Слово или дело: сотрудничество против террора

Featured Image

Евгений Примаков, Генеральный директор «Русской Гуманитарной Миссии», автор и ведущий программы «Международное обозрение» (т/к «Россия 24»)

Друзья пишут из США о том, что они горюют вместе с нами, коллеги из Туниса пишут, что сопереживают нашей боли: трагедии объединяют людей. Искреннее сочувствие ценится как протянутая рука помощи. Но ждёшь всегда именно помощи, а не просто сочувствия.

Предотвратить теракт тогда, когда он только готовится, обсуждается, когда выстраивается логистика можно агентурной работой спецслужб. Поверьте, это легче, чем всюду расставить ворота металлодетекторов и усталых людей в форме. Тем более что толпа у такого детектора – тоже привлекательная мишень. Каждый террорист — если это не психопат-одиночка с ножом — всегда «тащит» на себе контакты и связи, на любом из концов которых может оказаться информатор. Тогда террориста можно схватить: это азбука работы специальных служб.

Но что делать со всей экологией и системой управления политически или религиозно мотивированного насилия? Что делать с мотивирующей системой, системой финансирования, когда она экстерриториальна? Где находится тот глобальный штаб по борьбе с террористической угрозой? Вот здесь мы все совершенно неприкрыты. Каждое государство выстраивает свою инфраструктуру по борьбе с терроризмом на самых дальних рубежах. А многие надеются, что терроризм вообще может стать оружием – да, опасным, но приручаемым и применимым, позволительным. При этом не обязательно именно снабжать террористические организации, поставлять им оружие или тренировать боевиков – достаточно «позволять» им существовать, закрывая глаза на бизнес в «серой зоне» торговли контрабандными нефтепродуктами или оружием, не трогать финансовые сети, через которые выстроено снабжение террористических групп.

Интересы глобальных и региональных игроков переплетены на Ближнем Востоке, который стал основной ресурсной базой для экспорта насилия во внешний мир: и в Европу, и в США, и даже в Африку и Азиатско-тихоокеанский регион, где своих террористических очагов было достаточно всегда. И только Россия, как оказалось, последовательно призывает мир координировать свои усилия для того, чтобы побороть очевидное зло терроризма, потому что не может быть терроризма «полезного» или «не столь полезного».

Мы понимаем, что в военном смысле так называемому «Исламскому государству»[1] скоро придёт конец. При этом координация военных усилий – я скажу очень непривычную для многих мысль – в этом вопросе нужна только в том смысле, чтобы не задеть «партнёров», которые работают на земле. А так-то даже без настоящего военного союза между Россией и Западным миром вполне можно обойтись. Да, работа станет сложнее, но боевики, даже если они обучены старыми саддамосвскими офицерами, не могут долго противостоять армиям, даже действующим поодиночке.

Но речь идёт только о физическом освобождении Ракки и Мосула. Потому что террористическое подполье существует, и мы все ведём войну с террором в наших городах. Обмен информацией, блокировка счетов, сочетание военной силы и гуманитарных операций в соответствии с той специализацией и опытом, что есть у России и у её партнёров/конкурентов – всё это могло бы стать эффективным оружием для того, чтобы разрушить систему управления террористическими группами, сократить влияние экстремистской пропаганды, перекрыть потоки финансов, уничтожить тренировочные лагеря.

После страшной террористической атаки на Париж в прошлом году Франция чуть было не заключила союз с Россией против террористических группировок в Сирии. «Наш главный союзник» – было написано на обложках французских журналов с портретом Путина. Единственный французский авианосец был отправлен в Средиземное море, а президент России приказал считать французов союзниками в борьбе с террором. Союза не получилось после окрика из Вашингтона, да и не потянула Франция долгую заморскую военную операцию. Россия снова осталась одна, решать проблемы «цивилизованного мира» в одиночку.

Нам всем важно знать, что нам сочувствуют в нашем горе. Но работа вместе была бы гораздо полезнее слов сочувствия.

[1] Запрещенная на территории России террористическая организация

Фото: Reuters

List of Comments

No comments yet.