Грузинский поход на Киев: возможен ли «Михомайдан» на Украине?

Featured Image

Арчил Сихарулидзе

Борьба Михаила Саакашвили, ранее занимавшего посты президента Грузии (два срока с января 2004 по ноябрь 2013 года) и губернатора Одесской области (c мая 2015 по ноябрь 2016 года), с лидером Украины Петром Порошенко вступила в финальную фазу.

17 декабря его сторонники пытались захватить здание Октябрьского дворца в центре Киева: активисты сломали входную дверь, преодолели сопротивление национальной гвардии и проникли в здание, после чего блюстители порядка применили против митингующих огнетушители. В результате пострадали более 30 силовиков и демонстрантов. По факту попытки захвата Октябрьского дворца полиция открыла уголовное дело, при этом сам грузинский политик заявил, что не собирался захватывать Октябрьский дворец и обвинил украинские власти в провокации.

Отношения между Саакашвили и президентом Украины начали резко портиться после того, как первого лишили должности губернатора Одесской области, отправив его в отставку в июле 2017 года. 10 сентября Саакашвили и его сторонники штурмом пересекли границу Украины через Польшу. Так развивалась украино-грузинская сага. Открытый призыв Саакашвили свергнуть существующую власть не оставляет украинской политической системе другого выбора, как частично отстранить его от внутриполитических процессов.

На этом фоне всё больше аналитиков задаются вопросом о возможности повтора событий 2014 года, то есть новой революции или так называемого «Михомайдана». Однако, многие забывают о том, что вовлечённость иностранных политиков (в том числе и грузинских) во внутриполитические дела Украины длится уже больше десятка лет.

Грузинский след в Киеве

Знаковым является тот факт, что Михаил Саакашвили, как он неоднократно заявлял, активно участвует в политической жизни Украины ещё с 2003 года. Именно тогда профессиональные грузинские революционеры из организации «Кмара» (на грузинском означает «хватит») активно обучали добровольцев из украинской группы «Пора!», как проводить мирные митинги, чтобы инициировать отставку нежелательных правительств. После успешных мирных митингов в Тбилиси, повлекших за собой так называемую «революцию роз» и смену политического режима в стране в 2003 году, новоиспечённое правительство под руководством Саакашвили активно поддерживало политические перемены в Киеве как на неправительственном, так и на государственном уровнях. Не секрет, что представители  организации «Пора!» использовали методы, которым их обучали грузинские коллеги. Более того, Саакашвили был лично знаком с бывшим украинским президентом Виктором Ющенко, пришедшим к власти в результате так называемой «оранжевой революции» в 2004 году, и являлся ярым сторонником его правительства.

Можно также вспомнить скандал между Тбилиси и Киевом в 2010 году. Тогда около двух тысяч граждан Грузии отправились на президентские выборы на Украину в роли неофициальных наблюдателей. Но по решению украинской центральной избирательной комиссии они так и не прошли регистрацию: «Партия регионов» Виктора Януковича обвинила премьер-министра Юлию Тимошенко в том, что прибывшие наблюдатели были намерены дестабилизировать ситуацию на Украине. Грузинская оппозиция же заявила о попытке правительства Саакашвили вмешаться в президентские выборы дружественного государства, что, по их мнению, могло привести к ухудшению отношений между двумя странами.

Вторая волна вмешательства грузинской стороны во внутриполитические дела на Украине началась с движения «Евромайдан» в 2014 году. Ещё в самом начале митингов проигравшая парламентские и президентские выборы правящая элита под эгидой Саакашвили была активно вовлечена в процессы. Бывший президент Грузии не раз выступал перед митингующими с требованием смены власти, после чего его коллеги были назначены на ключевые посты в постреволюционном правительстве, что в свою очередь повлекло за собой ухудшение дипломатических отношений между Тбилиси и Киевом. Напряжение в отношениях было обусловлено и тем, что украинская сторона укрывала у себя политических «беженцев», против которых было возбуждено уголовное дело на родине (Саакашвили). Впрочем, и риторика Киева тоже была раздражающим фактором: украинские политики обвиняли новую правящую партию «Грузинскую мечту» и её лидера Бидзину Иванишвили в связах с Кремлём.

Пиком успеха грузинской деятельности на Украине можно считать назначение на пост губернатора Одесской области Саакашвили. Однако попытки украино-грузинского реформатора и его команды повторить грузинский опыт не увенчались успехом. Саакашвили не смог прийти к компромиссу с украинским правительством.

«Михомайдан»: Быть или не быть?

Несмотря на напористость Саакашвили и его сторонников, нового революционного движения и «Михомайдана» пока ожидать не следует. Во-первых, революционный потенциал украинского общества иссяк. Следует помнить, что между первой и второй революциями в своё время прошло приблизительно десять спокойных лет: украинское общество смогло проанализировать все плюсы и минусы «оранжевой революции» и подготовиться к новой, которая состоялась в 2014 после того, как бывший президент Украины Виктор Янукович отказался подписывать соглашение об ассоциации с Европейским союзом. Сегодня население Украины всё ещё отходит от событий «Евромайдана» и не готово вновь идти на баррикады. Общество просто не в силах сражаться на несколько фронтов — с одной стороны, со своей собственной властью, а с другой стороны — с Донбассом. Сегодня украинское общество, прежде всего, заинтересовано в сохранении целостности страны, которую еще в большей степени могут подорвать волнения и возможность нового переворота.

Во-вторых, само восприятие внутриполитических процессов неоднозначно, равно как и понимание «причин» революционного движения. Сегодня на Украине нет объединяющей идеи, которая смогла бы мобилизовать население. В отличие от того же «Евромайдана», где вся оппозиция выступила против правящей элиты под лозунгом «Европейского пути» Украины, сегодня такой тенденции не наблюдается. Довольно-таки радикальная риторика Саакашвили отталкивает тех, кто выступает против любых призывов к свержению украинской власти. Ведь это не укладывается в демократические рамки, и может быть раскритиковано стратегическими партнёрами на Западе.

Борьба с коррупцией тоже не является тем лозунгом, который смог бы консолидировать общество и вдохнуть новую жизнь в революционное движение. Следовательно, односторонние выходки Саакашвили при поддержке Юлии Тимощенко создают впечатление, что мы имеем дело, скорее всего, с обычным внутриполитическим противостоянием.

Наконец, новой революции мешает тот факт, что украинское правительство стало более устойчивым к уличным протестам, так как  получило хороший боевой опыт в результате «Евромайдана». Правительство Порошенко постепенно реформирует внутренние силы, а также учитывает просчёты своего предшественника. Именно этим и можно объяснить активизацию работы местной прокуратуры и правовых институтов.

Внешние факторы

Среди внешних факторов, которые обуславливают невозможность нового Майдана, следует выделить позицию стран Запада. То, что Саакашвили пользуется поддержкой определённых политических кругов, как минимум, в США – это не секрет. Однако, уже нет того полноценного и всеобъемлющего поощрения, которым раннее пользовался бывший грузинский президент.

Эта поддержка выражается не только в возможном финансировании деятельности Саакашвили, но и в гарантиях «легализации» политических процессов в целом: деятельность грузинского политика и украинской оппозиции разворачивается на Украине с молчаливого согласия Запада, который определяет границы дозволенного. Поэтому сегодня возможности Саакашвили все-таки кажутся ограниченными. Похоже, что не только украинское общество, но и западное уже устало от постоянной нестабильности и внутренних конфликтов.

Все это говорит о том, что революции во главе с Саакашвили, скорее всего, не будет. Вопрос же его политической активности будет решаться, в зависимости от проявляемого им радикализма. Но если он будет «отлучён» от политической борьбы, то это ознаменует конец многолетней вовлеченности грузинских политиков во внутриполитические процессы Украины, а также, поднимет вопрос о будущем грузинского военного контингента на Востоке страны, который, к слову, известен своей верностью идеалам и политике правительства Саакашвили.

Бывший грузинский президент и экс-губернатор Одесской области сделал немало на постсоветском пространстве, но многие от него просто устали и хотели бы, чтобы организованное им «шоу» уже закончилось.

Арчил Сихарулидзе — грузинский политолог, со-основательно Центра системных политических исследований; приглашенный лектор в Тбилисском государственном университете.

List of Comments

No comments yet.