывался на принципе защиты свободы и продвижения равенства. Однако со временем —  особенно за 8 лет президентства Барака Обамы — либералы стали поглощены решением, скорее, культурных, нежели сугубо политических задач. Они главным образом обеспокоены тем, как предоставить своим сторонникам, разделяющим философию гедонизма, максимально широкое поле «свободы выбора». Иными словами, стремление к счастью в сфере культуры и ценностей представляет собой главную цель. При этом абсолютно игнорируются реальные политические процессы.

В целом все эти факторы, как мне кажется, не только служат объяснением поражения Демократической партии на президентских выборах (не говоря уже о выборах в обе палаты Конгресса США), но и свидетельствуют о потере партией роли значимой политической силы. Другими словами, если демократы не разрешат накопившиеся проблемы и не начнут отдавать предпочтение исключительно политическим вопросам вместо стратегии продвижения культурных ценностей и экспериментов, их партия просто прекратит свое существование.

Президент Трамп-2016: день, когда весь мир замер

Мэтью Кросстон

Заведующий кафедрой промышленной и международной безопасности, профессор политологии, директор программы по изучению международной безопасности и разведывательной деятельности Университета Белвью, США

Я уже слышал разочарованные голоса тех, кто не может поверить, что кандидат, который провел всю кампанию, делая ставку на «недовольство среднестатистического белого мужчины», может стать одним из самых влиятельных людей в мире. Мне понятна такая реакция демократов, понятны даже их смятение и гнев. В то же время я буду неправ, если не посмотрю на ситуацию более глобально и не скажу, что это чрезмерное упрощение того, что произошло в Соединенных Штатах 8 ноября. И, откровенно говоря, теперь, по окончании, самой нелицеприятной избирательной кампании за всю историю Америки (с чем согласны абсолютно все), необходимо не упрощать ситуацию, а тщательно проанализировать, что произошло.

Прогрессивное движение в США должно воспринять произошедшее как предупредительный сигнал и учесть это при выработке стратегий избирательных кампаний в будущем. Классический подход, который апеллирует к жителям крупных городов, молодежи, женщинам и меньшинствам, продолжит работать. Однако этот подход эффективен, когда речь идет о харизматичном кандидате, способном заряжать энергией и вдохновлять граждан. Таким кандидатом был Обама. Но это не случай Хиллари. Если принять во внимание результаты голосования в колеблющихся штатах, таких как Флорида, Мичиган и Пенсильвания, даже не сравнивая Клинтон с Трампом, а сравнив ее с Обамой в 2012 г., становится очевидным существенное снижение эффективности предвыборной кампании. Безусловно, Хиллари уверенно обошла Трампа в ключевых городах: Детройте, Майами и Филадельфии. Но если вновь сравнить отрыв, с которым они лидировала, с отрывом Барака Обамы от Митта Ромни в этих городах в 2012 г., то складывается впечатление, что это было, скорее, наказанием со стороны избирателей. Электорат в этих космополитичных городах, где преобладают меньшинства, постоянно указывал на то, что не приемлет избрания Трампа, а также на то, что будет голосовать, по сути, не за Клинтон, а против Трампа. Хиллари же такое развитие событий просто было на руку. Завершившиеся выборы наглядно продемонстрировали, что прогрессивное движение абсолютно неверно применяло классический подход. Таким образом, если кандидат не может заработать голоса городских меньшинств и не может взять их харизмой, как его предшественник, то ему нужно добиваться расположения избирателей вне городских территорий. А прогрессисты практически полностью исключили стратегию работы с сельским населением. Да, возможно, сейчас ее эффективность ограничена. Но нельзя так быстро сдаваться, не прилагая достаточно усилий. Сможет ли кто-нибудь назвать имя хотя бы одного прогрессиста, который приехал бы пообщаться с обычным сельским жителем где-нибудь вдалеке от претенциозных космополитичных центров? Как ни странно, на ум приходит Билл Клинтон. Но в его случае причиной являлось то, что он сам был выходцем из глуши Арканзаса. Для него это было естественно. Но это противоестественно для его супруги, что в итоге стоило ей очень дорого.

List of Comments

No comments yet.