Шаткий компромисс: курдский вопрос в российско-турецких отношениях

Featured Image

Пьетро А. Шакарян

Несмотря на то, что Турция и Россия с успехом нормализуют отношения и договариваются по мирному урегулированию сирийского конфликта, курдский вопрос может осложнить переговорный процесс. Примирить курдов и Турцию станет самым главным приоритетом для Москвы, чтобы прийти к миру в Сирии.

Российско-турецкие отношения ухудшились после того, как два года тому назад, 24 ноября, Турция сбила российский истребитель Su-24 над Сирией. Однако в июле 2016 года Москва и Анкара начали ни шатко ни валко налаживать отношения. Желание Москвы и Турции улучшить отношения было мотивировано взаимными экономическими интересами, а также некоторыми политическими факторами.

В частности, Россия считает, что политика «разрядки» с Анкарой очень важна для решения сирийского конфликта. Более того, Москва также пытается переманить на свою сторону Турцию — из сферы влияния запада и НАТО в пользу неформального альянса с Россией и Ираном, чтобы стабилизировать ситуацию на Ближнем Востоке. На протяжении долгой истории отношения между Турцией и Россией развивались как в русле противостояния, так и в русле кооперации. Следовательно, сотрудничество с Анкарой воспринимается Москвой не только как нечто желаемое, но и как нечто естественное — оно дополняет отношения России с Ираном.

Но одна важная проблема ставит под угрозу перспективу сотрудничества между Москвой и Анкарой. Это вопрос судьбы сирийских курдов, которые представлены «Демократическим союзом» (PYD) и отрядами народной самообороны (YPG). Изначально Турция стремилась свергнуть сирийского президента Башара Асада, однако теперь Анкара отошла от этой позиции, и ее главная забота в Сирии – это курдский вопрос.

Турция заявляет, что PYD и YPG имеют идеологические и политические связи с Рабочей партией Курдистана (РПК).  Эта партия находится с турецким правительством в состоянии войны с 1984 года и действует в курдских провинциях в восточной части Турции. Со временем цели РПК сместились от стремления к полной политической независимости к региональной автономии, к защите политических и гражданских прав самих курдов. Анкара расценивает РПК как  террористическую организацию, и, соответственно, Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган постоянно обвиняет PYD и YPG в терроризме.

Напротив, Россия поддерживает хорошие отношения с этими организациями. Отношения Москвы с курдскими группами начали развиваться почти 200 лет тому назад, со времен завоевания Россией Закавказья в начале 19 века. Советский Союз играл жизненно важную роль в сохранении курдской культуры путем популяризации турецкого языка и литератору среди курдского меньшинства.

Более того, в советские времена транслировались радиопрограммы на курдском языке с территории Армении, откуда курды могли получить радиосигналы. Влияние этих программ на курдскую национальную идентичность сложно переоценить, особенно во времена, когда использование курдского языка жестко подавлялось в соседней Турции.

При поддержке Советского Союза был снят первый кинофильм на курдском языке «Заре» (Zare) в 1926 году. С 1947 по 1958 года Москва предоставляла политическое убежище лидеру курдских повстанцев Ирака Мулле Мустафе Барзани и его сподвижникам.

Тень Мехабада

Несмотря на позитивные аспекты в российско-турецких отношениях, которые отмечаются курдами в разных странах (в Иране, Турции, Ираке и Сирии), были и трагические моменты, например, опыт самопровозглашенной курдской республики в северном Иране, Мехабад, в 1946 году. Эта республика была образована после окончания Второй мировой войны, однако советский лидер Иосиф Сталин не поддержал новое государственное образование. Оставленная Москвой на произвол судьбы Республика Мехабад была разбита Тегераном. Этот исторический эпизод формирует более сложный курдский нарратив, согласно которому нельзя полагаться на поддержку великих держав, а это оставляет курдов «без друзей, наедине с горами».

Опыт Мехабада хорошо известен не только курдам, но и российским экспертам по Ближнему Востоку и тем, кто формирует политику в регионе. Тот факт, что Москва не поддержала курдов, усиливает ее чувство ответственности за то, чтобы голос курдов был услышан в Сирии, как только там закончится гражданская война. Более того, в ходе гражданской войны в Сирии России и США соглашаются о необходимости сотрудничества по курдскому вопросу. В конечном итоге, PYD и YPG преуспели в сотрудничестве с обеими державами в борьбе против ИГ, террористической организации, запрещенной в России.

Сегодня ИГ терпит поражение в Сирии, и США, под влиянием Анкары, объявили о том, что перестанут поддерживать сирийских курдов из PYD и YPG. Это означает, Россия остается для них единственным союзником среди великих держав. Геополитически, это победа для Москвы, но эта победа предполагает большую ответственность и обязательство гарантировать сирийским курдам место за столом любых мирных переговоров по будущему Сирии.

Ситуация благоприятная, так как PYD и YPG поддерживают ключевые позиции Москвы: сохранение территориальной целостности Сирии и превращение Сирии в федеративное государство. Можно представить, что Россия сможет примирить разногласия между сирийскими курдами и правительством Асада, которое уже предложило курдам политическую автономию, что означает его открытость и готовность перераспределить власть в Сирии, как только там закончится война. В свою очередь, PYD и YPG заявили, что готовы присоединиться к силам сирийской национальной армии, если Сирии будет гарантирован статус федеративного государства.

Между Турцией и курдами

Привлечь Турцию в участие сирийского мирного процесса – гораздо более сложная задача для Москвы. Учитывая свою враждебность по отношению к сирийским курдам, Анкара всегда последовательно пыталась исключить их из мирных переговоров по Сирии. Турецкий президент Эрдоган также время от времени грозит вторжением в курдский округ Африн в Сирии, часть курдского государственного образования Рожава, контролируемого отрядами народной самообороны (YPG). Однако сегодня любые попытки исключить курдов из YPG из мирного переговорного процесса вряд ли сложатся удачно, учитывая, что  отрады народной самообороны контролируют примерно 30% территории Сирии.

Более  того, Москва вряд ли оставит сирийских курдов, учитывая свои обязательства перед ними и стремление закончить войну в Сирии,  а также чувство вины за то, что Советский Союз не поддержал курдов Республики Мехабад. В то же время Москва предпримет все свои дипломатические рычаги, чтобы ослабить страхи Турции о предполагаемых связях сирийских курдов с Рабочей партией Курдистана и убедить Анкару в том, что территориальная целостность Сирии будет сохранена. Это осторожный компромисс для Москвы, однако вполне возможный для реализации.  Ведь и раньше Россия смогла работать с Анкарой конструктивно, и Турция может извлечь больше выгод в экономическом и политическом планах, если Москва будет союзником, а не противником.

Перспективы в российско-турецком партнерстве многообещающие. На ежегодной конференции Валдайского дискуссионного клуба в Сочи Президент России Владимир Путин предложил создать конгресс народов Сирии, в котором будут представлены все ключевые национальные и региональные группы, в том числе и курды. Предполагается, что конгресс будет созван в Сочи, и сирийские курды были уже приглашены Москвой для участия, что вызвало раздражение Анкары. Но, несмотря на это, Турция поддерживает саму идею создания такого конгресса. Она также продемонстрировала свое желание к сотрудничеству и готовность к компромиссам с Россией.

Однако напряжения между Анкарой и сирийскими курдами из PYD и YPG до их пор сохраняются. Примирить курдов и Турцию станет самым главным приоритетом для Москвы на пути к миру в Сирии.

Пьетро А. Шакарян — кандидат исторических наук, Университет штата Огайо (США), специализирующийся на России, Евразии и Кавказу. 

List of Comments

No comments yet.