Россия за открытые отношения с США, но не через Твиттер

Featured Image

Спикер Госдумы Вячеслав Володин заявил о том, что примет решение о встрече с послом США в России Джоном Хантсманом только после того, как в нижнюю палату российского парламента поступит официальный запрос от американского посольства. При этом Володин предварительно прокомментировал эту тему.

Ранее в Twitter’е посольства США появилось сообщение о том, что Джон Хантсман запросил встречи с рядом российских чиновников, включая Вячеслава Володина.

«Конечно, нужно ждать официальных решений, а не руководствоваться “Твиттером”», — заметил глава нижней палаты российского парламента. Он также отметил, что в Госдуме пока не получили никакого официального запроса о встрече. Российская сторона подобных встреч не инициировала. Также Володин призвал американскую сторону тщательно подумать перед тем как запрашивать встречи американского посла с российскими высокопоставленными руководителями.

«Вдруг завтра посла за его желание встретиться с нами снимут и обвинят в том, что мы опять влияем на кого-то, а, оказывается, это по их собственному желанию», — отметил Володин.

Спикер также выразил удивление в связи с тем, что, признав сначала ряд российских политиков невъездными, в США затем говорят о намерении посла США встретиться с ними в Москве. «Не должно быть двойных стандартов», — заметил Володин в этой связи. При этом он заверил, что Россия — за открытые отношения. «Считаю, что это принесет больше пользы нашим странам, нашим народам», — сказал председатель Госдумы.

Политолог Антон Хащенко в комментарии Политаналитике отметил, что, в целом, в контактах политиков разных уровней в нормальной ситуации нет ничего необычного, но, к сожалению, нынешние отношения США и России далеки от нормальной дипломатии:

— В обычной ситуации, когда между странами нормальные отношения, во встречах дипломатов с руководителями государства и политиками нет ничего предосудительного. И по официальной, и по неофициальной линиям — в таких контактах нет ничего плохого. Напротив, они позволяют лучше понять друг друга, наладить диалог.

Но если вспомнить, что не мы начали «охоту на ведьм», о том, как были интерпретированы за океаном встречи российского посла в США с американскими деятелями, то становится понятным и тот, в хорошем смысле слова, ироничный тон, которым спикер Госдумы прокомментировал сообщения СМИ о запросе на встречи.

Опять же, удивительно, когда на фоне непростых отношений информация о том, что Джон Хантсман запросил встречи с рядом высокопоставленных официальных лиц нашей страны, публикуется в Твиттере посольства, причем раньше, чем эти самые запросы были направлены. Это, как минимум, странно. И напрашивается вывод, что это, скорее, игра на публику (посмотрите, какой я открытый), нежели желание вести реальный разговор. Впрочем, вполне может статься, что всему виной и нерасторопность сотрудников посольства.

Директор Международного института новейших государств, политолог Алексей Мартынов в развернутом комментарии нашему порталу также обратил внимание на странный выбор американцев средства общения с российскими официальными лицами:

— Начнем с того, что председатель Госдумы по Конституции – это четвертое лицо в государстве. Twitter, конечно, это очень модно в США, через него президент Трамп управляет своей страной, и сообщает самые важные новости. И, видимо, его посол не сильно отстает от своего работодателя.

Но, безусловно, спикер Володин, как 4-е лицо России, не ориентируется на Twitter, пускай даже послов или президентов. Для организации и проведения подобных встреч и консультаций, если они необходимы американской стороне, нужны официальные запросы. Протокол никто не отменял. Подготовку подобных встреч организует МИД, другие компетентные структуры, если это серьезно. Если это на уровне частных записей в соцсетях условного гражданина, который работает американским послом, можно ему тоже ответить в Twitter’е.

Что касается санкций, упомянутых спикером, я думаю, что его слова тоже вполне логичны. Всё развивается, никто мириться с нами не собирается; более того, лихорадочно ищут пути склонить к коллаборации тех или иных представителей российской элиты как политической, так и экономической, деятелей науки и культуры, спортсменов.

Мотивация у наших оппонентов одна – им не нравятся предстоящие выборы 2018 года, им не нравится суверенная политика Путина, им не нравится сам Путин как человек, который не готов отказаться от своего замысла вернуть России заслуженный статус великой сверхдержавы. Они считают, что вокруг выборной кампании и после нее у них будет возможность организации госпереворота в России, как была попытка в 2011–2012 гг. Напомню, что тогда именно Володин, будучи призван на службу в АП, курировал внутренне-политический блок, и именно ему удалось справиться с ситуацией и не допустить эскалации внутриполитической напряженности по сценарию, который мы видели позже на Украине. Я вообще думаю, что эта веселая история на Украине, повторный цветной переворот 2014 года — это, по сути, такая сатисфакция или месть за то, что им не удалось в 2012 в России. Я думаю, что не удастся и в этот раз.

Просто они не понимают сути вещей, они не до конца понимают, что чем сильнее они давят на элиту, тем сильнее элита сплачивается вокруг национального лидера. А уж если говорить о Володине, то это человек из команды Путина, человек, который президенту всем обязан, и я думаю, что он будет биться за национального лидера до конца, до последнего вздоха.

Коллективный Запад во главе с Америкой сильно преувеличивает свои знания о нас, о наших внутренних мотивациях. Они сильно преувеличивают силу своих технологий, которые мы прекрасно изучили, разложили на составляющие и понимаем, как им противостоять. И 2012 год тому яркое подтверждение. Тем не менее, продолжается эта история: с одной стороны, объявлена война российской элите с целью коллаборации ее достаточной части; с другой стороны, это такая технология контрпрограммирования через разочарование.

Нам через их медиасистемы, новые медиа транслируют отрицательную повестку, не пускают наших спортсменов, запрещают нашу символику, накладывают санкции на наши ведущие предприятия, ведущих бизнесменов, которые не просто конкурируют, а часто побеждают западные структуры. Нам делают неприятно и больно через медиапространство, пытаются наших политиков, политологов, журналистов занести в разные стоп-листы. Запрещают, ограничивают, транслируют негативную повестку разочарования. Но, по сути, делают хуже только себе. Они, желая таким образом подвигнуть нашу элиту на коллаборацию, на предательство или, как минимум, на оказание давления на власти и лидера страны для кардинальных изменений или отказа от суверенной политики, сильно ошибаются, у них ничего не получится. Фабрики мыслей, которые чадят трубами так, что видно, все работают зря. Всё, что они сожгут, вырабатывая методологию или какие-то новые хитрые способы нас уязвить или нас обмануть, всё топливо будет потрачено зря.

Программный директор международного дискуссионного клуба Валдай Дмитрий Суслов, в интервью Политаналитике заметил, что заявление американского посольства в России связано с расширением санкций:

— Речь идет не об улучшении российско-американских отношений, а о попытке минимизации ущерба, который будет неизбежен в связи с новым санкционным пакетом США. Дело в том, что 29 января США должны, во-первых, ввести новый пакет санкций в отношении России, более широкий, тем те точечные адресные санкции, которые на днях были объявлены министерством финансов США.

Во-вторых, США должны опубликовать так называемый кремлевский доклад о людях, приближенных к Путину и вообще о людях, которые формально либо неформально вовлечены в принятие и обсуждение ключевых внешнеполитических и внутриполитических решений в стране. И то, и другое делается в соответствии с санкционным законом, принятым Конгрессом летом, и 2 августа подписанный Трампом.

Очевидно, что эффект от обоих действий будет крайне негативным. При этом ситуация в российско-американских отношениях и так очень не радужная. Мы уже находимся в состоянии новой холодной войны, у нас уже начинается гонка вооружений, Россия уже объявлена официальным врагом в новой стратегии национальной безопасности. Мы де-факто конкурируем в очень многих регионах мира, в Сирии, на Ближнем Востоке, на постсоветском пространстве, США могут выйти из договора РСНД, и скорее выйдут, и так далее. В этой связи нам главное вообще не потерять диалог и не свести взаимодействие к ничтожному минимуму, и понимая, что российско-американские отношения в ближайшее время будут только ухудшаться – другого в принципе не может быть – вопрос заключается только в глубине и скорости этого ухудшения.

В этой связи, в условиях неизбежного дальнейшего ухудшения, необходимо сохранить худо-бедно взаимодействие, хоть какие контакты, потому что по-другому невозможно, мы две ядерные сверхдержавы. Поэтому посол Хантсман и пытается действовать на упреждение, и провести встречи и переговоры с ключевыми фигурантами российской политики, включая Володина. Которые, скорее всего, будут включены в новый американский доклад, а если они будут включены, это значит, что они будут объявлены фактически формально врагами США, и врагами всего свободного мира и людьми, представляющими угрозу демократии и свободе во всем мире, поскольку российского президента именно так сейчас позиционируют в США и те люди, которые входят в его окружение, также будут восприниматься.

И при этом это люди, действительно играющие ключевую роль в российской внутренней и внешней политике. И чтобы как-то по возможности уменьшить негативный эффект от этих санкционных решений и сохранить хоть какой-то относительно здоровый диалог, Хантсман и пытается провести личные встречи с ключевыми людьми российской политики. Действует при этом совершенно правильно с точки зрения минимизации ущерба и пытается им объяснить, что это не желание администрации Трампа, что Трамп был против этих санкций, это Конгресс 98 голосами из 100 потребовал принятие подобных мер.

Кроме того, Хантсман будет говорить, что необязательное включение в доклад 29 января будет означать введение персональных санкций.

Источник: Politanalitika.ru

List of Comments

No comments yet.