От Февраля к Октябрю

Featured Image

Елена Пономарева – доктор политических наук, профессор МГИМО, Президент Международного института развития научного сотрудничества 

В Послании Федеральному Собранию Президент России В.В. Путин особо подчеркнул, что год столетия Февральской и Октябрьской революций –  «весомый повод ещё раз обратиться к причинам и самой природе революций в России. Не только для историков, учёных – российское общество нуждается в объективном, честном, глубоком анализе этих событий».

Действительно, История – великая школа, богатая примерами и уроками на будущее. Однако чтобы эти уроки были не просто данью памяти, но работой над историческими, политическими и социальными ошибками, работой, направленной на развитие страны, нужно применять их к конкретным обстоятельствам и  условиям.

Имеющиеся к настоящему моменту данные «со стеклянной ясностью» (В. Набоков) свидетельствуют, что Февральский переворот и Октябрьская революция стали результатом наложения комплекса внутренних и внешних факторов. Особо следует подчеркнуть, что ни один переворот, ни одна революция не являются продуктом исключительно внутренних проблем. Вместе с тем, осмысливая события французских революций (1789, 1830, 1848, 1871  гг.), выдающийся дипломат, канцлер Российской империи А.М. Горчаков совершенно справедливо отметил, «без ошибок правительства революция невозможна, в каждой революции кроется вина правительства». Поэтому обратимся к внутриполитической ситуации в Российской Империи.

1917 г. стал переломным в ходе того периода русской истории, который начался в 1861 г. с отменой крепостного состояния. Дело в том, что самая главная из «великих реформ» заложила социальный фундамент для будущих революционных потрясений. Освобождение крестьян обернулось их фактическим обнищанием. Именно в результате реформы крестьяне потеряли 20% своих земель, а величина земельного надела сократилась в 1,7-2 раза (5,24 га на человека в крепостные времена против 2,84 после отмены крепостного права). В то же время город не мог ассимилировать избыточную человеческую массу. В результате огромное число крестьян оказались в условиях выживания. Сегодня мы можем с полным основанием сказать, что 1917 довершил то, что не было сделано в 1905.

Второе: интеграция со второй половины XIX в. преимущественно аграрной России в мировую систему капитализма имело негативные последствия для подавляющего числа населения. Страна попала в вилку развития. Приток иностранных инвестиций, с одной стороны, сопровождался внедрением новых технологий, строительством заводов, фабрик, дорог (иностранному капиталу принадлежало 90% российских шахт, 50% предприятий химической промышленности, 40% металлургических и машиностроительных предприятий, 30% текстильных фабрик). С другой, из России активно вывозились необходимые для успешного развития ресурсы, в том числе капитал, что серьезным образом сдерживало формирование отечественной буржуазии. Иными словами, иностранный капитал становился одновременно двигателем и тормозом внутреннего накопления, а страна постепенно утрачивала финансовую и ресурсную независимость. В итоге вплоть до начала Первой мировой войны процесс индустриализации России находился на начальной стадии: соотношение национального богатства между промышленностью и сельским хозяйством составляло  – 6 млрд и 24 млрд рублей соответственно, а доля сельского хозяйства в национальном доходе равнялась 75–80%. При этом 70% населения занимались  крестьянским трудом, а  сельское население в целом оценивалось в 87%.

Третья причина революционных потрясений – растущая зависимость самодержавия от иностранных займов. Из всей внешней задолженности всех стран мира, составлявшей к началу 1914 г. сумму в 6 317 млн долл., на Россию приходилось 1 998 млн долл. или 31,2%. В то же время именно государство продолжало оставаться самым крупным землевладельцем, заводчиком, оптовым купцом, кредитором и т.п., что, естественно, не устраивало крупный капитал и порождало острый конфликт между ним и государством. Главный интерес крупной буржуазии заключался в максимальном ограничении власти государства, а в идеале – в   превращении капитала во власть.

Четвертая причина была логическим продолжением уже названных и выражалась в активизации протестного движения на всех уровнях. С одной стороны, недовольство было порождено сложным социально-экономическим положением, обострившимся в ходе войны; с другой – создавалось и поддерживалось крупным капиталом, который активно финансировал рабочие комитеты, создавал разветвленные сетевые организации. С 1916 г. цены выросли в среднем в 4-5 раз; в 4 раза увеличилось хождение наличных денег при фактическим изъятии золота из оборота. Стачечное движение, волнения в деревне и восстания на окраинах серьезным образом изматывали власть и дестабилизировали ситуацию в стране.

Пятая причина и, пожалуй, самая главная, заключалась в слабости власти и ее социальной базы. На фоне обнищания основной массы населения росли богатства верхнего слоя. Так, в кризисном 1916 г. К. Фаберже получил максимальное количество заказов на свои изделия.

Таким образом, в стране нарастал паралич административно-управленческой системы, прежде всего в сфере государственной безопасности.  Этот паралич уже в ходе войны превратился в тотальный системный кризис власти, что вылилось в ее неспособность обеспечить элементарное управление, в инфраструктурные провалы и закончилось откровенным саботажем.

Революция в собственном смысле началась лишь после отречения царя, когда государь оставил свой народ, а главнокомандующий – армию. До этого момента можно было говорить о заговоре и бунте – вполне обратимых. Но с отречением Николая II процесс стал необратимым, причем в самой радикальной форме: за Февралем пришел Октябрь.

В заключение еще раз необходимо подчеркнуть, что внутренние причины Февраля актуализировались только в контексте мирополитической «игры». Февральский переворот стал важным моментом в борьбе за господство в Европе и мире, которую вела Великобритания и тесно связанные с ней структуры закрытого контура. Одной из задач этой борьбы было устранение России с геополитической карты и превращение ее в ресурсный придаток, что было в тот момент невозможно без низложения Николая II. Прямым подтверждением работы британцев над организацией переворота служат слова Л. Джорджа, сказанные в парламенте по поводу свержения монархии в России – «одна из целей войны достигнута».

И последнее. Февральские события предстают в особом свете в силу активизации переворотных процессов, шире известных под названием «цветные революции». Организационно политические перевороты современности во многом повторяют схему Февраля: использование социального недовольства в дестабилизации политической ситуации; создание оппозиционных власти, но легальных институтов борьбы.    Технологические новации определены эпохой глобализации. Если информационная война против самодержавия велась посредством газет и листовок, то сегодня новые, сетевые, масс-медиа  выполняют роль газеты, революционного кружка и стачкома. При этом цели и задачи как февралистов, так и современных «революционеров» идентичны – свержение существующего режима. Важно отметить еще одно сходство политических переворотов с Февралем – обязательным требованием «революционеров» является  устранение  (вплоть до физического) политического лидера. Его уход (или уничтожение) знаменует не торжество свободы и права, а начало большой смуты, гражданской войны, экономического и политического коллапса.

List of Comments

No comments yet.