Пока Европа боролась с ветряными мельницами, террористы ударили в самое сердце ЕС

Featured Image

Александр Станчев

Брюссель

Пока Евросоюз противостоял России в ходе гибридной войны, террористы ударили в «самое сердце Европы» (именно эта надпись присутствует на логотипе Брюссельского аэропорта, расположенного в Завентеме). Между тем своим поведением политические элиты ЕС не только в других европейских странах, но и в самой Бельгии напоминают Дон Кихота. Мы столкнулись лицом к лицу с исламским терроризмом, и в наших собственных государствах все больше и больше молодых людей становятся приверженцами радикализма. Однако на сегодняшний момент мы впустую потратили слишком много времени и усилий на борьбу с «агрессивным путинизмом», «Кремлевской пропагандой» и другими абсолютно бессмысленными вещами. Теперь мы пожинаем плоды «арабской весны», столь тепло встреченной нами несколько лет назад, но превратившейся позднее в «исламистскую зиму». Тем не менее нам продолжают твердить, что реальная угроза исходит от России. Как в свое время Дон Кихоту, нам говорят бороться с ветряными мельницами, то есть с гибридной войной, которую якобы ведет Россия. Хотя ЕС, по сути, представляет собой экономического, а никак не военного, гиганта, нам навязывают представление, что НАТО и Евросоюз обладают равным весом.

Тем временем реальный враг уже не у наших ворот, а среди нас. Он может вместе с нами стоять на остановке в ожидании автобуса, быть в одной очереди в аэропорту или же ехать на машине в туннеле. Этот список бесконечен, и от этого становится еще страшнее. Хотя Дон Кихот готов броситься в атаку на ветряные мельницы в полном убеждении, что они являются теми самыми гигантами, у него нет никакого оружия, чтобы с ними бороться. Вместе с тем те, кто призывают к противостоянию гибридной войне, развязанной Россией, указывают, что военные силы НАТО на границе с РФ служат этим оружием.

Руководство ЕС и европейских государств ведет настоящую борьбу за умы и сердца простых европейских граждан. Многие из них приравнивают Михаила Ходорковского к Сахарову, в их глазах Путин становится Брежневым, а сама Россия начинает рассматриваться в качестве Советского Союза. Другими словами, Россия напоминает СССР, в лучшем случае, 1970-х годов, в то время как прогрессивная Европа опережает ее по уровню развития, а сами европейцы живут в счастливых 1990-х годах. Если мы придерживаемся именно такой точки зрения, то это значит, что мы просто не понимаем, где и в каком времени мы находимся. Нам нужно трезво взглянуть на происходящее. В мире происходят масштабные, кардинальные изменения, и если мы будем их игнорировать, то превратимся в Дон Кихотов, то есть окажемся в воображаемом мире собственных страхов.

За последние два года участились требования свести к минимуму сотрудничество с Россией во всех возможных сферах. Но что это означает на практике? После терактов в Париже в ноябре 2015 года эксперты и политики признали, что взаимодействие между спецслужбами находится на неприемлемо низком уровне, даже в рамках самого ЕС, особенно когда дело касается обмена разведданными. С пугающей частотой к нам продолжают поступать сообщения, что высокопоставленные политики и главы национальных агентств безопасности постфактум заявляют, что «у нас заранее была информация о готовящихся терактах», «у нас были некоторые зацепки» или «мы начали только разрабатывать эту версию». В условиях, когда у России, Евросоюза и США имеется один общий враг, исламский радикализм, каждый канал информации крайне значим. Есть еще один момент, в отношении которого разногласий нет и быть не может: всем нам необходимо бороться с факторами, породившими терроризм. И если мировое сообщество не сможет объединиться под началом этих трех ведущих сил и совместными усилиями искоренить терроризм, призывы к борьбе с ним превратятся в бессмысленный лозунг. Для того чтобы выступить единым фронтом против исламистов, огромное внимание следует уделять более тесному сотрудничеству и обмену информацией.

К сожалению, так сложилось, что Россия на своем горьком опыте сильнее всех ощутила, что такое терроризм. В странах Западной Европы, особенно таких небольших, как Бельгия, ситуация иная. Для многих из нас здесь терроризм существовал в форме некоего абстрактного понятия. В отличие от Франции или Великобритании Бельгия — это не «плавильный котел», в котором смешиваются разные народы. Будучи многонациональным городом, Брюссель при этом остается по большей части городом бюрократии. Последний раз Бельгия сталкивалась с террористической угрозой в середине семидесятых и восьмидесятых годов XX века, во времена, когда Европе угрожали левые радикалы-террористы, в том числе организации «Красные Бригады» в Италии, «Фракция Красной Армии» в Германии и «Прямое действие» во Франции. Бельгия никогда не проводила такую активную внешнюю политику, как Великобритания, Франция или Германия. До сих пор неясно, имели ли бельгийские секретные службы какие-либо данные о возможной террористической угрозе, но совершенно точно можно сказать, что простые люди не задумывались о подобном, по крайней мере, уже в течение нескольких лет.

Затем ситуация изменилась, и после нападения на редакцию «Шарли Эбдо» (Charlie Hebdo) и атак в Париже в ноябре 2015 года страх овладел всеми жителями Бельгии: как самими бельгийцами, так и гражданами других стран, временно проживающими в этой небольшой стране ЕС. Бельгийцы со все возрастающим беспокойством следили за тем, как некоторые молодые люди покидали их страну, чтобы влиться в ряды ИГИЛ. Мы отдаем все силы поиску решения миграционного кризиса. Сегодня, к сожалению, мы видим, как популистские и крайне правые партии сколачивают себе политический капитал, спекулируя на том, что службы безопасности вовремя не дали четкий ответ на миграционный кризис. И теперь, также к большому сожалению, может случиться так, что преследование честных и работящих людей только за то, что они мусульмане, станет частью нашей повседневной жизни. Многие политики правого толка воспользуются страхом, охватившим общество, и для усиления своих позиций прибегнут к агрессивным высказываниям, только разжигающим вражду и ненависть. А затем может случиться так, что на волне ненависти и насилия произойдет новый теракт где-нибудь в Европе и возникнет порочный круг, когда ненависть и насилие будут порождать ненависть и насилие. Если мы позволим этому случиться, мы сами станем виновниками подрыва устоев ЕС.

Накал эмоционального напряжения в первые часы после терактов в Брюссельском аэропорту и метро очень высок. Тем не менее по мере того, как ужас пережитого и боль этой трагедии начнут стихать, нам предстоит переосмыслить образ врага. Здравый смысл подсказывает нам, что мы должны найти ответы на решение реальных проблем безопасности, а не стремиться к конфронтации с Россией – страной, являющейся нашим надежным союзником в борьбе с исламским радикализмом. В противном случае мы уподобимся Дон Кихоту и, будучи исполненными благородных намерений, будем воевать с ветряными мельницами. Такой подход не способствовал бы укреплению безопасности в Европе.

List of Comments

No comments yet.