«Руссофрения»: российская карта в политике Запада

Featured Image

Брайан Макдональд

Журналист

В начале 1917 г. до Лондона дошли вести о волнениях, происходящих в Петрограде (Санкт-Петербурге). Озабоченный этой информаций премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж срочно направил в российскую столицу известного дипломата лорда Альфреда Милнера. Лорд встретился с царем, государственными министрами и членами Думы, которые заверили его в том, что это враги государства распространяют выдуманные истории. К сожалению, будучи типичным представителем своего класса, Милнер был уверен, что только элита может влиять на происходящие в обществе процессы, и даже не подумал о том, чтобы пообщаться с более широкой общественностью. Пребывая в своем придуманном мире, он сообщил в Лондон, что в Петрограде не происходит ничего такого, с чем власти не могли бы справиться, и что никаких потрясений не ожидается. Но в состав той же делегации входил личный секретарь Ллойда Джорджа Филлип Керр. Будучи несколько более осведомленным, он прошел по городским улицам и пообщался с простыми людьми. Собрав их прогнозы, он направил в Лондон телеграмму, в которой сообщал, что революция в России неизбежна. Как это обычно и бывает, человек, вышедший из зоны комфорта, оказался прав – Николай II лишился короны раньше, чем британская делегация вернулась в Лондон. Мы знаем эту историю благодаря тому, что много лет спустя «Валлийский колдун» Дэвид Ллойд Джордж рассказал ее советскому послу в Лондоне Ивану Майскому. Сегодня, спустя 100 лет, этот урок представляется полезным для истэблишмента, который отказывается признавать опасения и переживания граждан при анализе причин политических потрясений.

Сегодня они принимают форму электоральных потрясений на подобие тех, которые недавно случились в Америке и Великобритании, не говоря о растущей популярности в Европе альтернативных движений и сокращении поддержки традиционных центристских партий и их кандидатов. Конечно, это вызывает некоторые опасения лиц, принимающих решения, но, кажется, они вовсе не планируют исправлять свои ошибки.

Герои и злодеи

Вместо этого они ищут устрашающего демона, на которого можно переложить ответственность. Россия в этом смысле в последнее время чрезвычайно часто оказывается под прицелом до такой степени, что многие СМИ видят причастность Кремля ко всем возможным событиям. Перефразируя Перси Биши Шелли, «Путин и здесь, Путин и там, Путин идет по пятам».

На самом деле это не так. Даже если Россия и хотела бы, ей не хватило бы ресурсов для того, чтобы влиять на ход выборов на Западе. Конечно, Москва могла бы повлиять на исход двух-трех голосований, если бы серьезно нацелилась на это, но разговоры о том, что Кремль является кукловодом для таких кардинально отличающихся друг от друга стран, как Болгария, Италия, Франция, Германия и США, кажутся абсурдом.

Несмотря на это, мы наблюдаем грустный спектакль сторонников Хиллари Клинтон, которые пытаются оправдать ее поражение в президентской гонке вмешательством России. Москву обвиняют в утечке Wikileaks информации о том, как ее же собственная партия фальсифицировала результаты праймериз. Кремль также обвиняют в утечке информации о том, что Клинтон использовала личные почтовые адреса вместо официальных, будучи госсекретарем США. Хотя на самом деле все это кажется второстепенными проблемами. Сейчас мы наблюдаем спектакль с пересчетом голосов в отдельных штатах, где Клинтон проиграла Трампу с относительно небольшим разрывом. Все это напоминает Дилана Томаса, призывавшего бунтовать против того, что «умирает свет».

Здесь есть также некая доля шизофрении. Или можно использовать введенный мной несколько лет назад термин «Руссофрения». Американские элиты приписывают России сверхспособности, а потом заявляют, что страна находится в упадке. Так ведут себя даже представители одной и той же партии. Еще два года назад демократ Барак Обама заявил: «Россия ничего не производит. Иммигранты не едут в Москву в поисках возможностей… Население России сокращается».

Суровая действительность

Не стоит обращать внимание на эти ложные заявления[1]. Они не просто отражают весьма специфический тип мышления, но и свидетельствуют о том, что качество предоставляемой американским лидерам аналитики по России чрезвычайно низкое. Такие же выводы можно сделать и при прочтении обзорных статей таких изданий, как «Вашингтон Пост» или «Нью-Йорк Таймс». Причина этого заключается в том, что в таких СМИ наиболее известные «специалисты» по России зачастую имеют крайне мало (если вообще имеют) практических знаний об актуальной ситуации в стране. Часто они ослеплены мощной идеологией и просто не могут согласиться с точкой зрения Москвы.

В некоторых странах Европы существует странная терминология, которая делит политические партии и кандидатов на «пророссийских» и «проевропейских». И эти два лагеря никогда не сойдутся. Эти любопытные ярлыки не учитывают внутренние опасения, существующие в ряде стран, и инфантилизируют существующие дискуссии. Получается, что любой, кто не обвиняет Москву во всех смертных грехах, сразу же становится марионеткой. Так, избранный президент Болгарии Рамен Радев уже назван «пророссийским», несмотря на то, что еще несколько месяцев назад он являлся генералом НАТО.

Этот переполох может иметь опасные последствия. Он создает новую разделительную линию на континенте. Конечно, это не физически существующая линия, как в эпоху холодной войны (хотя НАТО ведет активную работу на этом направлении), но ее искусственный эквивалент. При нем, если кто-либо противостоит гегемонии США, гиперлиберализму, распространению власти Брюсселя по всей Европе, массовой миграции и ускоренной глобализации, то он играет на стороне Москвы. При этом неадекватном видении мира даже на таких разных политиков, как Джереми Корбин, Зигмар Габриэль, Франсуа Фийон и Виктор Орбан навешивают ярлык «пророссийский». Откровенно говоря, такое сложно придумать, находясь в здравом уме.

Так в чем же суть истории?

Наконец, существует вопрос о российских СМИ (сразу оговорюсь, я веду колонку для RT). Спонсируемые Москвой СМИ, такие как RT и Sputnik, заставляют Запад серьезно задуматься. С одной стороны, существует точка зрения, что их вообще  нет смысла принимать в расчет. С другой стороны, зачастую те же самые люди предупреждают, что эти структуры представляют угрозу для всей западной цивилизации. Это уже стало настолько смешно, что в США и Великобритании были созданы специальные комиссии для изучения вопроса.

Все упускают из внимания тот факт, что сегодня почти у каждой крупной державы есть зарубежные телевизионные каналы. Америка содержит такие медиа, как «Радио Свобода» и «Голос Америки» (бюджет которых примерно в три раза превышают бюджет RT), Париж и Берлин спонсируют France 24 и Deutsche Welle соответственно, а британский BBC вообще представляет собой огромную структуру, которую все домашние хозяйства Великобритании обязаны финансировать посредством выплаты лицензионного сбора. Неуплата может привести к лишению свободы.

На самом деле текущая истерия вокруг RT и Sputnik напоминает мне о тяжелой артиллерии, которую использовали против «Аль-Джазиры» в рамках «борьбы с терроризмом». Катарскую телекомпанию обвинили в проявлении симпатии к Аль-Каиде и проваххабитских позициях и относились к ней с подозрением. Примечательно, что с тех пор, как Доха и Запад заняли одинаковые позиции по Ливии, Сирии и Йемену, критика в адрес «Аль-Джазиры» перестала быть слышна. Возможно, через несколько лет история повторится с RT, если Россия и США найдут точки соприкосновения по внешнеполитическим вопросам.

Одна из причин популярности RT – его стремление доводить до аудитории ту информацию, которую игнорируют номенклатурные СМИ. Например, RT воспринимал лидеров Партии независимости Соединенного Королевства как абсолютно обычных игроков на политической арене, в то время как мэйнстримовые британские СМИ считали их маргиналами и даже радикалами. Смешно наблюдать, как, вместо того, чтобы извлечь урок из этой ошибки, некоторые британские деятели предпочитают оказывать давление на RT, стремясь вытеснить телеканал. Может быть, они полагают, что восстановление старого статус-кво в информационном пространстве Великобритании предотвратит появление движений подобных Брекситу?

Если так, то они совершают ту же ошибку, которую допустил лорд Милнер в 1917 г. На Западе множество граждан устали от неолиберального порядка, который привел к снижению доходов среднего класса, сконцентрировав благосостояние и власть в больших городах. Обвинять Россию в недовольстве этих людей – абсурд. Здесь также можно провести параллель с судьбой Николая II, который считал, что главная угроза его правлению исходила от Германии, в то время как реальный источник угрозы был внутри его собственного государства. Мы все знаем, к чему это привело.

[1] Между прочим, у России нет проблем с производством (например, в России производят ракеты, которые запускают американские спутники в космос). Она также является третьим по популярности направлением для миграции (после США и Германии), и ее население выросло за последние годы. Более того, российские показатели рождаемости выше аналогичных показателей многих европейских стран.

List of Comments

No comments yet.