Шаг от края пропасти: Россия и Запад движутся от «изоляции» к потенциальной коалиции

Featured Image

Брайан МакДоналд

Журналист

Существуют вещи, которые должны произойти в определенный момент. «Не проворным достается успешный бег, не храбрым — победа … но время и случай для всех их» гласит Библия Короля Якова, Екклезиаст 9:11. Современные бизнес стратегии предполагают, что люди могут самостоятельно достичь успеха в результате тщательного планирования.

Безусловно, на каждое событие, способное изменить ход истории приходятся тысячи рядовых. Неясно, является ли Владимир Путин счастливчиком в библейском понимании этого слова, или он использовал удачную стратегию, как учит бизнес-литература, но у президента России, несомненно, чрезвычайно развито чувство момента. Путин несколько раз проявлял невероятную прозорливость, начиная от того, что ему удалось заручиться поддержкой со стороны влиятельного мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака в самом начале постсоветского периода и заканчивая тем, что он смог оказаться в нужном месте в нужное время, когда Борис Ельцин покинул свой пост. Похоже, сейчас Владимиру Путину вновь удалось проявить это качество.

До событий 2013-го года Украина находилась на грани экономической катастрофы, но при этом мировому сообществу, по большому счету, не было известно то, что происходило в стране. Однако медиа-индустрия США приложила все усилия для того, чтобы в 2014 году превратить ситуацию на Украине в одну из самых обсуждаемых событий в мире при том, что в этот период на Ближнем Востоке группировка ИГИЛ резко усилила свою активность. На сегодняшний день тема Украины настолько быстро отходит на второй план, насколько набирает обороты обсуждение сирийского вопроса.

За последний год было много разговоров об изоляции России. Страны Запада исключили Россию из состава Большой Восьмерки и применили в отношении Москвы ряд санкций, включающих эмбарго, замораживание активов и отказ в выдаче виз. В ноябре 2014 премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, обращаясь к Владимиру Путину, заявил, что «Россия будет изолирована от международного сообщества, если украинский кризис не будет урегулирован». Тем не менее, на прошлой неделе Кэмерон заявил о необходимости достижения компромисса с Кремлем для того, чтобы положить конец гражданской войне в Сирии.

Безусловно, ситуация на Украине далека от разрешения: коррупция является бичом экономики, кроме того не наблюдается прогресса в определении статуса восточных регионов. Но внезапно оказывается, что для Кэмерона проблемы Украины важны настолько, насколько Великобританию могут заинтересовать цены на песок в пустыне. Все, что Кэмерон может заявить в отношении Путина в интервью американскому телеканалу СиБиЭС, — «Мы будем строить отношения с Россией, а Путин настоящий патриот своей страны».

Со стороны Вашингтона в сентябре прошлого года прозвучало заявление о том, что Россия представляет большую опасность, чем ИГИЛ. При этом Барак Обама оценил угрозу, исходящую от лихорадки Эбола выше, чем опасность, как со стороны России, так и со стороны ИГИЛ. Министр обороны США Эштон Картер представил Россию как «экзистенциальную угрозу», а сенатор-республиканец Джон Маккейн пошел дальше, назвав Россию «бензоколонкой, которая выдает себя за страну».

Изменившийся тон

Достаточно быстро негативный тон риторики нормализовался. После двух лет практически полного отсутствия общения с Владимиром Путиным, когда между лидерами России и США на саммите Большой Восьмерки в Ирландии в 2013-м году присутствовало напряжение, за последние два месяца Барак Обама лично дважды встретился со своим коллегой. На выходных президент США провел ряд дискуссий с Дмитрием Медведевым на Восточно-Азиатском саммите в Малайзии. Невозможно описать, насколько сдержанными были отношения между Россией и США до недавнего момента. Если не принимать во внимание взаимодействие внешнеполитических представителей Джона Кэрри и Сергея Лаврова, которые, как известно, находятся в хороших личных взаимоотношениях, контакты на высшем уровне практически отсутствовали.

Ситуация резко изменилась после майского визита Джона Кэрри в Сочи. Похоже, что после длительного периода демонстрации силы, Россия и Запад пришли к крепкому рукопожатию. Но каким образом, фигурально выражаясь, чеховская «Дама с собачкой» сменила «Кто боится Вирджинии Вулф?» Эдварда Олби? Ответ довольно прост: говоря словами, которые приписывают премьер-министру Великобритании Гарольду МакМиллану, «мир меняется, мой мальчик, мир меняется».

В конце сентября, когда Россия инициировала операцию в Сирии, большинство западных СМИ встретили этот шаг с тревогой. Так, помимо волны пропаганды, представляющей действия России в негативном свете, юмористический журнал неоконсерваторов «Дейли Бист», имеющий глубокие связи с представителями военного истеблишмента США, даже предположил, что Россия «поставляет ИГИЛ авиатехнику». НАТО осудила действия России, проведя экстренное совещание после того, как российский самолет «на несколько секунд» вынуждено вторгся в воздушное пространство Турции в связи с плохими погодными условиями.

Машина государственной пропаганды США действовала в соответствии с позицией генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, который заявил, что «операция России не приведет к укреплению безопасности и стабильности в регионе». Никто, казалось, не подвергал критической оценке тот факт, что Турция, будучи членом НАТО, по общему мнению, отчасти несет ответственность за войну в Сирии. Источники в России даже утверждали, что правительство Турции ведет двойную игру, поддерживая ИГИЛ. Отчасти эти подозрения подтвердились 25 августа, когда на главной странице турецкой газеты «Сегодня» была опубликована статья о предположительной передаче оружия и взрывчатых веществ ИГИЛ со стороны Турции через пограничный пост Акчакале.

Ответ Великобритании во многом удивляет: в попытке продемонстрировать России свои решительные намерения страна отправила в регион Балтики дополнительные войска. Можно сказать, что эти действия Великобритании в целом соответствуют внешнеполитической акции России, которая усилила военный контингент в Мурманске в ответ на угрозу безопасности Абхазии.

Радикальные перемены

С другой стороны, лидеры курдов приветствовали действия Москвы и даже обратились к Кремлю с просьбой о снабжении их вооруженных сил оружием и боеприпасами. Кроме того, борьба России с экстремизмом находит поддержку со стороны Ирана и Ирака. На сегодняшний день ИГИЛ контролирует значительные территории данных государств, включая такие стратегически важные города, как Фаллуджа и Мосул. Москва рассчитывает на то, что страны Запада, в конечном счете, либо вступят в коалицию против ИГИЛ, либо станут союзниками в этом вопросе. Такое развитие событий приведет к изоляции Саудовской Аравии, Катара и члена НАТО Турции, которые оказывают поддержку Аль-Каиде. На первый взгляд, план России выглядел безнадежным.

Однако затем в последний день октября произошла трагедия – российский пассажирский самолет потерпел крушение над регионом Синай в Египте. Спустя несколько дней, когда начали распространяться слухи о возможной причастности ИГИЛ к инциденту, риторика стран Запада претерпела существенные изменения. В конечном счете, заявления о том, что Россия оказывает помощь террористам, стали выглядеть несостоятельно.

Тем не менее, несмотря на то, что гибель 224 пассажиров в значительной степени способствовала росту симпатии к России со стороны Европы и США, перспективы союза между Россией и НАТО по-прежнему оставались туманными. Ситуация радикально изменилась спустя ровно две недели после трагедии с российским самолетом, когда террористами ИГИЛ в Париже было убито 137 человек. Это стало прямым ударом по Франции – государству, обладающему значительным авторитетом среди европейских государств, после чего попытки НАТО изолировать Россию прекратились.

Франция традиционно неохотно поддерживала инициативы со стороны США по разжиганию вражды с Россией. В 2008 году именно Николя Саркози предпринял попытку вмешаться в действия Михаила Саакашвили, провоцировавшего вооруженный конфликт в Южной Осетии и Абхазии в надежде на спасительную помощь со стороны своих патронов в Вашингтоне. На протяжении украинского кризиса Франция избегала словесных перепалок с Россией, в то время как Франсуа Олланд не выражал энтузиазма в отношении украинских лидеров. Более того, в прошлом декабре в период наибольшего напряжения в отношениях России со странами Запада именно Франсуа Олланд лично прилетел в Москву для встречи с Владимиром Путиным, тем самым прервав неформальный бойкот, существовавший после вхождения Крыма в состав России.

Другим фактором, изменившим динамику отношений, стал инцидент с Турцией, которая на этой неделе сбила российский бомбардировщик. Не имеет значение то, насколько сложны в оценке причины этого события; важно то, что для России потеря своего пилота в условиях боевых действий была крайне болезненной. Так или иначе, в результате этого эпизода наметился глубокий раскол в НАТО. По сообщениям западных СМИ, ряд стран выступили с резкой критикой в отношении действий Турции. Всё это напоминает о серьезных проблемах, вызванных особенностями самой структуры НАТО, которая по факту делает членов организации неравными. В то время как нападение на Францию или Германию без сомнений повлечет за собой начало военных действий, не столь однозначной видится поддержка всеми членами НАТО Турции в случае, если возникнет реальная необходимость этого шага.

Показательным примером в этом смысле можно считать события 2008-го года, когда Грузия под руководством Михаила Саакашвили, которая затем предпринимала попытки вступить в НАТО, провоцировала Россию. Многие авторитетные аналитики склонны полагать, что запятнавший свою репутацию бывший президент Грузии искренне верил в то, что США и их союзники окажут Грузии поддержку. Но это заблуждение, основанное на представлении о том, что ядерный щит НАТО способен прикрыть государства, находящиеся на границе организации (и даже государства-кандидаты на вступление в НАТО) с тем, чтобы те могли позволить себе более жесткую риторику в отношении России. Все это напоминает известную русскую басню о слоне и Моське, когда мышь пытается рычать на лабрадора, зная, что за ее спиной находится ротвейлер.

Невозможно изолировать

Сегодня, когда о России говорят как о главном государстве в деле борьбы с международным терроризмом, можно с уверенностью сказать, что Россия не находится в изоляции. Но стоит задать вопрос: действительно ли Россия находилась в состоянии изоляции и была отделена от мирового сообщества. На этот вопрос следует ответить отрицательно.

Россия – крупнейшее государство в мире. Согласно всем признанным системам оценок, Россия занимает второе место в мире по военному потенциалу. До валютного кризиса, разразившегося в конце 2013-го года, Россия занимала пятую либо шестую строчку в рейтинге богатейших стран мира, соперничая с Германией за звание богатейшей страны Европы. Даже в условиях текущей экономической конъюнктуры Россия входит в число десяти крупнейших экономик мира по оценкам как Всемирного банка, так и Международного валютного фонда. Как только финансовая конъюнктура стабилизируется, и цены на нефть неизбежно начнут расти, Россия сумеет вернуть утраченные позиции. С точки зрения демографической ситуации, Россия обладает самым большим населением из европейских стран, почти вдвое опережая по этому показателю занимающую второе место Германию. Более того, по коэффициенту фертильности (1.8 рождений на женщину) Россия уверенно опережает Испанию (1.32), Италию (1.4), и Германию (1.38), но уступает Франции (1.98) и Великобритании (1.85).

Для некоторых аналитиков это может стать шоком, но исторический Запад – это еще далеко не весь мир. В период ухудшения отношений со странами НАТО и их союзниками в Азии (прежде всего, Японией и Южной Кореей), Москва в привычном для себя стиле поддерживала отношения с другими крупнейшими государствами. Отношения России с Китаем (который, по некоторым оценкам, стал крупнейшей экономикой мира) находятся на беспрецедентном подъеме, кроме того наблюдается позитивная динамика отношений России с Индией, Бразилией и ЮАР в рамках формата БРИКС. С учетом того, что на данный момент отношения между США и Китаем осложнены противоречиями в военно-морской сфере, Пекин пошел на ускоренное сближение с Москвой.

Совершенно очевидно, что пик негативного отношения к России в Северной Америке и ряде стран Европы пришелся на 2014 год. Однако демонстрацией возможностей пропаганды стал резкий поворот в антироссийском сознании, произошедший за последние несколько недель. Популярные американские медиа-ресурсы, такие как «Блумберг», «Уолл Стрит Джорнал» и «Нью-Йорк Таймс» не только ослабили огонь критики в отношении России, но и впервые за многие годы опубликовали ряд материалов с позитивной оценкой России.

Даже британский журнал «Экономист», традиционно занимающий антироссийскую позицию, признал, что «перед лицом общей угрозы со стороны Исламских террористов Россия и страны Запада могут пойти навстречу друг другу». Тем не менее, вопрос на миллион остается открытым: является ли сотрудничество по сирийской проблеме предвестником нового этапа отношений между Россией и НАТО, либо это всего лишь затишье в длительной истории противостояния? Как пел Боб Дилан, «ветер подскажет ответ».

Тем временем ожидается, что уже в четверг Владимир Путин представит свое виденье будущего отношений между Россией и Западом. В своем ежегодном обращении к Федеральному Собранию президент, вероятно, предложит сторонам оставить позади свои разногласия и объединиться в борьбе с терроризмом.

List of Comments

No comments yet.