Публичная дипломатия и время «пост-правды»

Featured Image

22 июня в Москве на площадке Rethinking Russia состоялся круглый стол на тему «Публичная дипломатия и время «пост-правды»: какие каналы международной коммуникации будут работать при любой погоде». Во встрече Исследовательского комитета по публичной дипломаии приняли участие представители МГУ имени М.В.Ломоносова, МГИМО МИД России, РУДН, МГЛУ, Воронежского государственного университета, Института славяноведения РАН, Института востоковедения РАН, Института научной информации по общественным наукам РАН, Института экономики РАН, ЦСР, Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова и др.

Директор Rethinking Russia Александр Коньков обозначил важность заявленной темы для развития современной публичной дипломатии. Он отметил, что на фоне усложнения информационных потоков в текущих условиях «пост-правды», удостоившейся звания «слово года-2016» от редакции Оксфордского словаря, научно-исследовательское сообщество сталкивается с ситуацией кризиса истинности того или иного суждения. В этой связи особый интерес представляют вызовы «пост-правды» для реализации механизмов публичной дипломатии.

С основным докладом выступила заведующая кафедрой мировых политических процессов МГИМО (У) МИД России Марина Лебедева, осветив в нём проблемы современных мировых трансформаций и актуальную динамику публичной дипломатии. В своем выступлении М.М. Лебедева подробно остановилась на понятийном аппарате публичной дипломатии и мягкой силы, их различиях и особенностях. В докладе было отмечено, что один из главных идеологов концепции мягкой силы Дж. Най признает, что «мягкая» и «жесткая» силы переходят одна в другую и различаются по тому, какими средствами реализуются. Причем «жесткая сила» может быть привлекательной — например, военная мощь государства, однако само ее наличие, а не применение может становиться уже мягкой силой.

Профессор Лебедева обратила внимание на то, что долгосрочное воздействие мягкой силы связано с образованием, и этот ресурс, к сожалению, недооценен. Кроме того, несмотря на огромное количество исследований по проблемам мягкой силы, проведённых как в России, так и за рубежом, практически вне рассмотрения остаются вопросы, связанные с отрицательными аспектами использования мягкой силы, особенно в отношении того, кто её применяет.

После основного доклада прозвучали выступления, посвященные отдельным актуальным инструментам публичной дипломатии.

Председатель совета Центра международного продвижения, научный сотрудник Института экономики РАН Роман Чуков рассказал о современном уровне развития парламентской дипломатии, имеющихся политических возможностях и институциональных ограничениях, представив основные гипотезы осуществляемого им соответствующего исследования. Он подробно остановился на особенностях и различиях выстраивания парламентской дипломатии со странами парламентской и президентской демократии и выразил надежду на то, что примером нового уровня синергии «молодежного» и «парламентского» измерений сможет стать формат БРИКС в контексте реализации соответствующей актуальной повестки.

Эксперт Совета по развитию внешней торговли Любовь Ярошенко рассказала о трансформации значения термина «бизнес-дипломатия», происходящей с начала реализации политики санкции в отношении России, а также о разных формах проявления бизнес-дипломатии на протяжении 2014-2017гг. Было подчеркнуто, что в условиях продолжения «санкционных войн» в отношении России ключевыми остаются следующие вопросы: должен ли бизнес брать на себя активную роль в поиске совместных путей решения политических проблем, и существуют ли у бизнеса для этих целей реальные ресурсы и механизмы.

Диджитализации международного взаимодействия и цифровой дипломатии в эпоху новой технологической революции было посвящено выступление эксперта Центра стратегических разработок Олега Шакирова. Он подробно остановился на том, какую роль придают цифровой дипломатии государственные структуры различных стран, в особенности министерства иностранных дел и дипломатические представительства, какие ограничения и риски несет в себе применение цифровой дипломатии. Он отметил, что, хотя изначально российский МИД не был в числе пионеров в этом направлении международного взаимодействия, за несколько лет ему удалось войти в число лидеров в этой сфере, и отечественные дипломаты продолжают успешно осваивать новые способы и инструменты для общения с интернет-аудиторией.

В ходе дискуссии участниками заседания также были затронуты роль механизмов публичной дипломатии в противодействии терроризму и урегулировании военных конфликтов. Многими выступающими подчеркивалось, что для успеха любой формы публичной дипломатии необходимо четко понимать ее цели и адресата, что в свою очередь предопределяет выбор содержания и инструментария успешного взаимодействия на международной арене.

List of Comments

No comments yet.