Война нарративов: сравнительный анализ освещения американскими и российскими СМИ первой встречи Д. Трампа и В. Путина

Featured Image

Фернанда Магнотта – руководитель программы по международным отношениям в FAAP (Бразилия), имеет степень магистра по внешней политике США.

Роман Чуков – Председатель Совета Центра международного продвижения, кандидат политических наук.

В прошлую пятницу во время саммита G20 президент США Дональд Трамп и президент России Владимир Путин провели первую встречу. Встрече предшествовали различные ожидания и спекуляции. Двусторонние отношения были весьма противоречивыми еще при администрации Обамы, но полемика стала набирать силу по итогам прошлогодних выборах, когда Трамп пришел к власти.

Повестка дня Трампа становится еще более важной, поскольку он ведет войну с американскими СМИ со времени проведения кампании. Трамп популяризировал термин «fake news», обвинив сеть CNN в подделке фактов, и сделал «пост-правду» словом 2016 года согласно данным Оксфордского университета. Кроме того, он решил напрямую взаимодействовать с американским обществом через социальную сеть Twitter, чтобы не зависеть от основных средств массовой информации страны.

Последствия первой встречи Трампа и Путина показывают, почему важно уделять время не только изучению того, что сообщают СМИ, но и понять, как они это делают сообразно своим интересам в обеих странах. Сравнив газеты с крупнейшим тиражом в США и России, мы отметили противоположные подходы к одному и тому же событию. Таким образом, мы апеллируем к идее Роберта Кокса, важного теоретика международных отношений, который утверждает, что каждый нарратив «всегда для кого-то и для какой-то цели».

В целом, освещение встречи в крупных американских газетах приобрело двойной критический окрас. Во-первых, подвергалась сомнению способность Трампа к заключению сделок, а основные выводы американской прессы указывают на то, что итоги встречи более выгодны России. Во-вторых, во всех газетах серьезной критике подвергся президент Путин и проводимая Москвой политика.

Все анализируемые издания в США подробно осветили церемониальные и протокольные аспекты встречи: а) присутствие только шести человек, включая двух президентов, министров иностранных дел США и РФ и двух переводчиков; б) продолжительность встречи более двух часов место заявленных 30 минут; в) неудачная попытка прервать встречу со стороны Меланьи Трамп. USA Today, газета с самым высоким тиражом в стране, даже предложила экспертам по невербальному общению проанализировать официальное рукопожатие между двумя президентами.

С содержательной точки зрения, в качестве конкретных результатов совещания перечислены прекращение огня, обсуждаемое в Сирии в партнерстве с Иорданией и создание рабочей группы по кибербезопасности. Вместе с тем, реакция на эти договоренности была довольно стандартной  по сравнению с подходами Трампа к возможному вмешательству России в избирательный процесс США в 2016 году. Обсуждались разногласия, связанные с этим пунктом повестки дня лидеров. СМИ исчерпывающе представили не только впечатления от Трампа и Путина, но и широко распространили расходящиеся оценки Рекса Тиллерсона и Сергея Лаврова по данному вопросу. Один из заголовков Washington Post резюмирует общую критику: «Тиллерсон говорит, что Трамп “надавил” на Путина за хакерское вмешательство России. Но не похоже, что сильно».

В редакционных статьях New York Times (NYT), Washington Post (WAPO) и Los Angeles Times (LAT) лидерство Трампа было подвергнуто серьезной критике.

В NYT пишут, что президент с готовностью согласился с утверждением о том, что Россия не вмешивалась в выборы и не предложил никакого наказания для предотвращения подобных событий в дальнейшем. Кроме того, издание обвиняет Трампа в том, что ему удобнее работать с «авторитарными лидерами», таким образом классифицируя Путина, а не с союзниками США.

WAPO назвала встречу «необходимой», но «едва ли “честью”», ссылаясь на высказывание Трампа, сделанное во время церемонии рукопожатия. В статье говорится: «для нас садиться с лидером режима, который вторгается к мирным соседям, скрытно вмешивается в выборы демократических наций, организует и закрывает глаза на убийство внутриполитических противников и журналистов – это не честь».

В статье LAT, опубликованной до встречи было много ожиданий от возможного поиска Трампом сфер сотрудничества, но также критике подвергался российский президент за «продолжающиеся попытки устрашения соседних государств».

В авторских колонках аналитиков с совершенно разным бэкграундом снова превалирует идея, что встреча оказалась более выгодной России, нежели США.

Маурин Дауд озаглавила текст в NYT как «Влад, колосажатель Трампа» (отсылка к Владу Дракуле). В схожем тоне Нил МакФаркухар написал, что Россия «кичится» результатами встречи. Николас Кристоф (NYT) высказал мнение, что «Путин переиграл Трампа». Маша Гессен отмечает, что «Трамп дал Путину то, что тот хотел». По ее мнению, в то время как Трамп описывает встречу как «грандиозную», он мог попасть в ловушку, поскольку Путин достиг две важные цели: отношение как к равному и отсутствие в качестве главных тем Украины и проблем политических свобод и прав человека, типичных для обсуждения на двусторонних встречах с 1970-х годов.

В WAPO Пол Уолдман отметил, что по итогам встречи нет никаких соглашений, от которых выиграет американская сторона.  По теме отношений Путина и Трампа он пишет: «если и есть хоть один принцип, который раскрывает карьеру и мировосприятие Дональда Трампа, то это либо ты доминируешь, либо доминируют над тобой. Ты или победитель, или проигравший. Угадайте кто есть кто в этих отношениях». Менее жестко Дэвид Игнатиус пишет, что несмотря на возможное ощущение «победы» от встречи у Трампа, в большей выгоде оказывается Путин, воспользовавшийся возможностью прервать «дипломатическую изоляцию» после воссоединения с Крымом в 2014 году.

В Wall Street Journal критика Трампа была не такой серьезной.  Во-первых, газета сообщила, что «подняв тему вмешательства России в выборы в США, г-н Трамп дал понять Владимиру, что тот будет иметь дело с президентом всей американской нации», что было названо положительным результатом. Позже Джеймс Фримен также назвал Путина «самым большим проигравшим» по итогам встречи. По его мнению, россияне были изначально в невыгодном положении еще до встречи, особенно из-за экономических трудностей страны. Он пишет: «Подготовка господина Путина в КГБ во времена прежнего коммунистического режима может быть полезна для ослабления других стран, но она не обогащает их собственную страну». Кроме того, он заявляет, что энергетическая политика Трампа создаст трудности для России, особенно при возможном расширении сотрудничества с Китаем.

Напротив, ключевые российские СМИ отреагировали на встречу двух лидеров в основном положительно. В общем отмечалось, что первая встреча двух лидеров превзошла многие ожидания хотя бы тем, что шла на два часа дольше запланированного и показала наличие возможности найти общий язык. Были обсуждены все ключевые болевые точки двусторонних отношений и высказаны намерения для продолжения конструктивного взаимодействия по каждому из направлений.

Так, например, авторы газеты «Коммерсант» Елена Черненко и Павел Тарасенко делают большой обзор комментариев с российской и американской стороны о достижениях от встречи «на полях» G20, включая прекращение огня в зоне деэскалации на юго-западе Сирии, создание двустороннего канала по Украине, а также вынесение на повестку дня вопросов кибербезопасности, которыми займется специальная рабочая группа РФ и США. Отмечается, что стороны договорились ускорить процесс назначения новых послов, а также обсудили экспроприацию загородных дач постпредства России в Нью-Йорке и посольства в Вашингтоне. Теперь они, по словам дипломатических источников газеты, «обсуждают возможность проведения встречи Сергея Рябкова (заместитель Министра иностранных дел России) и Томаса Шеннона (заместитель Госсекретаря США) в Санкт-Петербурге во второй половине июля». Однако по вопросу взаимных санкций авторы резюмируют, что «встреча двух президентов в пятницу не внесла ясности в вопрос, удастся ли прервать эту спираль конфронтации».

Юлия Сапронова из РБК цитирует слова главы Госдепа Рекса Тиллерсона, что между президентами сложилась «позитивная химия». В публикации приводятся основные конкретные договоренности по Сирии, Украине, Северной Корее, кибербезопасности и двусторонним отношениям. По поводу якобы вмешательства России в проведение выборов в США приводятся также и слова Трампа, что так как ни одного доказательства вмешательства до сих пор не было предъявлено, он доверяет словам Путина, который отрицает вмешательство.

Маргарита Папченкова в своей статье в деловой газете «Ведомости» об итогах двусторонней встречи цитирует слова российского президента о том, что «телевизионный Трамп отличается от реального», «он гораздо более конкретный, адекватно воспринимает собеседника, умеет анализировать информацию».  Приводится информация о том, что на пресс-конференции Путина журналисты NBC News пожаловались на закрытость Белого Дома по поводу ответов Трампа на вопросы о российском вмешательстве в выборы, на что российский лидер пошутил «мы им строго выскажем» и попытался вспомнить ответы Дональда Трампа.

В основном американские СМИ сосредоточились на критике Путина, в то время как российские СМИ практически не комментировали Трампа, а скорее сосредоточились на будущем двусторонних отношений и приоритетах G20.

Резюмируя, похоже, что наследие американо-российского взаимодействия на данном этапе не просто не способствовало позитивной повестке дня двусторонних отношений, но также способствовало формированию нарративов и в средствах массовой информации. В обеих странах есть понимание, что эта встреча открывает новую страницу в отношениях между Россией и США и представляется, что тому есть разные причины.

List of Comments

No comments yet.