Дружба в свете софитов, пока Европа и Сирия в огне

Featured Image

Мэтью Кросстон, политолог, вице-председатель аналитического центра «Современная дипломатия».

В Белом доме 12 апреля состоялась встреча президента США Дональда Трампа и Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, за которой, как это обычно бывает, последовали привычные пресс-конференции и интервью, где стороны демонстрировали достигнутое согласие и гармонию в отношениях. Эта ситуация очередной раз свидетельствует о том, как президент Трамп не столько смягчил, сколько отказался от своих жестких предвыборных обещаний и откровенно критических замечаний.

Во время предвыборной кампании Трампа на пост президента в 2016 г. часто цитировались его высказывания по поводу того, что НАТО – это «устаревшая» организация. Кроме того, в то время будущий президент выражал свое раздражение тем, что Соединенные Штаты несут на себе основную тяжесть финансового бремени и ответственности за оборону стран-членов НАТО, что, по мнению Трампа, было несправедливостью. По сути, даже после своей инаугурации он, как сообщается, заявлял следующее: если участники НАТО хотят, чтобы США оказывали им помощь в сфере обороны, им, возможно, необходимо пересмотреть свой военный бюджет, а также взносы в саму организацию. Многие задавались вопросом, связаны ли подобные заявления Трампа с его, казалось бы, теплыми отношениями с Россией, или же он искренне верил, что Североатлантический альянс малоэффективен, и поэтому на его поддержание не нужно затрачивать никаких усилий. На сегодняшний день все эти рассуждения, по-видимому, ушли на второй план или же просто перестали быть актуальными в тот момент, когда Йенс Столтенберг после встречи с Трампом в Белом доме подчеркнул в своем телевизионном обращении к американским гражданам, что ему и президенту США удалось достичь консенсуса по крайне важным вопросам, имеющим отношение к военному бюджету и борьбе с терроризмом. Трамп в свою очередь утверждает, что сейчас он понимает, насколько важна НАТО, а ее изменение или «адаптация» к условиям современного мира для него теперь важная задача, в рамках которой уже удалось многого достичь. Однако подобные заявления последовали почти сразу же за решением США нанести удар по авиабазе в Сирии, а его руководство Штатов принимало, практически не советуясь со своими партнерами по военно-политическому блоку. В итоге США выпустили 59 ракет «Томагавк» по сирийской базе, считающейся основным складом химического оружия сирийского режима и служившей в качестве опорного пункта совместного военного управления России и Сирии. Что примечательно, в ходе военной операции не погибло ни одного российского солдата.

В связи с обозначенными выше причинами, важно понять, на какой стадии сейчас находятся отношения между США и НАТО, и что следует понимать под «адаптацией» организации. Иными словами, как именно изменяется НАТО, и влияют ли действительно эти трансформации положительно на саму организацию, Европу и будущее Сирии.

Во-первых, необходимо более серьезное обсуждение расширения НАТО на восток, то есть до границ России. Практически повсеместно в западных СМИ утверждается, что приближение Североатлантического альянса к восточным границам вызвано военной агрессией России. Однако подобная точка зрения в определенной степени не соответствует действительности, так как расширение НАТО на восток реально  началось еще в конце 1990-х гг. И теперь просто забавно слышать, как журналисты, несущие, кстати говоря, ответственность перед обществом, называют пробные шаги блока в Польше, Прибалтике и на Украине вынужденной реакцией на поведение России в восточной части Украины и в Крыму.

Во-вторых, необходимо выработать иные критерии к определению «адаптации» НАТО. Уже больше двадцати лет организация находится в подвешенном состоянии: с момента распада Советского Союза в 1991 г. она прикладывает немалые усилия для того, чтобы переосмыслить свои стратегические задачи и изменить свой имидж в мире. Если на восточных рубежах европейского континента нет опасного идеологического противника, зачем вообще нужен Североатлантический альянс? В течение двадцати пяти лет предпринималось много попыток изменить блок, то есть способствовать его «адаптации» к новому международного порядку. Даже в какой-то момент обдумывалась возможность включения самой России в ряды участников НАТО. Эта идея, от которой, честно говоря, отказались практически сразу еще в конце 1990-х, так и осталась на бумаге главным образом потому, что страны-члены Североатлантического альянса были и до сих пор остаются верны своей первоначальной цели, заключающейся, по сути, в сдерживании роста влияния российского государства (сначала СССР, а затем и современной России). За двадцать шесть лет реальных изменений в структуре и миссии организации так и не произошло за исключением единственного пункта: теперь НАТО противостоит не Советскому Союзу, а Российской Федерации. Так как на подступах к Европе так и не появилось новой угрозы, вызывающей беспокойство у стран континента, замена слова «советский» на «российский», вероятно, было самым простым изменением, на которое НАТО была способна. Тем не менее, существует вероятность, что в будущем организацию ждут большие перемены, а все последующие встречи между президентом США и Генеральным секретарем НАТО будут приносить больше пользы.

В-третьих, на примере развития ситуации со времен Обамы и до наших дней, когда страной руководит Трамп, мы можем увидеть, как исчезают каналы коммуникации и дух сотрудничества в отношениях между Соединенными Штатами и НАТО, что может иметь серьезные последствия для положения дел в мире. Во времена Обамы задавалось много вопросов о том, будет ли американский президент предпринимать решительные шаги в отношении Сирии, действуя через НАТО или привлекая НАТО к операции и минуя обязательную процедуру согласования военного вмешательства с Конгрессом. Противоречие заключалась в том, что Обама мог пойти на этот шаг – сомнительный с дипломатической точки зрения, но формально вполне законный – без одобрения со стороны Конгресса, но привлекая альянс. При этом Организация Североатлантического договора выступила бы в роли военно-политического авангарда США. Хотя подобные опасения и были в свое время оправданными, сегодня они кажутся несерьёзными на фоне недавнего обстрела территории Сирии крылатыми ракетами «Томагавк», предпринятого администрацией Трампа вообще, похоже, без каких-либо длительных консультаций со своими партнерами по НАТО. Является ли указанный случай показателем того, как намеревается действовать Трамп в отношении Сирии, намерен ли он и дальше игнорировать при этом своих союзников по альянсу? Или же стоит рассматривать этот инцидент как единичный случай, спровоцированный сообщениями о том, что Асад вновь использовал химическое оружие против своего собственного народа? Сложно сказать наверняка, но предпринятые шаги пока не свидетельствуют о должном уважении Трампа к НАТО, что бы ни звучало на официальной пресс-конференции с участием Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга.

С точки зрения борьбы с терроризмом, более важное место в этой дискуссии занимает недавнее «нововведение» ИГИЛ (запрещенная в России террористическая группировка) на европейском континенте. Если в стратегии «Исламского государства» и можно почерпнуть что-то важное, то это успех организации, сумевшей «переформатировать» свою террористическую деятельность и избавить входящие в нее радикальные группировки от «зависти к событиям 11 сентября». Из-за шокирующей природы событий 2001 г. зачастую оставляют без внимания тот факт, что они надолго определили, если можно так выразиться, «стандарты успешной террористической операции», которым террористы стремятся соответствовать и которые они хотят превзойти. Эпические сцены разрушения башен-близнецов в Нью-Йорке — удар по мировому финансовому и политическому центру — задали настолько «высокую планку» для будущих террористов, что фактически «Аль-Каида» оказалась парализованной на все следующее десятилетие. 11 сентября террористы нанесли удар — как символически, так и буквально — в самое сердце финансового мира. Разве могли с тех пор удовлетворить террористов мелкие акции с подрывом поясов шахидов, самодельных взрывных устройств и беспорядочной стрельбой в ночных клубах? Вещи, которые могли бы считаться в среде террористов успешными до 11 сентября, стали очевидными признаками упадка после этой даты. Пропаганда ИГИЛ в киберпространстве по всей Западной Европе продемонстрировала отход от старой парадигмы. «Исламское государство» сумело донести и распространить мысль, что любое действие, любая жертва и любое самопожертвование — это уже победа. И это то, что дает НАТО первую реальную возможность адаптировать свою деятельность так, чтобы повысить значимость Североатлантического альянса сегодня, и завтра, и послезавтра. НАТО упускает в настоящий момент исключительную возможность внести значительный вклад в глобальную безопасность, продолжая сосредотачиваться на так называемой российской военной угрозе, при этом не предпринимая никаких мер в отношении ситуации в Европе, где от террористических актов погибает все больше людей.

И Столтенберг, и Трамп совершенно правы, когда говорят о том, что сильный трансатлантический альянс необходим как США, так и Европе. Но в первую очередь такой альянс должен заниматься решением важнейшей задачи, борьбы с постоянно растущей террористической угрозой, которая ощущается все сильнее на улицах западноевропейских городов. Страх перед ней умело разжигается в Интернете, причем кампанию в сети трудно остановить, но еще труднее внедриться в структуры, чтобы узнать, где будет нанесен следующий удар. Таковы реальные проблемы безопасности, стоящие перед Европой. Если же Североатлантический альянса вновь, как 1965 г., сосредоточится на рассмотрении своих непростых взаимоотношений с Россией, усматривая в последней непосредственную угрозу своей безопасности, разговоры про адаптацию НАТО к современным реалиям окажутся пустыми. Если действующий президент Соединенных Штатов будет продолжать говорить правильные вещи на пресс-конференциях, а вслед за этим тут же обесценивать свои же заявления, в одностороннем порядке принимая решения о нанесении ракетных ударов, это сразу же покажет мировой общественности, каково истинное место НАТО в мире. К сожалению, в это же время будут гибнуть ни в чем не повинные люди. И в их гибели, следует вновь заметить, будет виновата не Россия. Поэтому стоит обратиться к президенту Трампу и к Генеральному секретарю НАТО с просьбой непременно заняться «перезагрузкой» НАТО. Пожалуйста, сделайте организацию вновь эффективной. Только в этот раз отбросьте устаревшие стереотипы, проявив дипломатическую волю, и перестаньте постоянно ссылаться на существование старого, «удобного» врага, когда нависла страшная опасность со стороны реального нового врага, угрожающего Старому Свету.

Фото: REUTERS

List of Comments

No comments yet.