Бесконечный эндшпиль: Куда идет конфронтация России и Запада?

Featured Image

Эльхан Нуриев

Существует большое количество глобальных угроз, которые оказывают влияние на нашу планету, но, несмотря на это, западные демократии опасаются только одного человека – Владимира Путина. Так происходит потому, что практически на всех геополитических фронтах формирующегося многополярного мирового порядка российский президент искусно противостоит коллективному вызову Запада. Так что нет ничего удивительного в том, что постоянный страх Запада перед российской военной мощью сделал Путина самым могущественным человеком в мире.

То, что сейчас происходит между Западом и Россией, не новая холодная война и не новое деление на Запад и Восток. Это, скорее, серьезная геополитическая игра с высокими ставками, которая подогревается десятилетиями взаимного недоверия и конкуренции интересов великих держав.

Нынешняя ситуация похожа на игру в шахматы, когда короли, ферзи и пешки перемещают по доске, не принимая во внимание присутствие оппонента и расстановку его фигур. Это крайне сложная партия, которая ведется на большом поле боя, на котором расположены такие точки напряженности как Сирия, Ирак, Афганистан, Северная Корея и другие критически важные государства современности. Таким образом, крайне важна способность видеть это большое поле боя. Поскольку лица, принимающие решения на Западе, не знают реальных позиций соперников на евразийской шахматной доске, они хаотично передвигают свои фигуры, не зная как объявить мат королю. Именно по этой причине Соединенные Штаты, НАТО и Европейский союз зачастую перемещают свои фигуры по краям большой шахматной доски, избегая центра, где намного опаснее.

Россия, в свою очередь, не только видит позиции ключевых игроков на шахматной доске, но и имеет четкое представление обо всем геополитическом поле боя: 24 часа в сутки, в режиме реального времени и во всех возможных ситуациях. Именно то, что Владимир Путин обладает исчерпывающими знаниями о поле боя, которых лишен Запад, может предопределить победу. Это вовсе не совпадение, что Кремль мастерски делает ходы на поле боя, оказываясь более эффективным в ответ на давление со стороны Запада.

Владимир Путин, возможно, лучше любого другого лидера, благодаря своему продолжительному опыту работу в советской разведке, понимает, как функционируют демократии в современном мире. А значит, он также знает, как использовать мощь Запада против него самого. Однако пока российский президент делает смелые шаги с правильным мотивом и в подходящее время, его западные оппоненты не сидят сложа руки, наблюдая, как Россия стремительно возвращается на арену мировых держав. Они неустанно пытаются остановить ее, сдержать растущую роль России в международных делах и, если необходимо, ослабить ее.

Больше всего Запад удивляет то, что Путин противопоставляет национальные интересы России  интересам ее соперников на международной арене. Действительно, его лидерство характеризуется смелостью, креативностью и независимостью. Он всегда планирует и думает наперед, а затем совершает верный шаг, который приносит ему успех. Западным лидерам стоило бы задуматься, как ему удается вплоть до настоящего момента выводить Россию вперед в этой геополитической игре. Несмотря на то, что Соединенные Штаты и Евросоюз помешаны на том, чтобы любой ценой ослабить Россию, их усилия по введению санкций против Москвы и ее изоляции пока оказываются тщетными. Вместо этого их стратегия сдерживания лишь разжигает антизападные настроения в России, усугубляя существенную напряженность в отношениях ЕС и России и повышая риск непреднамеренных обострений в ее отношениях с США.

Недавнее заявление Путина о новых системах ядерного оружия серьезно повысило ставки американо-российской конфронтации, которая может достичь опасного уровня. Если ядерное стратегическое положение сил в России претерпело существенные изменения, то речь идет не только о ее усовершенствованном ядерном арсенале, а о смещение баланса, которое можно считать настоящей революцией в военном деле. Тем не менее, даже несмотря на демонстрацию новых ядерных возможностей, российский президент вряд ли заинтересован в перспективе расширения конфликта. Скорее, для преодоления многих современных вызовов международному миру и безопасности необходима будет перестройка отношений России с Западом. В конце концов, у двух сторон гораздо больше общего, чем просто история и география. Их стратегические, долгосрочные интересы в отношении целого ряда глобальных угроз, в том числе распространения оружия массового уничтожения и международного терроризма, часто совпадают.

Однако непрекращающийся поток взаимных обвинений, подозрений и требований создал условия, при которых отдаление друг от друга, отсутствие взаимопонимания и различное восприятие происходящего разделили Россию и Запад и привели к расколу между самими западными государствами по вопросу о том, как дальше взаимодействовать с Россией. Серьезные разногласия вызывают вопросы, связанные с американской и российской конкурирующими военными операциями в Сирии, затянувшимся украинским кризисом, расширением НАТО, системой противоракетной обороны, непрекращающимися конфликтами в постсоветских евразийских государствах, кибер-нарушениями и зависимостью в нефтегазовой сфере. Тот факт, что эти разногласия являются основополагающими причинами сегодняшнего раскола между Россией и Западом, и для их разрешения до сих пор не были приложены совместные усилия, означает, что обе стороны еще не готовы к тому, чтобы заключить новую большую сделку, которая избавила бы их от опасений по вопросам общей безопасности.

Более евразийский и менее евроатлантический мир

На заметно отличающемся от периода холодной войны геополитическом фоне острое ухудшение отношений России и Запада негативно сказывается на установлении безопасности в большинстве своем неспокойной Евразии 21 века. Уже не в первый раз за долгую историю большая геополитика становится могущественным инструментом в формировании евразийской системы безопасности. Как всегда, Евразия, стоящая в центре целого ряда стратегических вопросов мировой политики, доминирует на шахматной доске, где сегодня проявляют активность такие крупные игроки, как США, Россия, Евросоюз, Китай и исламский мир. Понимая, что складывающийся мировой порядок формируется различными перипетиями в изменчивой евразийской геополитике, все они стремятся к доминированию в регионе. У каждого из них свои стратегические цели относительно этого богатого ресурсами континента. Каждый актор играет сам по себе, и все – против друг друга, при этом никто ни с кем не объединяется.

Тем не менее, еще более удивительно, вероятно, то, что возобновленное соперничество великих держав за сферы влияния и контроль над энергоресурсами и трубопроводами предоставило возможность взглянуть на теневые стороны евразийской игры с большими ставками. Вся суть проблемы заключается в геополитическом поведении крупнейших региональных акторов, которые могли бы втайне установить отношения. Разгадка связана с истинными намерениями и позициями большинства региональных держав, которые они скрывают, заигрывая с Западом, но в то же время тайно предпринимая совместные усилия для того, чтобы положить конец однополярному мировому порядку с Соединенными Штатами во главе. Особенно актуально это для Ближнего Востока, где США и ЕС продемонстрировали разногласия по поводу миротворческой деятельности, не говоря о растущих региональных разногласиях между Ираном, Саудовской Аравией, Турцией и Израилем.

Если смотреть глубже, то военная победа Кремля над Исламским государством в Сирии стала сигналом того, что он снова укрепляет позиции на Большом Ближнем Востоке, что вызвало огромное недовольство западных держав, которые не хотят делить власть в регионе с Москвой. Встроив себя в мирный процесс в качестве ключевого посредника, Россия убедилась, что ее интересы защищены не только в арабском мире, но и на всем Ближнем Востоке, где устанавливаются цены на нефть. Как будут развиваться события в этом на протяжении долго времени переживающем проблемы регионе, можно только гадать, однако геополитический ландшафт Евразии в будущем будет зависеть в основном от того, как будет меняться стратегическая ситуация в Сирии, Иране, Турции, Афганистане, Северной Корее и странах СНГ.

Однако уже сегодня становится заметна новая евразийская геополитическая ось, формируемая уверенно и без лишнего шума российско-китайским тандемом. Тот простой факт, что влиятельные партнеры Путина по БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) продолжают поддерживать Москву в ее острой борьбе с Вашингтоном и Брюсселем, свидетельствует о том, что Россия далека от изоляции. С одной стороны, поддерживая союзнические отношения с Китаем, Ираном, Индией, а с другой, выстраивая партнерство с Турцией, Ираком, Саудовской Аравией и, несмотря ни на что, Израилем, Россия оказывается хорошо подготовленной к противостоянию с беспорядочным миром, выстроенным НАТО и Евросоюзом после распада Советского Союза в 1991 г. Чем больше Запад будет пытаться настроить весь мир против Москвы и Пекина, демонизируя Россию и сдерживая Китай, тем быстрее Путин и его китайский коллега Си Цзиньпин расширят политико-стратегическую ось региона, включив туда постсоветские страны.

Вполне неожиданно может сложиться большой евразийский союз, который окажет сопротивление американским заявлением о мировом превосходстве, что вызовет непредвиденный сдвиг в геополитической расстановке сил. Если Пекин, Тегеран, Дели и Анкара, наконец, объединят усилия с Москвой, игра будет прекращена, и битва завершится. Что-то подобное рано или поздно случится, даже несмотря на попытки Запада замедлить развязку евразийской шахматной партии. Более того, большинство региональных держав видят свои отношения с Россией как партнерство, основанное на взаимных интересах. Они могут решить развивать союзнические отношения и принять на себя обязательства по поддержанию активного взаимодействия, основанного на взаимных интересах и действиях, подсказанных общими проблемами.

Солидарность государств региона, которые будут объединяться с Москвой для достижения общих целей, будет вызвана прагматическими соображениями. Такой сценарий может развиться из сотрудничества между регионами и стратегических партнерских отношений. Если этот сценарий реализуется, мир, наконец, станет более евразийским и менее североатлантическим. Но эта цель будет достигнута, только если Россия будет готова принять более полноценное лидерство в мировой политике, которое будет необходимо для того, чтобы убедиться, что этот масштабный сдвиг может сделать ситуацию в мире более стабильной и безопасной, чем она была.

Русский стиль постсоветской реалполитик

Между тем, постсоветское пространство также является одним из важнейших театров борьбы великих держав: США, России и Европейского союза. Ни одна из стран СНГ не может справиться с региональными проблемами безопасности без посторонней помощи. Большинство из них ожидает, что крупные державы сосредоточат свои ресурсы, расставят приоритеты и тщательно пересмотрят применяемые инструменты во внешней политике. Как раз в то время, когда ряд стран Восточной Европы, Закавказья и Центральной Азии нуждаются в посреднической помощи со стороны уважаемых могущественных держав, Россия и Запад борются за доминирование в Евразии, продолжая разрабатывать планы друг против друга. Такое сложное состояние дел объясняет, почему геополитические сдвиги негативно сказываются на мирном процессе в Восточной Украине, Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье.

Россия очевидным образом всегда рассматривала себя в качестве великой державы, окружённой полусуверенными буферными государствами. Даже сегодня российский фактор играет ключевую роль в системе безопасности на всем постсоветском пространстве. Несмотря на внешние стратегические опасения, касающиеся продолжающегося кризиса на Украине, в Закавказье и других постсоветских территориях, Россия заняла упреждающую позицию в вопросах СНГ, стремясь убедить Запад, что способна сама урегулировать вопросы безопасности в соседних государствах. Конечно, Москва хочет установить прочные содержательные отношения со странами СНГ, и все последние политические шаги Кремля были направлены на усиление геополитических позиций России в постсоветской Евразии.

Успешная внешняя политика России в регионе также является результатом провала западных держав в СНГ или, по крайней мере, систематического ослабления их позиций. То, что Вашингтону не удалось разработать адекватное видение того, как постсоветские территории вписываются в стратегию США, привело к тому, что их роль стала все больше определяться через призму России. Отсутствие вразумительного ответа Соединенных Штатов на вызовы затяжных конфликтов в Восточной Европе и Закавказье не только подчеркивает низкий уровень вовлеченности государства в проблемы истощенного конфликтами региона, но и ставит под сомнение эффективность роли США в таких международных организациях как ООН и ОБСЕ.

Похожим образом обстоят дела и с «Восточным партнерством» Евросоюза, который, предлагая жалкие подачки, демонстрирует полное равнодушие к Армении, Азербайджану, Белоруссии, Грузии, Молдове и Украине – шести странам, которых ЕС не желает рассматривать в качестве полноценных членов. По сути, ЕС в его политике относительно урегулирования проблем безопасности постсоветского пространства не хватает перспективного мышления и принципиальности. Брюссель не играет практически никакой роли в урегулировании конфликтов и поэтому не обладает ресурсами, необходимыми для вмешательства в мирный процесс, предлагая исключительно меры по укреплению доверия. Такой расклад сильно ограничивает влияние Евросоюза на его восточных соседей и создает серьезные препятствия для формулирования Брюсселем хорошо продуманной политики относительно закипающих сецессионистских конфликтов.

Это означает, что ни Соединенные Штаты, ни ЕС  не готовы предложить странам СНГ альтернативу российской политике. Неспособность Запада разработать адекватный рабочий план взаимодействия с постсоветскими соседями России свидетельствует о том, что США и Европейский союз не сумеют гарантировать безопасность этих стран. Таким образом, нет ничего удивительного в том, что стратегии западных держав на постсоветском пространстве неэффективны. Вытекающее из этого отсутствие общей, комплексной стратегии может привести к постепенному уходу западных демократий из СНГ и сдачу позиций в пользу более решительного внешнеполитического курса России.

Таким образом, Россия по сути обладает монополией на изменение контуров архитектуры безопасности на постсоветском пространстве. В то время как Кремль считает безопасность СНГ существенной для своих интересов, западные державы просто недооценивают возросшую роль России в регулировании сегодняшних геополитических процессов в постсоветской Евразии.

Кремль может успешно помочь странам СНГ разрешить этнические конфликты, тем самым повышая стабильность во всем регионе. Большинство лидеров государств региона прекрасно понимают, что благословение Москвы будет необходимым условием для любого политического решения или мирного соглашения, поскольку у нее есть ключ к основным развилкам безопасности. Отдельные страны могут заключить, что Россия совсем не обязательно может быть угрозой, а наоборот – естественный союзник в борьбе с внутренними и внешними вызовами.

И без того напряженные отношения России и Запада могут легко поспособствовать изоляции стран СНГ. Кремль все больше говорит о необходимости защиты границ и превращения их в непреодолимый барьер для террористов, преступников и потенциальных врагов государства. Более сильная, нежели в 1990-е, Россия может и дальше усиливать свое геополитическое влияние едва заметными способами для того, чтобы разработать и реализовать варианты решения проблем, удовлетворяющие не только ее собственные интересы, но и интересы соседних постсоветских стран. Такое развитие событий может заставить лидеров СНГ принять правила Кремля и, наконец, более полноценно интегрировать свои государства в Евразийский союз.

Однако со стратегической точки зрения Кремль может до сих пор рассматривать постсоветские государства как защитный буфер. В рамках БРИКС и ШОС, а также благодаря большому количеству совместных проектов в сфере энергетики и мероприятий по борьбе с терроризмом, Россия тесно сотрудничает с Китаем, Турцией и Ираном для того, чтобы страны СНГ находились в безопасности, были податливы и не подвергались вторжению со стороны Запада. Возвращение Россией своего влияния на международной арене может даже привести к тому, что Москва начнет совершенно по-новому рассматривать постсоветское пространство. Сам факт известного заявления президента Путина о том, что распад СССР был величайшей катастрофой 20 века, свидетельствует о его долгосрочной цели реструктуризации СНГ, переходе от конфедерации к более консолидированной форме союза, основанной на экономических, политических и военных характеристиках. Такая региональная перспектива наилучшим образом иллюстрирует широкие интересы России, среди которых Евразийский союз Путина – лишь один из проектов.

Поскольку Россия и Запад вступили в напряженную фазу затянувшегося взаимного недоверия, дальнейший путь развития стран СНГ сложно предугадать. Пока Кремль, кажется, ждет подходящее время и благоприятные обстоятельства для того, чтобы использовать весь свой вес для решения проблем безопасности в регионе: когда на территории стран СНГ сформируется выгодная геополитическая ситуация, которая удачно впишется в стратегические интересы России. Поэтому ближайшие несколько лет окажутся решающими в борьбе за преобразование постсоветского пространства и включение российского «ближнего зарубежья» в новое сплоченное интегрированное объединение. Таким образом, финальная глава постсоветских государств еще находится в стадии написания, и предстоит большое количество работы, прежде чем в этом регионе прочно укоренятся долгосрочная стабильность и прочный мир.

Заглядывая вперед: вечные враги или настоящие партнеры?

Россия очевидным образом является жизненно важным элементом европейской системы безопасности. Поэтому переосмысление России могло бы начаться с восприятия ее не как угрозы Западу, а как критически важного «вкладчика» в развивающуюся систему безопасности Европы. Вместо того чтобы обвинять Путина во всем, что идет не так в мире, западные лидеры должны задать себе один фундаментальный вопрос, который позволит пересмотреть их позицию по современной европейской системе безопасности: могут ли Россия и Запад стать настоящими партнерами, или они навсегда останутся противниками?

Этот острый вопрос заставляет нас задуматься о проблемах более общих и более политически чувствительных. Могут ли Россия и Запад извлекать уроки из истории? Суждено ли им повторять одни и те же ошибки снова и снова? Будут ли они сотрудничать на международном уровне в рамках организаций, которые их объединяют и помогают восстановлению более безопасной Европы и, как следствие, мира на Земле, или они не пройдут это испытание? Это, возможно, наиболее сложные и трудоемкие вопросы из всех стоящих сегодня перед международным сообществом, поскольку речь идет о том, какое будущее ожидает отношения России и Запада в последующие годы. Ответами на них могут быть как «да», так и «нет».

Обе стороны могут стремиться понять последствия причуд и ошибок прошлого и связать свое будущее с надеждой, что они могут извлекать уроки из знамений времени, которые их окружают, и событий прошлого и осознавать значение перемен. Действительно, геополитические игры бесконечны по своей природе. Иногда они становятся даже опасными, особенно когда игроки нарушают установленные правила игры и пересекают красную черту. Простым примером этого является затянувшийся конфликт на Украине – немного странный, озлобляющий, интригующий и выматывающий – обозначивший, своего рода, новый «Восточный вопрос», на который Москва, Брюссель и Вашингтон пока так и не смогли дать четкого ответа. Основная причина этого заключается в том, что Россия и Запад участвуют в борьбе с украинской проблемой вместо того, чтобы разрешить сам кризис.

Решение «Восточного вопроса» требует построения новой архитектуры европейской безопасности, которая была бы всеобъемлющей, гибкой и приемлемой для всех. Ни Россия, ни Запад не заинтересованы в возрождении блоков безопасности, подобных периоду холодной войны, которые представляют серьезную угрозу для будущей стабильности Европы. Вместо этого им нужна новая модель международных отношений, которая сделала бы европейскую систему безопасности более совершенной и всеобъемлющей. Это политика необходимости создания новой системы безопасности, основанной на сотрудничестве, учредителями которой могут стать Россия, Соединенные Штаты и Евросоюз.

Как уже было много раз в прошлом, у США и ЕС нет эффективной стратегии сдерживания России. Тем не менее, даже в сегодняшнем жестоком несовершенном мире нахождение золотой середины между примирением и конфронтацией может стать положительным исходом. Откладывание этого едва ли сделает развязку лучше. Если Соединённые Штаты и Евросоюз хотят оставить двери открытыми для пересмотра европейской системы безопасности в будущем, то сотрудничество Россия и Запада в сфере безопасности может стать реальностью.

Чтобы преуспеть в этом, западные лидеры должны пересмотреть свой подход к евразийскому эндшпилю, отказавшись от допущений, которые формировали их политику с начала кризиса мирового порядка, наступившего после холодной войны. На этот раз обе стороны будут вынуждены продемонстрировать желание вступить в переговоры без каких-либо табу или предварительных условий для того, чтобы вместе противостоять возникающим глобальным вызовам и укрепить перспективы завтрашнего дня. Ключом к успеху переговорного процесса станет нахождение механизмов гармонизации отношений между НАТО и возглавляемой Россией Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и ЕС и Евразийским союзом. И, возможно, в эндшпиле, наконец, появятся попытки разработать дорожную карту новой взаимно выгодной сделки.

Очевидно, безопасность России и Запада не может быть гарантирована, если обе стороны изолированы друг от друга. Рассудительные государственные деятели в Москве, Брюсселе и Вашингтоне не должны повторять ошибки и заново убеждаться в том, что изоляционизм – дорога в пропасть. И хотя все по-прежнему говорят о расколе, новые условия безопасности, с которыми сталкиваются Россия и западные державы, настолько изменчивы и сложны, что только непрерывный диалог поможет им найти ответы. Но эти сложности, конечно, могут быть трансформированы в возможности, если Россия и Запад возьмут на себя ответственность и будут предпринимать решительные действия. Те, кто спорит с этим, зациклились на геополитических принципах 19 века, не учитывающих сегодняшние реалии.

Хотя развязку любого кризиса сложно предугадать, уже наступил лучший момент для того, чтобы руководящие лица России и западных держав отодвинули свои нации от грани бескомпромиссной гонки ядерных вооружений и преобразовали систему глобальной безопасности в симметрию крупнейших мировых держав. В противном случае будущее европейской безопасности будет выглядеть слишком мрачно, поскольку ни Запад, ни Россия не будут способны противостоять вызовам и угрозам 21 века.

Эльхан Нуриев – член экспертно-консультативного совета «Воссоединяя Евразию» (Женева, Швейцария), эксперт по вопросам мировой энергетики Брюссельского энергетического клуба. В 2014-2015 гг. старший научный сотрудник Немецкого общества внешней политики (по программе Германской службы академических обменов) и старший научный сотрудник Германского института международной политики и безопасности.

List of Comments

No comments yet.