Европейский раскол

Featured Image

Нора Т. Калинский – политолог

В июне этого года глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер отклонил предложение Германии, главная идея которого заключалась в привязке финансирования стран-членов Евросоюза к уважению ими демократических принципов и соблюдению прав человека. Нацелена данная инициатива была, прежде всего, на Польшу и Венгрию, чья внутренняя политика в последнее время подвергается критике со стороны западноевропейских государств. Если евроструктуры и венгерское правительство сталкиваются с противоречиями уже на протяжении двух лет, то недавнее противостояние с Польшей выдвинуло на передний план напряжение в регионе и угрозу введения требования соответствовать ряду критериев для получения финансирования. При этом привязка финансирования стран-членов к соблюдению ими прав человека только усугубит политический разлад между западноевропейскими и восточноевропейскими членами Евросоюза.

Разногласия между западно- и восточноевропейскими государствами-членами ЕС по вопросам внутренней и внешней политики продолжают усиливаться. Во внешнеполитической сфере главным камнем преткновения являются отношения с Россией. С одной стороны, в преддверии выборов в Германии обе стороны ее политического спектра выступают за диалог с Москвой. Социал-демократическая партия Германии, придерживающаяся левоцентристских позиций, заходит еще дальше, высказываясь за деэскалацию ради укрепления европейской безопасности. С другой стороны, польский Стрелецкий союз при поддержке правительства готовит новобранцев для подпольного сопротивления России в случае, если она попытается захватить Польшу. В Прибалтике подобные опасения уже привели к возрождению «Лесных братьев».

Во внутренней политике также ощущаются расхождения между Восточной и Западной Европой. Восточноевропейские государства все больше поворачиваются в сторону социального консерватизма, который оказывается несовместимым с тем, как западноевропейские страны-члены понимают верховенство закона и права человека. Недавняя польская реформа судебной системы, предполагающая увеличение над ней политического контроля, спровоцировала со стороны Брюсселя угрозы использования против Польши процедуры, предусмотренной статьей 7 Договора о Европейском союзе, и лишения ее тем самым права голоса в ЕС. Такое развитие событий на деле представляется крайне маловероятным, поскольку Венгрия почти наверняка наложит вето на эту инициативу, однако такая риторика свидетельствует о том, что Брюссель серьезно обеспокоен консервативным разворотом Восточной Европы.

Нынешний кризис уходит корнями в период после окончания холодной войны, когда присоединение к Европейскому союзу было наилучшей из альтернатив для посткоммунистических государств Восточной Европы. Они надеялись, что Евросоюз сможет обеспечить им защиту от России, которую большинство элит региона боялось и продолжает бояться. Кроме того, правящие элиты восточноевропейских государств полагали, что членство в ЕС, в частности получение средств из европейских фондов развития, укрепят экономический рост их стран. Они трансформировали институты власти своих стран таким образом, чтобы они соответствовали требованиям, выдвигаемым для вступления в организацию. Среди этих требований были регулярные демократические выборы, гарантии соблюдения прав меньшинств и свободная рыночная экономика. Меньше чем за два десятилетия после падения коммунизма необходимые институциональные изменения были произведены. Правда, основаны они были, скорее, на прагматических расчётах политических элит, нежели на реальных изменениях существующих норм.

Таким образом, одной из основных причин сегодняшнего раскола между Западной и Восточной Европой является то, что переход восточноевропейских государств к западным институциональным образцам был искусственным. Поскольку институциональные реформы основывались, прежде всего, на прагматических соображениях, они оказались легко подверженными интересам тех или иных политических элит. Осознав, что экономические и политические дивиденды, которые можно получить от членства в ЕС, сейчас находятся под вопросом, элиты Польши и Венгрии начинают отказываться от искусственных изменений последних двадцати лет.

Одной из причин раздора, которая едва заметно скорректировала расчеты элит в обоих государствах, стало требование Брюсселя распределить бремя миграционного кризиса среди всех стран-членов ЕС. Нежелание принимать беженцев обусловлено целым рядом факторов: от озабоченности террористической угрозой и безработицей до предполагаемой культурной и религиозной угрозы. Более того, нынешний кризис идентичности в Евросоюзе и неопределенное политическое будущее подтолкнули Польшу и страны Балтии к тому, что они стали все больше видеть Соединенные Штаты в роли своего главного союзника в противостоянии с Россией. В этом контексте у восточноевропейских элит остается все меньше мотивации поддерживать институты западного образца, которые уже сейчас практически не имеют нормативной поддержки в регионе.

Сокращение существующего финансирования маловероятно, а попытки ввести санкции против восточноевропейских государств за отказ принять беженцев или за внутриполитические решения, такие как польская реформа судебной системы, вряд ли получат единогласную поддержку. Реальную опасность представляют предстоящие переговоры по бюджету ЕС на 2021-2027 гг. Ключевую роль в этих переговорах сыграет Брексит.

Во-первых, с выходом Великобритании Евросоюз не досчитается 10 миллиардов евро. Изначально часть этой суммы будет компенсирована самой Великобританией. Тем не менее, в долгосрочной перспективе восполнение недостачи путем повышения взносов других государств повлечет за собой политические риски: согласно данным прогноза, составленного Институтом Жака Делора, в сравнении с 2014-2015 гг. взносы Германии, например, вырастут на 14%, то есть примерно на 3,8 миллиарда евро ежегодно. Даже если взносы будут повышены до определённого уровня, ЕС будет вынужден сократить свой бюджет.

Брексит также повышает вероятность того, что к 2021 г. не будет достигнуто соглашение по бюджету, поскольку руководящие органы Евросоюза будут озабочены переговорами по выходу Великобритании из организации. В июне 2017 г. еврокомиссар по бюджету Гюнтер Эттингер призвал отложить переговоры по бюджету до тех пор, пока не будут прояснены детали соглашения с Великобританией. 2019 год станет непростым для Брюсселя, поскольку будет отмечен не только запланированным на это время выходом Соединенного Королевства, но также парламентскими выборами, намеченными на май, и сменой еврокомиссаров осенью. Исполнение любого рамочного соглашения, достигнутого до 2019 г., вероятнее всего, будет задержано на большую часть года, а затем потребует серьезного пересмотра для того, чтобы учесть мнения новых руководящих лиц. Может получиться так, что соглашение так и не будет достигнуто.

Финансирование Евросоюзом Восточной Европы может стать ценой этих бюджетных трудностей по двум причинам. Во-первых, в данный момент это не главный инвестиционный приоритет для стран-доноров, которые обладают существенным влиянием на распределение средств. Предложения относительно бюджета-2018 уже включают новые статьи расходов на оборону в целях исполнения Дублинского соглашения, в частности обеспечение безопасности границ и фонды поддержки для борьбы с миграционным кризисом. Эти статьи расходов, вероятнее всего, останутся в приоритете у стран-доноров. Они, особенно Германия и Франция, сталкиваются с серьезным притоком мигрантов, а также внутренними проблемами, связанными с террористической угрозой. Кроме того, европейские элиты сомневаются в надежности администрации Дональда Трампа в США как партнера в сфере обеспечения безопасности и будут призывать к созданию общей инфраструктуры безопасности как к ключевому приоритету.

Во-вторых, страны-доноры – это в основном западноевропейские государства, которые критически настроены по отношению к «либеральным» реформам Восточной Европы и ее отказу отказу разделить бремя миграционного кризиса. Сокращение финансирования этих государств станет оружием против политических элит региона. В мае Гюнтер Эттингер намекнул, что принцип обусловленности финансирования в зависимости от обеспечения верховенства закона может быть применен к фондам развития. В марте канцлер Австрии Кристиан Керн заявил, что страны-члены ЕС, не оказывающие помощь в решении миграционного кризиса, не должны получать от организации финансирование. Страны-доноры могут увидеть преимущество в сокращении финансирования восточноевропейских государств, получая возможность дать ответ на последние события в политической жизни региона, которые многими западноевропейскими членами объединения воспринимаются как противоречащие фундаментальным европейским принципам.

В целом, двадцати пяти лет оказалось недостаточно, чтобы западные социальные и политические ценности были усвоены политической культурой Восточной Европы. Экономические и политические стимулы соответствующие принятым на Западе институциональным нормам сейчас перестают работать. Весьма вероятно, что восстановление консервативных и интервенционистски настроенных правительств в Восточной Европе только ускорится с сокращением финансирования со стороны Евросоюза, что в итоге лишь усугубит раскол между восточно- и западноевропейскими членами. В контексте текущего экзистенциального кризиса внутри ЕС такое развитие событий усилит дезинтеграционные тенденции в Евросоюзе.

Источник: http://inthelongrun.org/articles/article/europe-divided-polands-legal-reforms-are-a-harbinger-of-deepening-crisis-fo

List of Comments

No comments yet.