Россия-НАТО: предотвратить агонию

Featured Image

Акоп Габриелян эксперт по политике постсовестского пространства, основатель и руководитель молодежной организации «Консенсус».

Принцип «не навреди» является, пожалуй, первым призывом, который хочется использовать при обращении к участникам текущего диалога между Россией и НАТО. Этот диалог, по сути, укладывается в логику диалога России и США и вызывает с каждым годом все меньше оптимизма.

Свидетельством этого служат как оценки некоторых авторов, предрекающих неминуемое военное столкновение[1], так и реальное ухудшение на фоне украинского и сирийского конфликтов, по которым у сторон диаметрально противоположные точки зрения. В связи с этим даже «холодная война» кажется уже недостаточно сильным термином[2] для описания происходящих событий.

Тем не менее, при всем драматизме оценок и кажущейся патовости ситуации ни Россия, ни НАТО (во главе с США) не пойдут на поводу у эмоций в сторону открытой конфронтации.

Спасти от агонии отношений стороны может рациональное начало, постоянно присутствующее во взаимодействии и имеющее серьезный многомерный базис, сформированный на следующих принципах:

Природа отношений России с НАТО в военно-политической плоскости представляет из себя разноуровневые контакты как с отдельными государствами-членами НАТО, так и с Североатлантическим блоком в целом. В первом случае спектр вариации данных отношений подвержен заметной невооруженному взгляду флуктуации: от геополитического соперничества (США-Россия), многолетней напряженности (например, Россия-Эстония, Россия-Польша) до вариативной симпатии (например, Россия-Италия, Россия-Чехия) и политико-идеологического сближения (Россия-Венгрия, Россия-Греция, Россия-Турция). На уровне отношений с блоком в целом стоит ожидать определенной смены устройства внутреннего механизма НАТО, инициатором которой, как это ни парадоксально, могут стать сами Соединенные Штаты во главе с избранным президентом Д.Трампом. Последний не раз выражал недовольство диспропорциональным вкладом государств-членов в общий бюджет, а также предлагал переосмыслить взаимоотношения с Россией[3]. Если Трампу и союзникам по НАТО удастся преодолеть «кризис первого впечатления» друг о друге, то стоит ожидать вполне согласованной позиции по России, которая при Столтенберге может быть более утилитаристской, чем прежде.

Несмотря на очевидные проблемы в отношениях, Россия и США продолжают придерживаться стратегических договоренностей по ряду направлений, в первую очередь, имеющих глобальное значение. Как бы стороны не критиковали администрации бывших президентов (Д.Медведева и Б.Обамы), именно при них в 2011 г. был заключен и ратифицирован Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, более известный, как СНВ-III. Сохранение многолетнего поступательного подхода в деле сокращения указанных вооружений стало ключевым аспектом в поиске общих точек соприкосновения именно в долгосрочной перспективе в противовес сиюминутным узкоцелевым политическим тактикам. На фоне сохранения политического диалога между Россией и НАТО на высшем дипломатическом уровне данный факт внушает надежду на то, что стороны смогут вернуться к полноценному контакту и на уровнях трех рабочих групп, действовавших ранее[4]. Об этом свидетельствует и реанимированный переговорный процесс между генеральными штабами сторон[5].

Ни одна из текущих администраций не является партией войны, т.к. обе стороны, помимо политического, превыше всего ценят экономические интересы, дающие о себе знать даже во время очевидной конфронтации. Согласно последним данным Департамента казначейства Соединенных Штатов, Россия продолжает оставаться последовательным держателем ценных бумаг казначейства, увеличив свой вклад на конец 2016 г. до 96.6 млрд долларов США, что для России является самым высоким показателем в годовом интервале (и это при всех видимых геополитических противоречиях)[6]. Россия также продолжает усиливать экономическое взаимодействие с рядом стран-членов НАТО, несмотря на действующие и периодически обновляемые перекрестные санкции. В совокупности эти факторы оставляют надежду на то, что геополитические амбиции если не уступят место, то хотя бы не будут заглушать здравую прагматическую экономическую риторику сторон.

Как для России, так и для членов НАТО всегда существовала и остается актуальной отрезвляющая красная линия, за которой принципы политической неуступчивости просто испаряются. В первую очередь, это ясное осознание катастрофических последствий игры с нулевой суммой. Даже при регулярной взаимной критике стороны придерживаются фундаментального постулата о недопустимости хаоса в Ближневосточном и иных регионах, имеющих стратегическое значение. Пути достижения мира сторонами воспринимаются по-разному, но именно мир сам по себе остается важнейшей ценностью для сторон, осознающих, что продолжение активных боевых действий является дорогостоящим, неэффективным и непредсказуемым стремлением, которое обязательно даст о себе знать в среднесрочной и долгосрочной перспективах.

Именно рациональное начало и предопределяет возможность борьбы с такими глобальными угрозами современности, как терроризм. Внутреннее разделение лагеря борющихся с терроризмом сторон, эрозия их позиций по отношению к данной угрозе и есть та красная линия, за которой есть только исход с отрицательным знаком. После участившихся террористических атак в крупнейших городах мира трудно себе представить угрозу, которая бы в большей степени сплотила непримиримых геополитических акторов. Во-вторых, само по себе военное присутствие российских сил и сил НАТО (в том числе сил США) в ряде регионов по всему земному шару делает вероятность потенциальной полномасштабной войны между Россией и НАТО исключительно низкой: если подобное случится, данная война станет самой смертоносной, быстрой и разрушительной во всей истории человечества.

Отмеченные принципы, формирующие базис рационального подхода для предупреждения прямой военной конфронтации сторон, и есть те основополагающие элементы, обращение к которым станет путем выхода России и государств НАТО из текущей агонии. Более частое апеллирование к ним, по мнению автора, может стать в достаточной степени эффективным средством для того, чтобы пессимизм во мнениях относительно будущего данных отношений так и остался умозрительной позицией и не нашел реального подтверждения.

[1] Backing Into World War III. Robert Kagan. Foreign Policy. 06.02.2017 // URL: http://foreignpolicy.com/2017/02/06/backing-into-world-war-iii-russia-china-trump-obama/

[2] Песков назвал отношения с США «даже хуже, чем во времена холодной войны». Политика. РБК. 31.03.2017 // URL: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/58de4cf29a7947f6ac64504c

[3] NATO countries are spending more on defense but Trump can’t claim credit. Ivana Kottasova. CNN // URL: http://money.cnn.com/2017/03/01/news/nato-spending-donald-trump/; As Trump re-evaluates NATO, NATO must rethink Russia. Deutsche Welle. News. Top Stories // URL: http://www.dw.com/en/as-trump-re-evaluates-nato-nato-must-rethink-russia/a-37514599

[4] Рабочая группа в воздушном пространстве; группа в области тыла и материально-технического обеспечения; группа в области противоракетной обороны.

[5] Генштаб России и НАТО впервые за три года провели переговоры. РИА-Новости / Россия Сегодня. // URL: https://ria.ru/defense_safety/20170303/1489200217.html

[6] Major Foreign Holders of Treasure Securities (in billions of dollars). Department of the Treasury/Federal Reserve Board March 15, 2017 // URL: http://ticdata.treasury.gov/Publish/mfh.txt

List of Comments

No comments yet.