Курдская дилемма: Москва или Вашингтон?

Featured Image

Доктор Камаль Саид Кадир

Исследователь-курдолог

Возвращение старого союзника

На протяжении всей своей истории, с царских времен, в советский период и в плоть до сегодняшнего дня, Россия была единственной из имеющих отношение к Ближнему Востоку страной, которая сыграла исключительно позитивную роль в истории Курдского национального движения. В царские времена Россия была единственным зарубежным государством, которое установило отношения с Курдским национальным движением и поддержало его в борьбе против Османской империи. В советский период, в 1946 г., при прямой военной, экономической и политической поддержке СССР первая и единственная в истории курдов республика была создана в Восточном Курдистане, ныне известном как Иранский Курдистан.

Даже так называемая “курдская революция” 1961 г. на территории Иракского Курдистана была, по информации из российских архивов, спровоцирована Советским Союзом, который оказывал ей также военную и финансовую поддержку. Лидер революции Мустафа Барзани и несколько сотен его последователей провели 12 лет в ссылке в СССР, где вошли в тесный контакт с представителями военных кругов и службы безопасности. Их сотрудничество продолжалось до тех пор, пока Барзани не переключился на США, которые предали его в 1975 г. Именно в изгнании в Вашингтоне он и умер в 1978 г., а его сын Масуд Барзани унаследовал пост лидера Демократической партии Курдистана, которая была копией другой партии, созданной под таким же именем с поддержкой СССР в Иракском Курдистане после Второй мировой войны.

После своего возвращения на ближневосточную арену Россия не изменила своего позитивного отношения к политическим стремлениям курдов. Так, Россия открыла Генеральное консульство в Эрбиле, столице Иракского Курдистана. Курдские политические делегации из Ирака, Турции и Сирии были официально приглашены российской стороной к участию в переговорах о потенциале сотрудничества в политической, экономической сферах и в сфере безопасности.

Что касается культурного аспекта, Россия стала первой страной, учредившей специальный институт для изучения проблем курдов[1]. Кроме того, в России была разработана система грантов для обучения курдских студентов в российских ВУЗах, не говоря о роли, которую играют российские востоковеды в продвижении курдских истории, культуры и литературы. Также следует отметить, что курды никогда не преследовались в России на почве их этнической принадлежности.

Суммируя все вышесказанное, Россия не всегда могла оказывать военную и политическую помощь курдам по причине наличия своих собственных национальных интересов, но она их никогда и не предавала. Сами курды время от времени обращались за помощью к другим государствам, но затем всегда возвращались к России после того, как те их обманывали.

На данный момент сирийские курды, так называемый Западный Курдистан, получают наибольшую выгоду от возвращения России на Ближний Восток. Исламисты считают курдов неверными и безбожниками за их светские и, в основном, левоцентристские взгляды. Именно поэтому Арабская весна 2011 г., начало которой было положено различными группами, стремящимися к политическим переменам, могла перерасти в джихадистскую зиму для курдов и других национальных и религиозных меньшинств Сирии.

Российская кампания против исламистского терроризма предотвратила новую волну геноцида курдов и других меньшинств региона. Она также открыла новое окно возможностей для мирного урегулирования курдского вопроса в Сирии, поскольку сейчас курдские силы, сирийское правительство и Россия сражаются единым фронтом с силами Исламского государства.

Скорее всего Россия попытается включить сирийских курдов в процесс разрешения сирийского кризиса на основе их легитимных политических, экономических и культурных прав. Тем не менее, возвращение России на ближний Восток имеет не только положительные стороны, но может повлечь за собой серьезные риски для курдов.

Каковы риски?

У России, как и у любого другого государства, имеются собственные национальные интересы, и она едва ли готова будет пожертвовать ими во благо другим акторам, в том числе, курдам.

В экономической сфере связи между Турцией, Ираном, Ираком и Сирией, с одной стороны, и Россией, с другой, достаточно устойчивы, а курдам практически нечего предложить России за исключением весьма ограниченных инвестиций в добычу сырья в Иракском Курдистане, объем которых не превышает 1 триллиона долларов. Тесные экономические связи России с вышеупомянутыми странами являются главным препятствием на пути создания крепкого российско-курдского союза.

Ирак, один из наиболее крупных заказчиков продукции российского оборонно-промышленного комплекса, сейчас достаточно силен в военном плане и предпринимает попытки оспорить право курдов на контроль над нефтяными ресурсами. Так, например, воздушные силы Ирака, все более полагающиеся на российские поставки, уже нанесли удары по силам курдских военизированных образований Пешмерга в районе богатого ресурсами города Киркук, не говоря об угрозах, которые озвучивают иракские официальные лица. Поэтому иракские курды боятся того, что будут выдавлены вооруженными силами Ирака, как это было в 1961-1991 гг.

Торговый оборот Турции и России превышает 100 миллиардов долларов. Тесное экономическое сотрудничество двух стран является одним из объяснений того, почему Россия избрала такой аккуратный подход к взаимодействию с турецкими курдами.

Если сирийская курдская администрация усилит свои связи с Россией и, как следствие, станет более расположена к сирийскому правительству, то еще одним потенциальным риском станет турецкая интервенция. Анкара уже ищет повод для того, чтобы прекратить реализацию сирийского эксперимента по внедрению курдской администрации, и обвиняет курдские силы в Сирии в поддержании связей с Рабочей партией Курдистана.

В Сирии курды также подвергались гонениям и насильственной арабизации на протяжении десятилетий, и нет гарантии, что они смогут реализовывать свои права при мирном разрешении сирийского кризиса. Сирийские курды все больше опасаются того, что Россия может пожертвовать их интересами ради поддержки сирийского правительства.

Курдское проклятие: нефть и газ

Энергетическая сфера остается ахиллесовой пятой российско-курдских отношений. Именно из соображений энергетической безопасности СССР прекратил оказание помощи курдской Мехабадской республики в 1947 г., когда иранские власти предоставили ему право на поиск месторождений нефти на территории Ирана. Ситуация может повториться сегодня, если Россия и Турция заключат политическое соглашение для разрешения сирийского кризиса.

Растущий спрос Турции на энергоносители и ее геостратегическое положение в качестве транзитного пункта для поставок российского газа в Европу формируют стратегию России в ее отношении. Она стала особенно важна для России в связи с украинским кризисом и санкциями, которые были введены против нее в связи с ним. Сирийский кризис и российская вовлеченность в него в значительной степени связаны с поставками газа в Европу, основной целью которой является ликвидация российской газовой монополии в ЕС.

Если Россия открыто поддержит сирийских и турецких курдов, Анкара может попытаться заменить поставки газа из России поставками из Ирана, который является ее вторым по величине поставщиком, или даже из Иракского Курдистана, где недавно были найдены серьезные месторождения природного газа. Среди других опций для Турции может быть создание хаба для нероссийского природного газа, который станет возможным транспортировать в Европу из Ирана, Туркменистана и Казахстана.

Такая же дилемма энергетической безопасности, которая является основным источником сирийского кризиса, может стать общей платформой для его возможного политического урегулирования Россией, Западом и их союзниками. Если бы такое соглашение было заключено между Россией и Западом, курды, особенно в Сирии, определенно выиграли бы от нее. Если нынешнее сирийское правительство останется у власти, курды смогут, в конце концов, получить автономию, но, если правительство Асада уйдет, курды, скорее всего, станут еще одним преследуемым меньшинством.

И Россия и Запад только выиграют, если отвернутся от сирийских курдов. Выгода российской стороны будет заключаться в энергетическом сотрудничестве с Турцией, которая выступает против возможного создания курдской автономии в Сирии. А Запад получит новое сирийское правительство, которое будет сформировано суннитским большинством, всегда выступающим против прав курдов.

Потенциально курдская проблема является стратегическим внешнеполитическим инструментом для многих мировых и региональных держав. Курды должны быть предельно внимательны в своей внешней политике и выбирать ту стратегию, которая поможет им занять позицию между Соединенными Штатами и Россией.

 

[1] Сектор курдоведения и региональных проблем Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института Востоковедения РАН, г. Москва.

List of Comments

No comments yet.