Парадоксы «мягкой силы» российского Министерства обороны

Featured Image

Павел Викторов, Александр Шеффнер

Сегодня российское военное ведомство использует противостояние с Западом, чтобы создать привлекательный образ армии среди населения. Министерство обороны демонстрирует свой военный потенциал и новое оружие для противовеса американской противоракетной системе в Восточной Европе. Но хотя популярность российского оборонного ведомства растет в стране, сторонники жесткой линии на Западе считают, что Москва провоцирует новую гонку вооружения.  

С самого начала военной операции Кремля в Сирии российское военное ведомство было в центре внимания. Презентация президентом Владимиром Путиным нового оружия 1 марта спровоцировала еще больший интерес к Министерству обороны на Западе. Создается впечатление, что его глава Сергей Шойгу готов доставать из рукава все новые козыри и демонстрировать их противникам.

Заявления о том, что российские военные хотят запугать Запад, демонстрируя новейшие образцы вооружения, имеют под собой основания, но вряд ли отражают действительность в полной мере. Это только часть истории: Шойгу преследует и другие цели.

«Информационная» гонка вооружений

Во-первых, сегодня Министерство обороны России хочет изменить имидж и представить себя сильным ведомством, которое идет в ногу с современными достижениями в области вооруженной техники и может проводить эффективные информационные кампании как в России, так и за рубежом.

Демонстрируя новое оружие Западу, Россия дает понять, что она не проигрывает гонку вооружений и может всегда найти противовес американской системе противоракетной обороны (ПРО) в Восточной Европе. И Кремль делает все возможное, чтобы рассказать миру о своих военных достижениях.

Зачем Министерству обороны такая публичность? Все дело в том, что негативный опыт Советского Союза заставляет российское военное ведомство переосмыслить тактику и стратегию в информационном поле. Одной из основных причин развала Советского Союза называют поражение в гонке вооружений. Чрезмерные расходы на поддержание военного паритета с НАТО бременем легли на плановую экономику Советского Союза. Однако современное поколение российских военных пытается убедить внутреннюю и внешнюю аудитории, что модернизация военного арсенала страны не повредит экономике.  Сегодня Россия не копирует дорогостоящие системы противоракетной обороны и нападения, а создает новое, более дешевое оружие, но при этом не менее эффективное.

Именно эту идею пытается продвигать российское Министерство обороны. Такой подход можно назвать концепцией «прозрачной войны». Она предусматривает публикацию в Интернете и СМИ видеороликов, показывающих, как российская армия проводит операцию в Сирии и расправляется с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещенная в России).

По сути Министерство обороны общается с аудиторией в режиме реального времени, чтобы продемонстрировать потенциал армии и создать эффект присутствия для аудитории. Ведь кадры российских истребителей и преследующих боевиков ракет, а также интерактивные карты военных действий в Сирии производят сильное впечатление.

Однако, открыто заявляя о своей мощи и возрождении армии, Россия как бы приглашает западных специалистов оценить ее военный потенциал, по сути бросая вызов США, странам НАТО и их союзникам. Это усиливает их пристальное внимание и подозрительность к модернизации российского военно-промышленного комплекса. Отсюда воинственная риторика со стороны Пентагона в ответ на обращение Путина Федеральному собранию: 11 марта бывший глава ЦРУ сказал в эфире телеканала Fox News, что США смогут найти адекватный ответ на новое оружие России, а глава Стратегического командования США Джон Хайтен и вовсе заявил, что США способны уничтожить Россию при помощи удара с подводных лодок.

Создание привлекательного образа армии

Всего за несколько лет ведомство Шойгу сумело переломить отношение к армии в российском обществе. «Вежливые люди» или «зеленые человечки» (как называли российские подразделения, занявшие ключевые позиции в Крыму в феврале 2014 года) стали символом военного успеха России, по крайней мере, в самой стране.

«Маленькая победоносная бескровная кампания» в Крыму и долгосрочная операция в Сирии, начавшаяся в 2015 году, превратились в своеобразное шоу, весьма популярное у россиян, до которых не доходила информация о неудачах российской армии во время испытаний оружия или военных учений. Исключением могут быть только случаи, о которых нельзя молчать, например, атака на бойцов частной военной компании «Вагнер» при поддержке США.

Этот инцидент произошел 7 февраля на левом берегу Евфрата, недалеко от города Дейр-эз-Зор, но на образе Министерства обороны он никак не сказался, так как погибли там не рядовые военнослужащие российской армии, а частные лица, зарабатывающие на войне деньги.

В этой ситуации важно понимать приоритеты российского военного ведомства: конечная цель его новой информационной политики не столько запугать Запад, сколько повлиять на внутреннюю аудиторию, чтобы возродить интерес и уважение к армии. Ведь до начала противостояния России и Запада среди молодежи было больше тех, кто уклонялся от воинской службы, а сегодня их количество снижается.

«На осень 2014 года более 6,1 тысяч человек были признаны уклонившимися от военной службы, а весной 2015 года уже было 3,7 тысяч человек, то есть на 11% меньше. На протяжении нескольких призывных периодов сохраняется такая тенденция — за год снижение на порядка 20%», — говорил в сентябре 2016 года глава управления надзора Главной военной прокуратуры Александр Никитин.

В 2018 году популярность российской армии достигла исторического максимума за последние 30 лет, согласно февральским опросам Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Более половины россиян назвали армию своей страны одной из лучших в мире. ВЦИОМ отмечает, что в 1990 году индекс боеспособности составлял минус 23 пункта, а сейчас он достиг исторического максимума в 73 пункта.

Таким образом, сегодня российское военное ведомство использует противостояние с Западом как инструмент создания привлекательного образа армии среди населения. Но популярность российской армии в стране растет, а на Западе считают, что Москва провоцирует новую гонку вооружения.

В этой ситуации лучший способ сгладить проблему и избежать войны — это сотрудничество и открытость. Но, как ни парадоксально это звучит, именно открытость российского Министерства обороны и готовность сотрудничать с зарубежными СМИ, наблюдателями и экспертами, вызывает обратный эффект. Публичность становится рычагом для понимания новой внешней политики России, но создает ли она доверие?

Павел Викторов — публицист.

Александр Шеффнер — военный эксперт.

List of Comments

No comments yet.