Что год текущий нам готовит? Мнения российских экспертов

Featured Image

2017 год российское общество встречает, скорее, со сдержанным оптимизмом, чем с мрачными опасениями. Худшие экономические и политические прогнозы за прошлый год не оправдались: граждане России не столкнулись с массовым обнищанием, производство, особенно в области сельского хозяйства, демонстрирует осторожные признаки роста, а внешнеполитическая конъюнктура позволяет надеяться на выход нашей страны из геополитического противостояния с Западом.

20 января 2017 года в Белый Дом в Вашингтоне придет новый президент, и этот человек уже определенно дал понять, что готов к диалогу с Россией. Увы, стремление нормализовать отношения с нашей страной встречает яростное сопротивление элит глобального мира, для которых русофобия и путинофобия – своего рода идеологическое масло для снятия всех напряжений в механизмах либерального порядка. Однако во всех странах Запада постепенно усиливается сопротивление «русофобскому консенсусу», и есть основания полагать, что в 2017 году этот «консенсус» сломается во Франции и, может быть, даже в Германии.

Постижение уроков русской революции

Между тем, в России в текущем году главное событие – это столетний юбилей российской революции, что, по мнению экспертов, представляет собой и шанс на достижение внутринационального примирения между «красной» и «белой» идеями, и повод задуматься о причинах революций и том, как их впредь не допускать.

Политолог, директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов полагает, что юбилей революции дает хорошую возможность «внимательно переосмыслить события столетней давности и наконец, поговорив об этом со всеми заинтересованными коллегами, перевернуть страницу, которая до сих пор ноющим рубцом проходит по всему нашему обществу».

— Нам следует оценить этот эпизод нашей истории, обсудить его, и наконец пойти дальше, не оглядываясь, – считает Алексей Мартынов, – Мы должны зафиксировать то более глубокое понимание реалий нашей истории, которое исходит из сознания нашей общей виновности в произошедшем: мы собственными руками разрушили свою страну и 100 лет назад, и 25 лет назад – дважды в XX веке. Урок же революции состоит в том, что когда мы хотим менять страну и порядки в ней, а менять их нужно, в соответствии с внешними и внутренними вызовами, не следует при этом разрушать государство.

Тем не менее, никакой аналогии между 1917 и 2017 проводить не следует, столетний юбилей – отнюдь не повод для внешних сопоставлений и тем более для ожидания повторения событий вековой давности. Так считают фактически все опрошенные нами эксперты. Политолог, член ЦИК РФ Александр Клюкин полагает, что вряд ли что-то подобное 1917-му году вообще возможно в сегодняшней России.

— Я думаю, – говорит он, – что мы, безусловно, отметим этот юбилей, поговорим на тему русской революции, скажем друг другу, что было сделано плохого, а, может быть, и хорошего, подискутируем, но революционной ситуации в России не будет, как бы ни прогнозировали большое количество конфликтов некоторые эксперты в Америке.

Выдвижение участников президентских выборов 2018 года и формирование их команд

Эксперты сходятся в том, что главным событием 2017 года в России станет подготовка к очередным президентским выборам, которые состоятся в марте 2018 года. Следует ожидать, что уже в конце 2017 года фактически стартует избирательная кампания, и будут выдвигаться кандидаты в президенты. Пока трудно сказать, кого мы сможем увидеть в этом качестве, помимо уже объявившего о своем желании потягаться за президентское кресло оппозиционера Алексея Навального. По мнению политолога Глеба Кузнецова, «мы уже к концу года будем знать и список претендентов, и повестку, с которой они пойдут на выборы. И с конца 2017 года мы будем постепенно входить в избирательную кампанию».

Другой известный политолог, глава Центра политического анализа Павел Данилин полагает, что даже более важное обстоятельство, чем выдвижение тех или иных фигур в кандидаты, – «формирование команд, которые будут работать на выборах президента России». Он подчеркивает, что «создание команд должно начаться уже в какое-то относительное разумное ближайшее время». Что касается участия в будущих выборах действующего главы России Владимира Путина, то Алексей Мартынов полагает, что никто не сомневается в том, что если «Путин будет баллотироваться на новый срок, он эти выборы выиграет».

— Достаточно посмотреть на поддержку президента: за последние 2-3 года его рейтинг никогда не падал ниже 70%. Другой вопрос, в какой форме будут проходить выборы, как они будут организованы, потому что есть разные мнения по этому поводу. И это как раз в середине года станет ясно, как это все будет происходить. Кто будет оппонентом, насколько они будут сильными, появятся ли новые лица в смысле кандидатов в президенты, или мы опять увидим Зюганова, Жириновского и т.д. – этих патриархов стареющих. Эта интрига сейчас и складывается, и в ближайшие месяцы она раскроется.

Разочарование в Трампе или же шанс на российско-американское сближение

Важно, конечно, и то, в какой обстановке пройдут очередные президентские выборы в нашей стране, каким будет их внешнеполитический и внутриполитический контекст. Что касается внешнего контекста, то здесь главным фактором является перспектива развития российско-американских отношений при новой республиканской администрации.

Ожиданий, как уже говорилось, очень много, в отличие от ясности. Александр Клюкин надеется, что 2017 год станет годом прорыва, или во всяком случае, позитивных изменений в отношениях наших двух держав. Он связывает их с характером избранного президента. По его мнению, Трамп «очевидно, хочет перемен к лучшему, человек он практичный, человек из бизнеса, он не такой, как президенты США от Демократической партии, и он считает, что диалог превыше всего. Я думаю, что в этой парадигме будет двигаться весь мир».

Алексей Мартынов также, скорее, оптимистичен по поводу открывшегося с приходом Трампа «шанса на выравнивание российско-американских отношений». С его точки зрения, для позитивных настроений имеются определенные предпосылки, поскольку, по его словам, «трампсит» ввел в ступор многих наблюдателей не только в США, но и во всем мире, уже повлиял на политические расклады».

— Америка – важная страна, процессы, в ней происходящие, оказывают воздействие буквально на весь мир. Можно вспомнить выборы в Болгарии, Молдавии, референдум в Италии, произошедшие уже после избрания Трампа, на которые «трампсит» повлиял непосредственно. Граждане этих стран поняли, что можно не бояться и не оглядываться на мнение американцев.

Я думаю, – добавляет Мартынов, – что уходящая администрация Обамы, и его сторонники в Демократической партии, демонстрируют «большевистскую ригидность» во внешней политике, насаждая по всему миру демократию, подобно тому, как в свое время Троцкий пытался распространить мировую революцию. Надеюсь, что вместе с уходом Обамы с американской политической сцены сойдет и эта нео-большевистская генерация политиков. Хотя Обама, судя по его заявлениям, не собирается, вопреки американской традиции, уезжать из Вашингтона, возвращаться в свой родной город. Обама говорит, что он не уедет из Вашингтона, что он создает фонд, что он будет бороться. У нас с США есть обоюдный шанс на выравнивание отношений, которые испорчены Обамой и его троцкистским интернационалом, куда входят и Германия, и Франция, и другие страны и лидеры, которые находились под идеологическим влиянием администрации Обамы.

А вот политолог Глеб Кузнецов по поводу Трампа и в оценках российской дружбы с новым американским президентом более скептичен. Он считает, что именно степень ожиданий от Трампа и масштаб возлагаемых на него надежд сделают неизбежным разочарование в этом политике, который просто не сможет осуществить все, что от него хотят увидеть наши сограждане:

— Ожиданий так много, что вопрос, скорее, в том, какие именно ожидания он не оправдает. Потому что на Трампа возложено сегодня действительно так много надежд, что он обречен разочаровать просто потому, что американская политическая система достаточно медленная, и, даже если бы он хотел все поменять, этот процесс будет долгим. А ждем мы от него действий прямо сейчас и очень быстрых. То есть, главнейшее событие предстоящего года для меня — это неизбежное разочарование в Дональде Трампе.

Глеб Кузнецов тем не менее считает, что приоритетное внимание в процессе международных дел России следует уделить «сирийскому урегулированию»:

— Очень бы хотелось, – замечает политолог, – чтобы подписанные под Новый год Турцией, Ираном, Россией и правительством Сирии договоренности оказались не благим пожеланием, а реальным компромиссом, и горячая фаза войны там прекратилась. Это, естественно, окажет существенное влияние сразу на многие вещи, включая внутреннюю российскую политику, в том числе и на цены на энергоносители.

Со своей стороны социолог, руководитель исследовательского центра «Лаборатория Крыштановской» Ольга Крыштановская уверена, «что во внешней политике будет продолжаться увеличение влияния России». Социолог даже готова допустить возникновение в ближайшее время «новых альянсов России с достаточно неожиданными партнерами». Однако, по ее мнению, важным внешним вызовом для России станут в текущем году «кибервойны» и «угрозы», которые будут поступать «именно из глобальной сети». Поэтому одной из главных задач России во внешней политике в 2017 году станет усиление «кибервойск».

Российско-американскими отношениями вся внешнеполитическая повестка, тем не менее, не исчерпывается. Алексей Мартынов предполагает, что в 2017 году «будут происходить трансформации и в отношениях с Европой», которой предстоит в этот год окончательно определиться со своей геокультурной идентичностью, в первую очередь выработать приоритеты миграционной политики.

— Многие, кто сегодня пророчат повторение столетнего цикла для России, – говорит эксперт, – не задумываются, что предреволюционная ситуация складывается как раз в Европе, где общество и все коренное население, а не только элиты, под угрозой потери идентичности и серьезного внешнего давления на социокультурное пространство со стороны орды «беженцев», иноверцев, и все громче говорят и еще глубже сознают необходимость срочных качественных перемен в очень сжатые сроки. Вполне возможно, что 2017 году мы увидим ряд серьезных политических потрясений в европейских странах. Что, естественно, повлечет за собой и крах Европейского союза как политической конструкции, и много-много чего. И, безусловно, мы этого не хотим, но это вероятно.

Укрепление институтов представительства и развитие структур гражданского общества

Любопытно, что, говоря о внутриполитическом контексте, в котором может пройти будущая президентская кампания в России, эксперты меньшее внимание уделяют экономической ситуации и гораздо – большее развитию институтов гражданского общества и системе политического представительства, в которой важнейшую роль будет играть Государственная Дума VII созыва. Размышляя о внутренней политике, как она сложится в 2017 году, политолог Александр Клюкин обращает внимание «на выступление президента Путина пред Новым годом».

— В этом выступлении были сказаны хорошие слова о том, что мы должны вернуться к проблемам нашей страны и заниматься российской экономикой, улучшением жизни населения страны. Сейчас это важно. И, конечно, очень важно, что в новом 2017 году будет действовать новая Госдума седьмого созыва, с новым председателем. С точки зрения обеспечения стабильности, роль новой Думы очень велика. Это не просто место для дискуссий, это и место принятий важных решений, точнее, центр принятий решений постепенно перемещается в Думу. И это правильно. Дума в 2017 году станет тем органом, который будет во многом определять и законотворческую часть, и отношение людей к власти.

Некоторые эксперты высказывают опасение, что динамика внутреннего обновления России может затормозиться, и верх возьмут застойные тенденции, обусловленные, в том числе, и снижением внешних напряжений. Действительно, одним из факторов «застоя 1970-х годов» стала достигнутая брежневским руководством «разрядка напряженности» с США, совпавшая с открытием тюменского нефтяного месторождения. Поэтому следует со всей серьезностью отнестись к словам политолога, председателя правления Центра политических технологий Бориса Макаренко:

— Главная беда последних лет в России – это то, что элита топчется на месте и занимается только тем, что справляется с последствиями экономического кризиса или же пребывает в апатии. Это, наверное, объяснимо и было бы глупо ждать другого. Но хочется надеяться на лучшее. В 2017 году резкого увеличения хороших новостей я не жду, хочется верить, что не будет новостей плохих и что мы используем эту возможность для того, чтобы как-то определиться, куда двигаться.

С другой стороны, Ольга Крыштановская в качестве основания для осторожного оптимизма указывает не только на заметный, хотя и осторожный рост цен на нефть, который будет способствовать преодолению экономической рецессии, но и на уверенное развитие структур гражданского общества, в частности, совершенствование работы НКО. Она полагает, что в 2017 году «заметный рост сознательности покажет гражданское общество, возможно, этот рост перейдет из количества в качество, голос НКО будет услышан, появятся новые яркие гражданские проекты».

В общем, если в прогнозах на 2016 года преобладала тревога, то главной доминантой экспертных ожиданий на год 2017 является сдержанный «оптимизм». При этом «скептики» или, если угодно, «хорошо информированные оптимисты» сознательно остужают завышенные ожидания, чтобы умерить степень будущих разочарований, тогда как «позитивно настроенные пессимисты», напротив, рекомендуют глядеть вперед без привычной боязни. Российское общество уверенно встало на путь позитивной эволюции, и сомневаться в том, что оно не сойдет с этого пути ни в 2017, ни в 2018 году, нет никаких убедительных оснований.

Источник: politanalitika.ru

List of Comments

No comments yet.