Каким станет 2018 год для Нагорного Карабаха?

Featured Image

Константин Тасиц

Вспышки насилия и нестабильность в Нагорном Карабахе продолжаются, однако эксперты полагают, что 2018 год будет более спокойным для региона, чем 2016 и 2017 года. Есть ли действительно основания для мирного урегулирования затяжного конфликта?    

Государственный департамент США предостерегает американцев от поездок в Нагорный Карабах, говорится в сообщении американского внешнеполитического ведомства от 10 января.  Ранее власти США опубликовали рекомендации для своих граждан по посещению тех или иных стран, в числе которых оказался и Азербайджан.

Это государство причислено к группе стран «с повышенным уровнем осторожности» в связи с угрозой терроризма и продолжающимся военным конфликтом между Азербайджаном и Арменией за Нагорный-Карабах — регион в Закавказье, который контролируется непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой, но территориально находится в пределах государственных границ Азербайджана.

В американском Госдепе отмечают, что в зоне нагорно-карабахского конфликта по-прежнему неспокойно, и периодически нарушается перемирие, в результате чего гибнут военные и мирные граждане с азербайджанской и армянской стороны.

«В результате нагорно-карабахского конфликта продолжаются потери, — говорится в сообщении Госдепа. —  Стрельба, которая происходит время от времени, и случайное использование артиллерийских систем, в том числе фугасов и минометов, приводит к смертям и ранениям ежегодно. Избегайте дорог вблизи линии соприкосновения и рядом с границей между Арменией и Азербайджаном. Правительство США не может предоставить услуги экстренной помощи гражданам США в Нагорном-Карабахе, так как сотрудники американского правительства  ограничены в возможностях ездить туда».

Дела идут плохо, но «могут стать еще хуже»

Действительно, первая половина прошлого года не сулила ничего хорошего в этом регионе. В начале 2017 года ряд международных экспертов указывали на опасность новой масштабной эскалации нагорно-карабахского конфликта. Как отмечал старший научный сотрудник Центра Карнеги Томас де Ваал, «в этом году настроение у них особенно мрачное: в 2016-м дела шли плохо, а в 2017-м могут стать еще хуже». О возможности новой эскалации нагорно-карабахского конфликта говорили и аналитики исследовательского центра «Международная кризисная группа».

Новый Генеральный секретарь Организации безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Томас Гремингер выражал обеспокоенность по поводу ситуации в Нагорном-Карабахе в прошлогоднем интервью газете РБК: «Конечно, мы очень пристально следим за происходящим <…> Мы были обеспокоены вспышками конфликта в недавнем прошлом. Моя роль как генерального секретаря заключается в том, чтобы оказывать поддержку работе трех сопредседателей Минской группы, усилия которых направлены на поиск мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта».

Регулярно СМИ передавали сообщения о непрекращающихся обстрелах. В прошлом году в зоне конфликта произошли три крупных инцидента, на которые была вынуждена реагировать Минская группа ОБСЕ, призывая обе стороны не допускать дальнейшей эскалации. Так, 25 февраля режим прекращения огня на линии соприкосновения был нарушен, что привело к жертвам с обеих сторон.

В середине мая снова обострилась военная обстановка в районе нагорно-карабахского конфликта: Азербайджан с помощью управляемой ракеты «Спайк» поразил одну единицу боевой техники с армянской стороны (предположительно, зенитно-ракетный комплекс «Оса») на линии соприкосновения. 16-17 мая армянские вооруженные силы ответили минометным огнем. 4 июля рядом с селом Алханлы Физулинского района произошла вспышка насилия, которая привела к жертвам, в том числе среди мирного населения Азербайджана.

Нагорно-карабахский конфликт начался в 1988 году после того, как армянское население Нагорного Карабаха выразило желание выйти из состава Азербайджана. 10 декабря 1991 года в Нагорном Карабахе прошел референдум, в результате которого 99,89% населения высказались за полную независимость от Азербайджана. Была образована непризнанная Нагорно-Карабахская Республика.  В ответ на попытки сепаратизма Баку инициировал военные действия, что усугубило конфликт, который привел к гибели примерно 25-30 тысяч человек к 1994 году, при этом около 1 миллиона жителей региона были вынуждены покинуть свои дома.

12  мая 1994 года было подписано соглашение о перемирии между Арменией и непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой, с одной стороны, и Азербайджаном, с другой. Это соглашение соблюдается и по сей день, однако периодически в регионе наблюдаются вспышки насилия. Например, одними из самых крупных стали военные столкновения между Нагорно-карабахской Республикой и Азербайджаном в апреле 2016 года. С 1992 года и по настоящее время ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы, сопредседателями которой являются США, Россия и Франция.

Возобновление переговоров

Тем не менее, во второй половине 2017 года напряжение удалось снизить. В этот период не было зарегистрировано ни одного крупного боестолкновения. Во многом это заслуга активных действий на дипломатическом треке стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ — России, США и Франции. Благодаря их усилиям 16 октября в Женеве состоялась встреча президентов Армении и Азербайджана. Президенты также согласились интенсифицировать переговорный процесс и предпринять дополнительные шаги для снижения напряженности на линии соприкосновения.

Постоянный представитель России при ОБСЕ Александр Лукашевич, комментируя итоги нагорно-карабахского урегулирования в 2017 году, отметил, что год был важен с точки зрения восстановления переговорной динамики и ухода от опасной эскалации в регионе. По словам дипломата, Россия будет всячески содействовать миротворческому процессу, влияя на переговоры и тем самым помогая Баку и Еревану поскорее найти взаимоприемлемое решение.

Директор Центра стратегических исследований при президенте Азербайджана Фархад Мамедов позитивно оценивает возобновление переговоров на высшем уровне между Ереваном и Баку. Вместе с тем, по его мнению, 2017 год не принес ощутимой динамики урегулирования. «К сожалению, с лета 2016 года некоторые сопредседатели продолжали повторять армянские тезисы о так называемых Венских и Санкт-петербургских договоренностях, как священную мантру», — отмечает Мамедов.

Напомним, что в мае 2016 года, вслед за ростом военной эскалации в Карабахе, в Вене состоялась встреча президентов Армении и Азербайджана по инициативе сопредседателей Минской группы ОБСЕ, в результате чего стороны подтвердили приверженность мирному урегулированию карабахского конфликта. При этом сопредседатели Минской группы — Россия, Франция и США — выпустили совместное заявление, в котором говорится, что военного решения нагорно-карабахского конфликта быть не может и что необходимо соблюдать соглашение о прекращении огня 1994 года. 20 июня в Санкт-Петербурге прошел трехсторонний саммит президентов Армении, России и Азербайджана, по итогам которого стороны снова выразили готовность соблюдать договоренности, достигнутые на Венском саммите.

Чего ждать в 2018 году?

Фархад Мамедов считает, что проведенные встречи между армянским и азербайджанским лидерами дают основания полагать, что в 2018 году может появиться возможность реализации пунктов урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Однако он не исключает того, что стагнация в переговорном процессе приведет к очередной эскалации, последствия которой будут на много серьезнее, чем в 2016 году.

Армянский политолог Давид Петросян считает, что 2018 год будет спокойнее, чем 2017, поскольку в обеих республиках будет решаться вопрос смены власти: в Армении президентские выборы пройдут в марте, в Азербайджане – в октябре. Страны-посредники предпримут усилия для урегулирования конфликта, но главным действующим игроком в процессе останется Россия, полагает эксперт. Другие сопредседатели будут содействовать её усилиям, поскольку, с точки зрения Петросяна, Запад, несмотря на имеющиеся противоречия с Россией по вопросам Украины и Сирии, не рассматривает нагорно-карабахский конфликт как площадку противостояния.

Константин Тасиц — эксперт по Кавказу в Российском институте стратегических исследований (РИСИ).

List of Comments

No comments yet.