Три вехи внешнеполитического курса России в 2017 году

Featured Image

Павел Кошкин

Rethinking Russia анализирует наиболее важные для России внешнеполитические события в 2017 году.

2017 год принес России как успехи, так и разочарования на международной арене. Москва сумела наладить диалог со своими конкурентами на Ближнем Востоке – Саудовской Аравией и Турцией, а также приняла участие в семи раундах мирных переговоров нового формата по сирийскому вопросу в Астане. России и ее партнерам — Турции и Ирану — удалось прийти к компромиссу по будущему Сирии. Пиком внешнеполитического успеха России стало поражение «Исламского государства», запрещенной в России террористической организации, после чего Президент Владимир Путин заявил о частичном выводе российского военного контингента с территории Сирии.

Одним из самых больших вызовов стало усиление американских санкций против Москвы за предполагаемое вмешательство Кремля в американские выборы в 2016 году.  Расследование специального прокурора Роберта Мюллера также является не менее значимым событием, так как может привести к полному краху российско-американских отношений. Парламентские и президентские выборы в ряде европейских стран прошли под знаком киберугрозы со стороны Москвы, что  говорят о низком доверии в некоторых европейских странах по отношении к России.

На азиатском направлении политика России относительно успешна: Москва продолжает укреплять связи с Китаем, постепенно реализуя планы сделать «поворот» на Восток, и возможное сопряжение Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути может этому способствовать, если будет успешно реализовано.

Rethinking Russia предлагает обзор наиболее важных для России внешнеполитических события, которые состоялись в 2017 году.

  1. Ближневосточный гамбит

Вывод российских войск из Сирии

11 декабря, во время своего визита на сирийскую авиабазу Хмеймим, Президент Владимир Путин объявил о выводе российских войск из Сирии, поздравив военнослужащих с победой над «Исламским государством».  Ранее, 8 декабря, глава российского МИДа Сергей Лавров отмечал во время министерского заседания ОБСЕ, что «Исламскому государству» было нанесено «окончательное и полное поражение» в Сирии. В начале декабря начальник российского Генштаба Валерий Герасимов говорил о том, что территория Сирии полностью освобождена от террористов.

В марте 2016 года Путин уже объявлял о частичном выводе российских войск в Сирии, однако вскоре снова пришлось нарастить контингент на Ближнем Востоке. Во время своего визита 11 декабря на сирийскую авиабазу, Президент России, впрочем, оговорился, что «если террористы вновь поднимут голову, мы нанесем по ним такие удары, которых они пока не видели». Эксперты считают, что заявление российского лидера о выводе войск из Сирии вовсе не означает, что Москва собирается сокращать свое присутствие на Ближнем Востоке.

«Объявление Путина о частичном выводе войск из Сирии знаменует победоносное окончание военной кампании России в стране, а не конец военного и политического присутствия в регионе», — написал на своей странице в Facebook директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин.

Налаживание диалога с Турцией

2017 год был относительно удачным для российско-турецких отношений: страны смогли прийти к компромиссу по сирийскому вопросу в рамках формата мирных переговоров в Астане. Именно здесь представители официального Дамаска и сирийской оппозиции сели за стол переговоров при посредничестве Москвы, Турции и Тегерана.

C января по октябрь 2017 года прошло семь раундов переговоров. В результате стороны договорились о создании трехстороннего механизма контроля за режимом прекращения огня в Сирии,  а также обсудили  принципы размежевания умеренной сирийской оппозиции от террористических групп. Кроме того,  было объявлено о создании четырех зон деэскалации в Сирии, мониторинг которых ведут силы Ирана, России и Турции.

Более того, Москва и Анкара смогли укрепить сотрудничество в военно-технической сфере: в сентябре они подписали контракт о поставке российских зенитно-ракетных комплексов С-400. Это вывело двусторонние отношения на новый уровень и вызвало озабоченность стран НАТО. Россия воспринимается в данной ситуации как государство, вносящее раздор в Североатлантический альянс.

Однако российско-турецкое сотрудничество может быть недолговечным, как показывает опыт двухлетней давности: в ноябре 2015 года Турция сбила российский истребитель вблизи границы Сирии. Этот инцидент испортил отношения между двумя странами, они прервали экономические и политические связи,  а риторика в отношении друг друга стала такой жесткой, что эксперты поговаривали о возможности прямого вооруженного столкновения. Более того, Москва и Турция по-прежнему не могут прийти к компромиссу по курдскому вопросу: Россия поддерживает сирийских курдов, Турция же считает их вдохновителями Рабочей партии Курдистана, которую турецкие власти признают террористической организацией.

Визит короля Саудовской Аравии в Россию

С 5 по 8 октября король Саудовской Аравии Салман бен Абдель Азиз Аль Сауд совершил исторический визит в Россию, в ходе которого были проведены переговоры по совместному урегулированию конфликта в Сирии, а также подписаны более полутора десятков соглашений в сферах космических исследований, энергетики, телекоммуникаций и культуры.

Например, Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и Суверенный фонд Саудовской Аравии (Public Investment Fund — PIF) заключили соглашения на сумму 2,1 миллиарда долларов, чтобы инвестировать в энергетические, технологические и инфраструктурные проекты. Кроме того, в ходе своего визита в Москву король Саудовской Аравии договорился о приобретении зенитных ракетных систем С-400. Как сообщала газета «Коммерсант», Эр-Рияд планирует приобрести у России не менее четырех дивизионов С-400 на сумму около двух миллиардов долларов.

Связи между Москвой и Эр-Риядом начали развиваться в первой половине XX века. Через 12 лет после установления дипломатических отношений между странами в 1926 году советское посольство было закрыто.  В 1990 году страны официально возобновили сотрудничество, но на практике все выглядело иначе: во время чеченской войны в 1994 и 1996 годах Москва неоднократно обвиняла монархии Персидского залива, в том числе и Саудовскую Аравию, в том, что они поддерживают террористов на Северном Кавказе. Однако в 2000-е годы контакты с Эр-Риядом постепенно восстанавливались. Так, в 2006 году саудовский король посетил Россию, а в 2007 году президент Путин отправился в Эр-Рияд, что дало толчок двусторонним отношениям, по словам бывшего посла России в Саудовской Аравии Олега Озерова.

Однако война в Сирии, которая началась в 2011 году, привела Россию и Саудовскую Аравию к серьезным разногласиям: Эр-Рияд настаивал на отставке сирийского президента Башара Асада и потратил огромные деньги на финансирование сирийской оппозиции, Москва, напротив, поддерживала сирийского лидера, настаивая на том, чтобы в решении сирийского конфликта принял участие главный конкурент Саудовской Аравии в регионе — Иран. Не удивительно, что в Эр-Рияде смотрели и продолжают смотреть на российскую политику как враждебную.

Именно поэтому визит саудовского короля в Россию вызвал такой резонанс в СМИ и среди экспертов. Визит можно интерпретировать как триумф российской дипломатии и прагматизма. Впрочем, отношения между Москвой и Эр-Риядом начали налаживаться с 2015 года, чему способствовали три причины — смена власти в Саудовской Аравии, резкое падение цен на нефть в 2014-2015 годах и вступление России в сирийскую войну, как отмечает арабист Марианна Беленькая на сайте Московского центра Карнеги.

Новая власть Саудовской Аравии взяла в отношении России  более прагматичный курс. Обвал цен на нефть вынудил Москву и Эр-Рияд  в ноябре 2016 года заключить соглашение о снижении добычи нефти, которое было продлено еще на девять месяцев — до конца марта 2018 года. Участие Москвы в сирийском конфликте сделал Россию в глазах Саудовской Аравии посредником в решении конфликтов на Ближнем Востоке, полагает Беленькая.

Однако на фоне налаживания связей с Саудовской Аравией обостряется проблема российско-иранских отношений, так как Эр-Рияд воспринимает Тегеран как главного конкурента в регионе и ставит перед Москвой ультиматум: или мы, или они, полагает Беленькая. Несмотря на то, что сегодня формируется «удачная конъюнктура для развития отношений двух стран», России не следует впадать в чрезмерный оптимизм, так как для Саудовской Аравии США являются по-прежнему ключевым экономическим и политическим партнером, добавляет эксперт.

«Нынешнее стремительное сближение Москвы и Эр-Рияда вызвано прежде всего совпадением политических интересов двух стран, и оно может так же стремительно оборваться, если эти интересы опять разойдутся», — заключает Беленькая.

  1. На грани новой Холодной войны

Кодификация санкций против Ирана, России и Северной Кореи

В начале августа президент США Дональд Трамп подписал закон, предусматривающий введение дополнительных санкций против Ирана, России и Северной Кореи и их кодификацию. В июле его приняли в Палате представителей и Сенате США, при этом 98 сенаторов проголосовали «за», два — «против». Новый закон ограничивает полномочия президента самостоятельно отменять или ослаблять санкции против других стран: отныне он должен заблаговременно уведомлять Конгресс  о своих намерениях, при этом у конгрессменов есть 30 дней, чтобы блокировать решение президента.

Как отмечают юристы, этот закон придает санкциям юридическую силу, что означает, что они сохранятся надолго, потому что отмена санкций предполагает долгую бюрократическую волокиту, прохождение множества инстанций и, самое главное, политическую волю сторон, чего сейчас нет в американском истеблишменте, так как России не доверяют, что следует из заявлений американских чиновников.

Закон также предусматривает расширение санкций в отношении энергетических отраслей российской экономики, в частности, против компаний «Роснефть», «Газпром», «Газпром нефть» «Лукойл», «Сургутнефтегаз»: американские компании не могут поставлять им товары, услуги и технологии для разведки и добычи российской нефти на глубоководье, на арктическом шельфе и в сланцевых образованиях. Под запрет также попадают проекты, в которых попавшие под санкции российские компании владеют от 33% акций.

«Предполагается, что секторальные санкции будут распространены на российские энергетические проекты, реализуемые за пределами России, в том числе с участием так называемых «американских лиц». При этом термин «американское лицо» включает в себя и иностранные компании, имеющие представительства на территории США, что ставит под удар европейских участников российских энергетических проектов»,  — отмечает партнер юридической фирмы «Мансорс» Роман Зыков в интервью «Интефаксу». Все это, в свою очередь, повышает риски российских энергетических проектов в Европе, в частности «Северного потока – 2», так как США считают, что этот проект подрывает энергетическую безопасность Европы.

Главная суть закона состоит в кодификации санкций в отношении России на десятилетия вперед, пишет на сайте Российского совета по международным делам (РСМД) независимый эксперт Сергей Соколов. «В сколько-нибудь обозримом будущем невозможно представить ситуацию, при которой большинство членов обеих палат Конгресса проголосуют за отмену или хотя бы ослабление санкций,  — отмечает он. — Это означает, что американо-российские отношения возвращаются в привычное ненормальное состояние».

Расследование в США по «российскому досье»

В 2017 году Конгресс США начал расследование о предполагаемом вмешательстве России в президентские выборы в 2016 году. Комитеты по разведке Сената и Палаты представителей США начали собственные расследования в январе и марте соответственно.

В феврале к расследованию присоединился подкомитет по преступности и терроризму юридического комитета Сената, а в конце марта — комитет по надзору и государственной реформе Палаты представителей. В мае, после того как Президент США Дональд Трамп уволил Джеймса Коми, который возглавлял расследование ФБР по «российскому делу», министерство юстиции назначило Роберта Мюллера специальным прокурором, который запустил свое независимое расследование.

Хотя запрос на расследование о вмешательстве России в выборы США формировался еще в декабре 2016 года, когда бывший американский президент Барак Обама приказал разведке рассмотреть «российское досье», в январе 2017 года американские «силовики» выпустили доклад, в котором прямо обвинили Россию и лично президента Владимира Путина в том, что он пытался повлиять на президентскую кампанию в США путем пропаганды и хакерских атак.

«Сейчас в США расследование «российского следа» в избирательной кампании 2016 года ведут практически все правительственные подразделения, наделенные подобной компетенцией. Конечно, в основном, это политически мотивировано, — сказал в беседе с РСМД Иван Цветков, доцент кафедры американских исследований в Санкт-Петербургском государственном университете.  — Все хотят заработать очки на модной теме и одновременно избежать обвинений в равнодушии к проблеме, вызвавшей такой общественный резонанс».

Расследование по «российскому досье» может обернуться для России новыми санкциями со стороны США и серьезной конфронтацией, если будет действительно доказано, что Кремль пытался повлиять на результаты избирательной кампании. Уже сейчас сам факт проведения расследования наносит вред российско-американским отношениям, усиливает недоверие и враждебность с обеих сторон.

«В случае же доказательства фактов вмешательства России в американские выборы нормализация отношений и вовсе станет возможной только при радикальной смене политического режима в России или США», — заключает Цветков.

Выборы в Европе

В 2017 году во многих европейских странах прошли парламентские и президентские выборы. Предвыборные политические кампании разворачивались на фоне расследования США о предполагаемом вмешательстве России во внутренние дела других стран. Неудивительно, что след российских хакеров пытались найти везде — и во время президентских выборов во Франции (24 апреля и 7 мая), парламентских выборов в Германии (24 сентября), Австрии (15 октября), Великобритании (8 июня) и Нидерландах (15 марта).

28 июля в сенатском комитете по разведке Конгресса США прошли слушания о возможном вмешательстве России в европейские выборы. «Россия неоднократно пыталась вмешиваться в выборы США и стран Евросоюза, используя государственную пропаганду, «фабрики троллей», чтобы повлиять на внутреннюю повестку других стран», — сказал вице-председатель комитета по разведке Марк Уорнер. При этом бывший посол США в НАТО Николас Бернс во время слушаний назвал Россию «экзистенциальной угрозой» для США и европейских стран.

В Европе подняли шум о новой российской киберугрозе накануне выборов, однако вряд ли Россия оказала влияние на выборы в ЕС. Во-первых, факт вмешательства остаётся не доказанным: расследование Мюллера и конгресса все еще продолжается.

Во-вторых, к власти в европейских странах пришли лидеры, которых нельзя назвать пророссийскими. Французский президент Эммануэль Макрон настроен к Москве прагматично, при этом он является защитником западных либеральных ценностей и последовательно продолжает критиковать российскую политику на Украине. Примерно то же самое можно сказать и о немецком канцлере Ангеле Меркель, партия которой одержала победу на парламентских выборах в Германии в сентябре. В Нидерландах на парламентских выборах также выиграла партия проевропейского премьер-министра Марка Рютте — Народная партия за свободу и демократию. Это значит, что новое правительство страны не станет мягче по отношению к Кремлю и будет солидаризироваться со всем Евросоюзом в вопросах формирования политики по отношению к России. Исключение может составлять Австрия, которая выбрала самого молодого канцлера, 31-летнего Себастьяна Курца, который настроен к Москве дружелюбно: он неоднократно призывал к постепенной отмене санкций против России.

Таким образом, результаты европейских выборов говорят не только о том, что ЕС будет последовательно придерживаться тех же позиций в отношении России и украинского конфликта, но также и о том, что Москва не может повлиять на европейские выборы. Поэтому заявления западных политиков и дипломатов о наличии «экзистенциальной угрозы» со стороны России кажутся преувеличением.

  1. Россия и Китай: «поворот» на Восток продолжается

В сопряжении с Пекином: XIX съезд Компартии, «Один пояс, один путь»

В 2017 году укрепились российско-китайские отношения на фоне внутриполитических изменений в Китае и роста его внешнеполитической активности. 24 октября завершился съезд XIX Коммунистической партии Китая, а позже был объявлен состав нового постоянного комитета политбюро. Лидер Китая Си Цзиньпин был переизбран на пять лет в качестве генерального секретаря Компартии, при этом не был назван его преемник. Так китайские власти порвали с прежней традицией при оглашении нового состава политбюро.

Это означает, что лидером Китая на долгое время может остаться нынешний генсек, все больше и больше укрепляя свои политические позиции даже после окончания своего второго пятилетнего срока. Сегодня Си является одним из самых влиятельных китайских лидеров, как пишет агентство Reuters. Он стал первым современным лидером, чье имя вошло в устав Компартии — теперь он стоит в одном ряду с основателем современного Китая Мао Цзэдуном и реформатором Дэном Сяопином. Это выгодно России, поскольку Си настроен положительно к Москве и уже установил дружественные отношения со своим российским коллегой Владимиром Путиным, как отметил в интервью РБК ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин.

Теперь в уставе Компартии прописаны идеи Си «о социализме с китайской спецификой в новую эпоху», а также его инициативы по борьбе с коррупцией и предложенный им в 2013 году масштабный экономический проект «Один пояс — один путь» (сегодня «Пояс и путь»), в результате которого китайские власти планируют создать торговую и инфраструктурную сеть, связывающую Азию с Европой и Африкой вдоль и за пределами древнего Великого шелкового пути. В мае этого года в Пекине состоялся крупномасштабный форум, посвященный этому проекту. На него приехали лидеры почти 30 стран из Европы, Азии, Латинской Америки.

Несмотря на то, что Япония, Индия и США относятся с сомнением к этой инициативе Китая и видят в ней  угрозу экономической гегемонии,  Россия традиционно поддерживает Пекин и надеется реализовать проект сопряжения Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути в рамках «Пояса и пути». Это может снизить риски возможного конфликта между Китаем и Россией в случае столкновения интересов в Центральной Азии, говорил в интервью РБК руководитель азиатской программы Московского центра Карнеги Александр Габуев.

Автор: Павел Кошкин — научный сотрудник Института США и Канады  Российской академии наук (ИСКРАН), кандидат филологических наук, бывший главный редактор аналитического издания Russia Direct.

List of Comments

No comments yet.