Шесть глобальных вызовов в сфере здравоохранения, которые стоят перед Россией и США

Featured Image

Пьетро Шакарян, Лусине Гигоян

Отношения США и России — в тяжелейшем кризисе, однако это не должно помешать их сотрудничеству в решении общих проблем. Rethinking Russia выделяет шесть глобальных вызовов в сфере здравоохранения, которые могли бы стать основой для совместной работы Москвы и Вашингтона.

Российско-американские отношения в глубоком кризисе. Несмотря на призывы к разрядке от старшего поколения политиков (например, советского президента Михаила Горбачева), Москва и Вашингтон не могут преодолеть разногласия по ключевым международным вопросам, в том числе и по иранской ядерной программе и Украине.  Более того,  обвинения России в том, что она вмешалась в американские президентские выборы 2016 года, свели на нет шансы на укрепление дипломатических связей.

Однако в отношениях двух стран есть и положительные тенденции. Москва и Вашингтон координировали усилия, чтобы уничтожить в Сирии «Исламское государство», террористическую организацию, запрещенную в России.  В декабре прошлого года, американская разведка помогла предотвратить террористический акт в Казанском соборе, в Санкт-Петербурге.

26 января американский посол в России Джон Хантсман подчеркивал в своей колонке для газеты The Moscow Times, что российско-американские отношения «могут и должны улучшаться». Это движение в правильном направлении для нормализации непростых отношений.

Россия и США должны предпринимать смелые инициативы, чтобы совместно решать мировые проблемы. Для этого надо сотрудничать на глобальном уровне, чтобы предотвращать современные риски. Многие из них касаются международного здравоохранения. Перед вами – шесть самых опасных вызовов в этой сфере, о которых Москве и Вашингтону надо задуматься уже сейчас.

1) Биотерроризм

Использование биологического оружия имеет богатую историю. В 1346 году монгольская армия при помощи катапульты метала зараженные чумой трупы в город Каффа (современная Феодосия) на Крымском полуострове, который тогда находился под властью генуэзцев – жителей Генуи на северо-западном побережье Италии.

Во время холодной войны, США и Советский союз развивали свои программы биологического оружия. Америка использовала химическое оружие «Агент Оранж» во время вьетнамской войны в 1960х годах. Это вызвало возмущение среди американцев, и администрация президента Ричарда Никсона была вынуждена свернуть эту программу в 1969 году.  Советская программа химического оружия завершилась в 1992 году, после распада Советского союза.

В 21 веке террористы тоже использовали биологическое оружие. В 2001 году, в США распространялись письма, зараженные сибирской язвой: в результате пять человек погибло, а население было в панике.

Для России, проблема биотерроризма тоже актуальна: угроза сохраняется на Северном Кавказе, террористы могут завладеть биологическим оружием путем контрабанды через бывшие советские республики.

Сегодня глобальная система здравоохранения меняется из-за роста угрозы биотерроризма. Страны, в том числе Россия и США, должны работать сообща, чтобы разрабатывать новые программы и инфраструктуру для предотвращения потенциальной атаки.

Для этого надо подготовить кадры и развивать системы скрытого наблюдения, которые смогли бы вовремя обнаружить потенциальные атаки. Специалисты должны быстро определять зараженную местность и определять состав зараженной воды на наличие опасных химических элементов. Надо понимать, как реагировать на биологическую атаку в крупных городах, как проводить эвакуацию населения, расставлять приоритеты. Необходимо подготовить население, чтобы оно знало, как вести себя в случае химической атаки.

В этой сфере у США и России — большое поле для сотрудничества.

2) Инфекционные болезни и эпидемии

Инфекционные болезни — один из самых больших вызовов для медицины. На протяжении веков, они, наряду с голодом и войнами, подрывали человеческий прогресс и цивилизацию. Они и сегодня приводят к массовой гибели населения во многих странах. Достаточно вспомнить вспышку вируса Эболы в Западной Африке в 2014-2015 годах.

Она вышла за пределы региона: случаи заражения были диагностированы в США, Испании, Италии, Великобритании и Мали. За это время заболели почти 29 тысяч человек, около 11 тысяч погибли.  Глобализация только усугубляет эту проблему. Если предположить подобную вспышку в крупном городе США или России, то сложно даже будет представить масштабы жертв, так как обе страны не готовы к такому вызову.

Проблема ВИЧ и СПИДА также актуальна для России, США и других стран. Во всем мире примерно 36.7 миллионов живут с ВИЧ, почти 2 миллиона при этом умерли от СПИДА, согласно статистике Всемирной организации здравоохранения (данные за 2016 год).

В России эта проблема приобретает большие масштабы. Согласно статистике,  в стране за первые шесть месяцев 2017 года от СПИДа ежедневно умирали 80 человек. Это на 30 человек больше, чем в 2016 году. К концу 2017 года в России насчитывалось более 900 тысяч ВИЧ-инфицированных. В США ситуация улучшается, однако проблема остается нерешенной: с 2011 по 2015 года количество случаев заражения ВИЧ снизилось на 5%, но в 2016 году почти 40 тысяч американцев заразились ВИЧ.

3) Борьба с наркозависимостью  

Проблема наркомании и наркотрафика актуальна и для России, и для США. Это угроза их национальной безопасности. Около 18 миллионов россиян имеют опыт употребления наркотиков, восемь миллионов употребляет наркотики регулярно, ежегодно от наркотической зависимости умирают примерно 70 тысяч человек, согласно данным Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) за 2016 год. Директор ФСКН Виктор Иванов прогнозирует, что из-за экономического кризиса количество наркоманов может увеличится на 10% или на 800 тысяч человек.

США в свою очередь переживают новую волну наркомании. В октябре 2017 года президент США Дональд Трамп назвал США «крупнейшим потребителем опиатов в мире на душу населения» и объявил режим чрезвычайного положения в стране. Согласно данным Центра по контролю и профилактике заболеваний, от передозировки опиоидами ежедневно умирает 115 американцев, согласно докладу за 2016 год.

В мире от 158 до 351 миллиона населения употребляют наркотики, при этом почти 30 миллионов человек страдают от тяжелой наркозависимости, согласно докладу ООН.

Проблема глобальная, и все начинается с наркотрафика из Афганистана: там растет опийный мак. В Россию и в Европу он попадает через  бывшие советские республики — в частности, через Таджикистан. В США наркотики попадают через Центральную и Южную Америки, в основном, через Мексику, а потом направляются на юго-запад страны.

Москва и Вашингтон могли бы больше сотрудничать, чтобы бороться с наркотрафиком. Для этого нужно постоянно работать с властями тех стран, через которые перевозят наркотики. Россияне и американцы также должны обмениваться опытом по реабилитации наркозависимых и организовывать совместные программы. Проблема — масштабная, и страны должны решать ее вместе.

4) Военные конфликты

От Йемена до Украины, военные конфликты остаются серьезной проблемой для здравоохранения: разрушаются больницы, загрязняется окружающая среда из-за взрывов, блокируется доступ к воде и медицинской помощи, растет количество беженцев из Ближнего Востока. Согласно данным ООН, более 5.4 миллионов человек покинули Сирию с 2011 года, при этом более 13 миллионов человек нуждаются в срочной помощи.

Помимо физического ущерба жители в конфликтных зонах страдают от психологических проблем —  посттравматического стрессового синдрома (ПТСР).

Международные организации — «Красный крест» или «Врачи без границ» — работают в условиях войны в Сирии и Судане, чтобы помочь жертвам. Однако этого недостаточно. Россия и США должны вместе решать проблему вооруженных конфликтов несмотря на политические разногласия.

5) Изменение климата

Изменение климата — еще один вызов для России, США и мира. Он каждый год упоминается в «Бюллетене ученых-атомщиков». «В 2017 году мировым лидерам не удалось эффективно справиться с нависшими угрозами ядерной войны и изменения климата. Из-за этого ситуация с безопасностью в мире стала еще более опасной, чем год назад, и столь же опасной, как после окончания Второй мировой войны», — пишут ученые.

Из-за глобального потепления повышается температура поверхности земли, тают льды, уровень мирового океана растет, климат становится переменчивым. Ученые прогнозируют, что изменение климата может привести к росту  инфекционных болезней во всем мире. Повышение температуры поменяет географию распространения холеры, малярии, лихорадки и клещевого энцефалита.

Ряд заболеваний, такие как малярия, лихорадка Денге и инфекции вирусного энцефалита, очень чувствительны к изменениям окружающей среды. Вирус Западного Нила появился в восточных штатах США в 1999 году во время самого жаркого и сухого лета этого столетия. Последующие вспышки инфекции в американских штатах Среднего Запада также совпали с  изменением климата. Ученые считают, что жаркая погода может ускорить цикл размножения комаров, которые переносят этот вирус, и распространение вируса среди насекомых.

Сегодня инфекционные болезни распространены в основном в Африке. Каждые две минуты там умирает ребенок от малярии, не дожив до своего пятого дня рождения. В 2016 году около 200 миллионов жителей континента заразились малярией, а ежегодно от этой болезни умирает 500 тысяч человек, при этом больше 3 миллиардов проживают в зоне риска. Если география болезни смещается в другие регионы в результате глобального потепления, то в зоне риска могут оказаться и другие страны. Москва и Вашингтон вместе с мировым сообществом уже сейчас должны думать, как решить эту проблему.

6) Ядерный кризис

Ядерное оружие представляет угрозу человечеству, однако сдерживает страны от глобальной войны: победителей в ней не будет. Беспокоит тот факт, что  оно вредит окружающей среде и системе здравоохранения. На данный момент Россия и США обладают самыми крупными запасами ядерного оружия — 7500 и 7200 боеголовок. У них также есть термоядерное оружие: его мощность в 1000 раз больше мощности бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки.

Федерация американских ученных не сомневается, что термоядерная война между США и Россией уничтожит человечество. Это то, о чем предостерегал советский ядерный физик Андрей Сахаров. Эксперт по ядерному нераспространению и бывший глава Пентагона Уильям Перри полагает, что противостояние Москвы и Вашингтона в 21 веке еще более опасно, чем во время холодной войны, и ядерный фактор здесь играет не последнюю роль.

25 января вышел новый выпуск «Бюллетеня ученых-атомщиков»: так называемые «Часы Судного Дня», которые показывают воображаемое время до ядерной катастрофы, были переведены еще на 30 секунд вперед. На хронометре осталось две минуты до ядерной войны. В последний раз стрелки часов были на этой отметке в разгар холодной войны в 1953 году. Ученые-атомщики призвали Россию и США к диалогу по ядерному нераспространению и разоружению.

Пьетро Шакарян — кандидат исторических наук, Университет штата Огайо (США). Эксперт по России, Евразии и Кавказу.

Лусине Гигоян — студентка Государственного университета Кента (США, штат Огайо). Специализируется на здравоохранении.

.

List of Comments

No comments yet.