Первые итоги операции в Сирии

Featured Image

Николай Пахомов

Эксперт «Rethinking Russia»

Объявив о начале вывода основной части российской военной группировки из Сирии, Владимир Путин в очередной и, скорее всего, не последний раз продемонстрировал, что Россия в своей внешней политике действует гибко, оказывая своими решительными и для многих непредсказуемыми шагами серьёзное влияние на весь ход мировой политики и международных отношений. Хотя пока рано оценивать всю совокупность причин и анализировать долгосрочные последствия принятого решения, некоторые важные моменты, необходимые для понимания как ситуации в Сирии, так и российской внешней политике в целом, можно отметить уже сегодня.

История зарубежных военных кампаний стран мира за последние, как минимум, пятьдесят лет позволяет утверждать, что ключевым, определяющим результат этих операций является своевременное решение об их окончании. Возможно, это оно даже более важно, чем решение о том, когда и как такие кампании начинать. Известно множество факторов, способствующих затягиванию этих операций: от неясных целей до желания сохранить политическое и идеологическое «лицо»; от искушения использовать «маленькие победоносные войны» для внутренних политических целей до неумения различить национальные интересы и интересы стран, которым оказывается военная помощь.

Объявленное президентом Путины решение позволяет говорить, что Россия не сделала многих ошибок. Российские военные лётчики, участвующие в сирийской операции, служат в Воздушно-космических силах России, а не Сирийской Арабской Республики. Можно предполагать, что руководство Сирии не отказалось бы продолжить полагаться на российских военных в обеспечении обороны страны и борьбе с терроризмом. Однако в Москве было принято другое решение.

Конечно, новость о начале вывода основной группировки российских сил в Сирии поставила вопрос о том, были ли достигнуты цели операции. Почти сразу же появились скептические оценки. Однако с такими выводами спешить не стоит. Прежде всего зададим вопрос: а какие задачи Россия в Сирии не выполнила? Позиции сирийских властей, попросивших о российской помощи, укрепились. Достигнуто перемирие, идёт переговорный процесс. Скептики указывают на существование «Исламского государства» — российские лётчики возвращаются, а террористическое образование по-прежнему контролирует значительную часть территории Сирии.

Примечательно, что среди подобных критиков было много тех, кто утверждал, что Россия с «Исламским государством» в Сирии не борется вовсе. Теперь, по их не лишённой проблем логике, получается, что Россия должна чуть ли не в одиночку бороться с террористической группировкой, опасность которой признана большинством международного сообщества. Конечно, для России в таком подходе много лестного, да и не привыкать россиянам спасать человечество.

Однако реалии таковы, что военные действия требуют серьёзнейших затрат ресурсов всех видов. А Россия при всех опасностях «Исламского государства» может потратить на борьбу с ним ресурсы ограниченные, для подлинной победы необходимо международное сотрудничество, с организацией которого уже несколько лет существуют большие проблемы в независимости от российской операции в Сирии. Ситуация настолько серьёзная, что Соединённые Штаты, их европейские и арабские союзники, в совокупности обладающие ресурсами, значительно превышающими российские, пока так и не смогли нанести «Исламскому государству» решающий удар.

Более того, достоянием общественности стали оценки западных специалистов, свидетельствующие о том, что российские удары оказались более эффективными, чем удары коалиции, возглавляемой США. И в одиночку Россия смогла сделать многое. Во-первых, список радикальных исламских группировок в Сирии не исчерпывается «Исламским государством», по многим из них, представлявшим для сирийского государства на текущем этапе большую опасность, чем ИГИЛ, Россия смогла нанести значительнейший удар. Во-вторых, наибольшую опасность для России в рядах всех этих экстремистских образований представляли выходцы из России и государств постсоветского пространства. Многие из этих боевиков были уничтожены. В-третьих, Россия помимо прямого ущерба «Исламскому государству» смогла и серьёзно повлиять на международную дискуссию о путях борьбы с ним. В ходе российской операции перед международной общественностью по-новому был поставлен ряд важнейших вопросов. Для примера назовём лишь два: Как финансируется ИГИЛ? Какова при этом роль поставок нефти в Турцию? Российские действия проиллюстрировали необходимость и эффективность взаимодействия с сирийскими властями для борьбы с «Исламским государством». Конечно, можно и без координации и корректировки до бесконечности с авианосцев в Персидском заливе бомбить песок, однако, в любом случае, необходимы силы для ведения наземных военных действий. Курдскими отрядами данной проблемы не решить…

Таким образом, даже подведение итогов российской операции с точки зрения борьбы с исламским терроризмом убеждает в наличии, мягко говоря, определённых результатов. Однако есть ещё перспектива российских внешнеполитических позиций, где достигнуто ещё больше.

Россия пришла на помощь своему союзнику. В результате положение союзника значительно укрепилось. На прочную и долгосрочную основу поставлено существование российских баз в Сирии, с которых, возвращаясь к борьбе с исламским терроризмом, никто не мешает России продолжить наносить удары по фундаменталистам. В боевой обстановке была проверена готовность значительного количества самых разных российских подразделений и продемонстрированы миру возможности этих подразделений.

Самое, пожалуй, важное, о чём можно говорить уже на нынешнем этапе: Россия уверено заняла место среди государств, активно действующих и определяющих положение на Ближнем Востоке. Развернулось даже российско-американское дипломатическое взаимодействие по определению будущего Сирии. Стало больше ясности в отношениях с Турцией. Российско-иракские отношения наполнились новым содержанием, укрепилось российско-иранское взаимодействие, пополнившись ещё одним направлением. Появились новые темы для обсуждения с Израилем, арабскими государствами. Углубились связи с курдами.

Повторим, всё это лишь предварительные итоги российской кампании в Сирии, начатой 30 сентября прошлого года. В ближайшее время станет доступно больше информации, позволяющей точнее оценить результаты российских действий. Однако уже сегодня ясно, что данная операция стала ещё одним доказательством того, что Россия – не объект, а полноправный, активный и влиятельный субъект международных отношений.

List of Comments

No comments yet.